Весеннее обострение пандемии: 4 причины усиления COVID в Европе

Весеннее обострение пандемии: 4 причины усиления COVID в Европе

Почему число инфицированных снова растет несмотря на вакцинацию

Цей матеріал також доступний українською
Весеннее обострение пандемии: 4 причины усиления COVID в Европе

В январе – феврале во многих странах Европы пандемия стихала на фоне вакцинации населения, но в марте начала в очередной раз разгораться. Число новых случаев инфицирования в ЕС  подскочило с 200 на миллион человек в середине февраля до 270 на 1 млн в марте.

Эксперты называют несколько причин весеннего всплеска заболеваемости. Это новые, более заразные, штаммы коронавируса, вакцинный скептицизм населения, чрезмерная осторожность европейских властей и их реактивный подход к проблеме пандемии.

Mind предлагает узнать подробнее об этих четырех факторах, усугубляющих ситуацию с COVID, в странах Европы.

Новые быстро распространяющиеся штаммы

Все вирусы – в том числе и SARS-CoV-2, вызвавший пандемию COVID-19, – эволюционируют со временем. Изменений в геноме коронавируса, называемых мутациями, выявлено тысячи. И некоторые комбинации этих мутаций породили более заразные варианты (штаммы) SARS-CoV-2. В начале февраля в Европе таковых насчитывалось пять, а в марте их стало восемь.

«Есть восемь вариантов SARS-CoV-2, вызывающих у нас наибольшую обеспокоенность. Каждый из них – более трансмиссивный, чем оригинальный вирус. Некоторые на 70% заразнее», – сообщил на этой неделе Бруно Чианчио, глава секции наблюдения в Европейском центре профилактики и контроля заболеваний.

Самым часто выявляемым вариантом SARS-CoV-2 стал «британский» штамм B.1.1.7, который впервые был обнаружен в Англии в сентябре 2020 года и очень быстро распространился на весь континент. В Британии на B.1.1.7 приходилось 43% новых случаев инфицирования коронавирусом в декабре и 93% – в феврале. В остальной Европе доля «британского» штамма среди новых случаев заражения повысилась с 27% в декабре до 74% в марте.

Исследования показывают, что B.1.1.7 не только заразнее, но и на 30–100% смертоноснее оригинального вируса SARS-CoV-2. Однако вскоре его потеснят еще более патогенные варианты.

По словам Бруно Чианчио, власти ЕС обеспокоены распространением двух штаммов, прибывших с других континентов. В 18 странах Евросоюза было зафиксировано 900 заражений «южноафриканским» вариантом B.1.351, а также 200 случаев заражения «бразильским» вариантом P.1 в девяти европейских странах.

Оба эти штамма отличаются устойчивостью к выработанным против SARS-CoV-2 антителам и способны заражать переболевших и привитых людей. Так, недавнее исследование показало, что вакцина ChAdOx1 от «южноафриканского» варианта B.1.351 практически не защищает.

Вакцинный скептицизм

«Европа – это мировой эпицентр вакцинного скептицизма. Этот скептицизм сформировался еще до COVID, и сейчас проявляются его последствия», – пишет New York Times.

В исследовании, опубликованном в журнале Nature Medicine, жителей 19 стран спрашивали, сделают ли они прививку от COVID, если будут знать, что «безопасность и эффективность вакцины подтверждена». В Китае 89% людей ответили «да». В США – 75%. А в странах Европы утвердительных ответов было меньше: 68% – в Германии, 65% – в Швеции, 59% – во Франции и 56% – в Польше.

Почему именно в Европе так много антипрививочников? Одним из оснований для вакцинного скептицизма послужили медицинские скандалы, память о которых еще свежа. Так, в 2009 году в Северной Европе миллионы детей были привиты британским препаратом от свиного гриппа Pandemrix, после чего у сотен из них возникла нарколепсия – неврологическое заболевание, проявляющееся приступами непреодолимой сонливости и внезапного засыпания.

Недоверие европейцев к вакцинам усилили многочисленные теории заговора, которые, как писал Mind, обрели широкую популярность в период пандемии. Например, в декабре 2020 года много шума в европейских СМИ наделала петиция, подписанная бывшим вице-президентом фармацевтического гиганта Phizer Майком Йедоном. В ней содержался призыв остановить испытание вакцин от COVID по причине того, что они могут вызывать женскую стерилизацию. Последовавшие опровержения мифа о стерилизации не смогли полностью искоренить порожденные этим мифом страхи.

Излишняя предосторожность властей

На этой неделе в Европе разразился громкий скандал вокруг вакцины, разработанной англо-шведской фармкомпанией AstraZeneca и Оксфордским университетом. В понедельник власти Германии, Франции, Италии и Испании объявили о временном прекращении применения этого препарата. Возник «эффект домино», и вскоре аналогичное решение приняли еще 15 стран.

«Принцип предосторожности – буквально убивает Европу. Европейские лидеры уничтожили доверие к вакцине AstraZeneca, и из-за этого умрет еще больше людей», – пишет британский журнал Telegraph.

Каскад запретов вакцины AstraZeneca произошел из-за предупреждения о чрезвычайно редких случаях возникновения тромбов и кровоизлияний в мозг. В Германии, например, у семи пациентов из 1,6 млн вакцинированных человек был обнаружен тромбоз церебральных вен.

Докладывая об этих случаях, Европейское агентство по лекарственным средствам указывало на примерно одинаковую вероятность их возникновения у привитых и непривитых людей и рекомендовало продолжить использование вакцины AstraZeneca. Однако правительства стран ЕС предпочли от нее отказаться. По убеждению экспертов, из-за этой излишней предосторожности число заражений, госпитализаций и смертей в Европе повысится, а желающих сделать прививки от COVID станет меньше.

Конфликт между интересами экономики и здравоохранения

Помимо краткосрочных причин, в Европе есть и долгосрочный фактор ускорения пандемии. По мнению экспертов, стратегия реагирования большинства правительств на COVID такова, что периоды спада заболеваемости неизбежно будут сменяться очередным ростом до тех пор, пока население не приобретет коллективный иммунитет.

«Страны Европы не объединяются для того, чтобы попытаться полностью извести вирус. Они лишь ужесточают ограничения, когда число заражений высокое, и смягчают их, когда ситуация улучшается. Это перманентная игра, которая не закончится до проведения массовой вакцинации», – рассуждает Джоан Бенач, профессор в области общественного здравоохранения в Университете Помпеу Фабра в Барселоне.

По его словам, Европа могла бы использовать стратегию «нулевого COVID», успешно примененную Китаем и другими восточноазиатскими странами. Но европейские правительства гораздо более склонны применять «реактивный, а не проактивный» подход, прогибаясь под требования бизнес-сектора.

Тревогу вызывает тот факт, что в настоящее время европейские авиакомпании добавляют сотни рейсов в связи с увеличением пассажиропотока. При этом для перелета из Германии в Испанию немцу достаточно показать отрицательный ПЦР-тест на коронавирус, и по прибытию назад ему не нужно проходить карантин. Активность таких авиаперелетов возрастает на фоне новостей о начале в Германии третей волны COVID и о появлении в Европе нового «французского» штамма коронавирусной инфекции SARS-CoV-2, который не распознают ПЦР-тесты.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате