С молотка или под молот: какой будет дальнейшая судьба бывшего завода «Большевик»

С молотка или под молот: какой будет дальнейшая судьба бывшего завода «Большевик»

В каком состоянии предприятие сейчас, можно ли его сохранить и стоит ли это делать

Цей матеріал також доступний українською
С молотка или под молот: какой будет дальнейшая судьба бывшего завода «Большевик»

Первый киевский машиностроительный завод, известный киевлянам как завод «Большевик», вероятно, доживает свой последний год. Фонд госимущества Украины планирует выставить его на открытый аукцион в июне текущего года, если парламент окончательно снимет запрет на проведение аукционов по большой приватизации. Недавно соответствующий закон был проголосован в первом чтении, и чиновники в ближайшее время ожидают его поддержки в целом.

Советником по приватизации выступает украинское представительство компании KPMG, входящей в четверку ведущих консалтинговых компаний мира. В настоящее время сотрудники компании проводят оценку всех активов, имущества, территории, оставшихся от бывшего промышленного гиганта. По результатам этой работы KPMG предложит Фонду госимущества стартовую цену для аукциона и постприватизационные условия для потенциального покупателя. А именно – стоит ли требовать от него сохранения производства на этой промышленной площадке.

Предложения KPMG, доработанные ФГИУ, должно утвердить правительство. После этого будет объявлен аукцион. Впрочем, уже сегодня чиновники от Фонда преимущественно называют предприятие не «завод», а «имущество» или «территории». Mind побывал на предприятии, чтобы узнать, в каком состоянии оно сейчас и чего ждать от приватизации.

Почему заводу трудно работать в центре Киева? В 2018 году в рамках декоммунизации заводу «Большевик» вернули историческое название – Первый киевский машиностроительный завод. В этом году предприятию исполняется 139 лет. В советское время завод был уникален тем, что производил сверхбольшие стационарные станки и оборудование для шинной, резиновой, кабельной, угольной, нефтяной промышленности, строительства метрополитена. Это штучный товар, его не поставишь на конвейер – так изготавливался под заказ.

На сегодня из 36 цехов завода работают только два, остальные разрушены до такого состояния, что восстановлению не подлежат. Из 6000 работников осталось 213, и те – в основном специалисты преклонного возраста. Долги превысили 500 млн грн, из них 320 млн – налоговые и земельные и 150 млн – перед коммерческими структурами. Еще есть задолженность по ЕСВ, хотя текущие зарплаты работники получают вовремя.

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»
Фото: УНИАН

«Завод в среднем имеет доход примерно 40 млн грн в год. Из них от производственной деятельности – 5 млн грн, а 35 млн грн – от предоставления в аренду помещений и территории», – рассказывает Тарас Елейко, заместитель председателя ФГИУ. Всего у предприятия насчитывается около 100 арендаторов, 20% из них осуществляют производственную деятельность, а 80% – коммерческую.

Крупнейшим активом завода является земля – ​​35 га напротив станции метро «Шулявская». Это район, расположенный недалеко от центра, с хорошей транспортной развязкой и устойчивой инфраструктурой. И эта земля давно интересует чиновников и коммерсантов.

«За площадку почти в центре столицы мы платим 40 млн грн налога на землю, поэтому я не вижу возможности развиваться в Киеве. Здесь у нас работает один цех с крупногабаритным оборудованием, где по заказу своего дочернего предприятия из Жашкова мы делаем операции, которые оно само делать не может. Наша задача – перенести туда оборудования из Киева, чтобы сохранить производство», – объясняет Леонид Крупник, и.о. председателя правления АО «Первый киевский машиностроительный завод».

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»

Фото: УНИАН

Почему и как сокращалось производство на заводе? Основные рынки сбыта для бывшего «Большевика» – это страны СНГ и Юго-Восточной Азии, в частности Шри-Ланка, Индия, Вьетнам. В декабре 2020-го, впервые за последние несколько лет, завод отправил крупный заказ в Шри-Ланку – резиносмеситель прямого действия. По словам нынешнего директора завода, менеджмент работает над тем, чтобы возродить сотрудничество на этих рынках.

«Сегодня 90% заказов мы получаем от небольших предприятий, работаем с угольной промышленностью. Сейчас разрабатываем документацию для строительства и запуска линии роликов для шахтных конвейеров. Мы делаем это на площадке своего дочернего предприятия в Жашкове под Киевом», – рассказывает Леонид Крупник. Там у завода площадка в 11,5 га, рабочий цех, к которому планируют пристроить еще три пролета, чтобы перенести оборудование, необходимое для полноценной работы.

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»
Фото: УНИАН

Похоже, отстаивать сохранение производства именно на промышленных площадях в Киеве не собирается и сам владелец завода – Фонд госимущества. По крайней мере, такой прямой задачи советник по приватизации, компания KPMG, от ФГИУ не получал.

«Сохранение производства может быть одним из постприватизационных условий. Но, если владельцы захотят его сохранить, у завода есть производственная площадка в Жашкове. Если экономически целесообразнее перенести производство в другое место, то это будет на усмотрение новых владельцев», – отметил Тарас Елейко. Окончательные условия приватизации «Большевика» будет рассматривать и утверждать Кабмин.

Почему коллектив против переноса производства? Люди, которые сейчас работают на заводе, считают, что именно ФГИУ, которому принадлежит 100% акций завода, довел предприятие до такого плачевного состояния, когда цеха разграблены, а счета арестованы. Фонд должен был управлять работой завода через Наблюдательный совет, но этого не делал.

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»
Фото: УНИАН

«Десятилетиями Фонд не обращал внимания на работу предприятия. Смотрите, что происходит: за один год сменилось четыре директора, приходят неспециалисты – то был банкир, теперь строитель. Они не знают производства, не чувствуют его, не принимают долгосрочные заказы. У наших специалистов есть программа развития завода, мы могли бы изготовить 13–15 комплектов оборудования, форматоров, вулканизаторов для резиновой промышленности. Когда-то такие станки мы поставляли в США, они и сейчас готовы у нас их купить. Но такие заказы тихонько спрятали», – жалуется Валерий Скрипка, председатель заводского комитета профсоюзной организации.

Работники собираются бороться за то, чтобы сохранить завод на территории Киева. И хотя они осознают, что полностью восстановить мощности уже не удастся, настаивают: часть цехов можно отремонтировать, купить несколько новых станков – и завод будет работать.

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»
Фото: УНИАН

Среди предложений коллектива – выставить на аукцион сотни тонн металлолома, оставшегося в заброшенных и разрушенных цехах, а за вырученные деньги выплатить налоговые долги и провести модернизацию. Годами этот лом просто потихоньку вывозили с территории предприятия.

На заводе также есть готовый проходной комбайн для строительства метро, ​​который лет 10 назад заказала киевская власть, но так и не выкупила. Его тоже можно продать.

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»
Фото: УНИАН

По словам руководителя профсоюза, топ-менеджмент на предприятии меняется в среднем каждые три месяца. Новые директора приводят с собой и среднее звено управления – появляются директора по развитию, по экономике, но не было ни одного профильного специалиста. Поэтому развития не происходит, как и не заключаются долгосрочные контракты.

«Мы в этом видим просто желание погубить завод. Чиновники хотят здесь возвести жилой массив, например, «Шулявский». Мнение о полном переносе производства в Жашков – неправильное. Наше оборудование – например, станок весом 90 тонн и высотой 20 метров – нельзя перевезти, он по дороге просто разрушится», – настаивает Валерий Скрипка.

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»
Фото автора

По словам рабочих завода, специалисты-оценщики, которые ходят сейчас по цехам, задают только один вопрос: «Сколько весит тот или иной станок?».

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»
Фото автора

Почему все не столь однозначно? Чиновники ФГИУ придерживаются своей позиции относительно завода. «Это акционерное общество, производство нельзя привязывать к конкретному месту. Если инвестор захочет построить еще три цеха на другой площадке, мы не можем ему запретить. Если будет условие сохранения производства, оно не будет привязываться к конкретным территориям», – отстаивает позицию Фонда Тарас Елейко.

По его словам, сейчас есть две составляющие: с одной стороны – производство, с другой – территории, которые завод не использует. Производство требует больших инвестиций в оборотный капитал, реновацию, развитие рынков. Но и для развития территорий понадобятся большие инвестиции. Фонд и правительство утвердят постприватизационные условия, а уже новый собственник примет решение о развитии этого предприятия.

На заводе считают, что цех в Жашкове должен и дальше работать, но там нет таких специалистов, как в Киеве. А переезжать в Черкасскую область вряд ли кто-то из них согласится. Впрочем, ФГИУ уже полностью сделал ставку на предложения от KPMG.

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»
Фото: УНИАН

Насколько «лакомым куском» являются 35 га земли под заводом? Следует понимать, что ФГИУ продает не землю, а права собственности на юридическое лицо, которое арендует эту землю. На сколько лет получено право аренды – неизвестно. Но это важный фактор при ценообразовании, пояснил в комментарии Mind директор компании STOKMAN Сергей Овчинников.

Целевое назначение земельного участка, на котором расположен завод, – строительство. «На таком участке строить жилье и/или торговые центры нельзя, необходимо менять целевое назначение надела. Это требует финансовых и временных ресурсов. К тому же весьма затратной является и подготовка участка к строительству – демонтаж, ТЭО и т.д.», – отметил эксперт.

Якою буде подальша доля колишнього заводу «Більшовик»

По оценкам игроков девелоперского рынка, для того чтобы только начать строительные работы на месте завода, необходимо вложить около $30–40 млн.

«Участок перспективный, но его цена в 1 млрд грн, озвученная ФГИУ, с учетом долгов и необходимых инвестиций, которые необходимо вложить в подготовку надела, – завышенная», – считает Сергей Овчинников.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате