Заболело в мире
155,918,548
Умерло в мире
3,258,269
Вылечилось в мире
133,382,771
Заболело в Украине
2,097,024
Умерло в Украине
45,451
Вылечилось в Украине
1,711,709
Короли контрабанды: почему санкционный список увеличивается

Короли контрабанды: почему санкционный список увеличивается

А вопросы к нему остаются (и какие именно)

Цей матеріал також доступний українською
Короли контрабанды: почему санкционный список увеличивается

15 апреля СНБО распространил антиконтрабандные санкции еще на 12 лиц, теперь в нем уже 22 фигуранта. За две недели, прошедшие с появления в Украине первого санкционного спискабыло сделано немало критических заявлений, центральным тезисом которых было: «Список неполный – самых одиозных фигур в нем нет, это не война с контрабандой, а передел рынка под своих». В ответ звучало примерно следующее: «Когда суды отпускают, а силовики крышуют, санкции СНБО –  последнее средство повлиять на контрабандистов». Лично президент Украины Владимир Зеленский 15 апреля отметил: «...Применяться санкции будут к 12 людям – физическим и юридическим лицам. И это тоже не финал».

Поэтому война с контрабандистами будет продолжаться. Кто главный инициатор этой кампании, лишит ли она страну контрафактных товаропотоков и кого защищают от санкций СНБО – на эти и другие вопросы искал ответы Mind.

Для чего понадобились санкции СНБО против контрабандистов?

Официальное объяснение появления такого необычного инструмента борьбы с контрабандой, как персональные санкции от Совета национальной безопасности и обороны Украины, очень простое – все остальные средства, предусмотренные законодательством, оказались бессильными. Ни НАБУ, широко занимавшееся контрабандистами, ни САП, ни ГПУ и СБУ, где только недавно наконец упразднили подразделение по борьбе с экономическими преступлениями, решить проблему не могут. По крайней мере, продемонстрировали свою несостоятельность.

И вот за этот вопрос впервые взялся СНБО –  координационный орган по вопросам национальной безопасности и обороны при президенте Украины. Не следственный, не судебный, а не исполнительный – координационный. То есть президент Украины лично предлагает нам принять эту новую реальность. А СНБО в свою очередь получил указание распространить «распределение» санкций на другие направления, в частности, на подходе –  «конвертационные» списки.

Критики привлечения СНБО к борьбе с контрабандой настаивают на фактической ничтожности санкций в качестве наказания. Мол, попадание в «реестр» никоим образом не повлияет на противоправную деятельность фигурантов списков. Однако выяснилось, что последствия все же могут быть очень неожиданными. И речь идет не только об аресте активов и открытии или возобновлении уголовных дел.

Попадание в санкционный список уже стало поводом для лишения гражданства Украины двух известных контрабандистов с двумя паспортами – Вадима Альперина (гражданство Израиля) и Александра Еримичука (гражданство Румынии). Третьим лишенным гражданства Украины стал Араик Амирханян (гражданство Армении). Амирханяна нет ни в первом, ни во втором списках СНБО, однако по информации источников в Офисе Президента он также попал в поле зрения СБУ из-за якобы причастности к контрабанде. Сейчас уже есть информация, что в отношении этой тройки готовится процедура депортации из Украины.

Таким образом, мы имеем дело с уникальным явлением – совершение якобы доказанных преступлений (санкции СНБО должны же на чем-то базироваться) в Украине влечет за собой не уголовное наказание, а депортацию. Хорошо это или плохо с точки зрения правонарушителя – вопрос открытый, ведь тоска по родине все же немного легче переносится, чем заключение.

Кто формирует санкционные списки?

Кроме новых «реестров», мы получили ответ на едва ли не самый дискутируемый вопрос: а кто именно составлял списки контрабандистов для СНБО? На него ответила Служба безопасности Украины, подтвердив, что именно она стоит за отбором фамилий. Следовательно, и вопросы о том, почему в списке «королей контрабанды» не хватает многих одиозных фамилий, также должны быть адресованы прежде всего СБУ.

Интересно наблюдать, как при формировании второго санкционного списка была частично учтена критика по поводу его первой итерации и были добавлены отдельные давно известные участники процесса. Так, на первом месте в списке №2 оказался Денис Аминев, о котором, как одном из самых известных одесских контрабандистов, упоминал бывший одесский губернатор Михаил Саакашвили в выпуске передачи «Свобода слова Савика Шустера», посвященном контрабанде.

В то же время второму списку присуща та же особенность, что и первому: оба содержат раскрученные в СМИ фамилии персон, которые являются фигурантами уголовных дел о фактах контрабанды на сотни миллионов гривен.

Кто попал под санкции за контрабанду?

Что касается первой десятки СНБО, то ее «фронтмен» Вадим Альперин – наиболее медийная персона среди украинских контрабандистов. Самый известный факт биографии Альперина – история с захватом в 2008 году сомалийскими пиратами украинского судна «Фаина». Именно Альперин был владельцем судна, и именно он вел с пиратами переговоры, которые закончились освобождением украинских моряков. Впоследствии он (один из немногих серьезных игроков) стал фигурантом нескольких громких дел о ввозе в Украину товаров по заниженным ценам.

Чуть менее известный, но не менее яркий фигурант списка СНБО Орест Фирманюк. В том же 2019 году тогдашний руководитель Гостаможслужбы Максим Нефедов называл Фирманюка, Альперина и Виктора Шермана «главными контрабандистами страны». Еще один «реестровый» контрабандист – Валерий Пересоляк. В Википедии о нем исчерпывающе сказано: «Украинский таможенник-контрабандист и футбольный функционер». До 2016 года Пересоляк был заместителем руководителя управления по рискам и противодействию правонарушениям Закарпатской таможни.

Хорошо известен общественности и Денис Аминев. Вот как вспоминал о нем исполняющий обязанности председателя Государственной фискальной службы Украины Мирослав Продан три года назад: «В Одессе задержали экс-сотрудника местной таможни Дениса Аминева, которого подозревают в краже контейнеров с нерастаможенным грузом на 154 млн гривен».

О бывшем заместителе начальника оперативного управления по борьбе с контрабандой и таможенными правонарушениями – начальнике отдела производства по делам о нарушении таможенных правил Львовской таможни Владимире Полуситке – местная пресса писала давно, но безрезультатно.

Аналогично СМИ освещали и дело экс-сотрудника Генпрокуратуры Сергея Сердюка, который еще в 2018 году проходил по делу того же Дениса Аминева об исчезновении контейнеров, арестованных на Одесской таможне.

Похожая картина и по многим другим позициям из списка. Такое себе выходит откровение от СНБО: под санкции попадают люди, которые прошли через множество уголовных дел и остались на свободе. К тому же большинство в списках – граждане Украины, которых не депортируешь. Видимо, поэтому реакция на санкции даже представителей партии власти была в основном сдержанной или вообще критической.

Так, председатель Верховной Рады Дмитрий Разумков выразил особое мнение по поводу введения санкций против украинских компаний и граждан на заседании СНБО. Он напомнил, что в соответствии с законом о санкциях их нельзя применять к украинским гражданам и компаниям. «Что касается российских компаний, я поддержал санкции в полном объеме. Что касается украинских граждан, украинских компаний... Если мы вводим против них санкции, то это должно быть по результатам задержаний, вручения подозрений, возможно, уже решения суда», – сказал Разумков в эфире телеканала« Украина 24 ».

Однако решение принято, и стоит рассмотреть его последствия.

Как «пассивные» контрабандисты вытесняют «активных»?

Во-первых, следует помнить, что таможенные платежи формируют около 40% поступлений в государственный бюджет Украины, и здесь действительно речь идет о сотнях миллиардов гривен. Важно также понимать, что в соответствии со ст. 458 Таможенного кодекса Украины нарушение таможенных правил является административным правонарушением и влечет за собой наложение штрафов либо конфискацию товаров или транспортных средств.

То есть контрабанда, за исключением наркотиков и оружия, в Украине декриминализирована.

Контрабанда по определению происходит в виде активных действий. То есть контрабандист незаконно перемещает через границу запрещенные вещи или осуществляет импорт/экспорт обычных товаров по поддельным документам с целью занижения их стоимости и соответственно уменьшения объема таможенных сборов.

Самый распространенный метод – сокрытие. Вариантов множество: помещение одного товара в другой или перевозка вместе с задекларированным товаром незадекларированного. Контрабанду очень часто прячут в конструктивных полостях транспортных средств.

К слову, специалисты по борьбе с наркотрафиком говорят, что обычный серьезный контрабандист никогда не возьмется перевозить наркотики или оружие, потому что там есть своя специфика и слишком большие риски. А суммы, которые можно заработать на бытовой контрабанде, более-менее сопоставимы. Особенно, если помнить, что за обычную контрабанду у нас предусмотрено только административное наказание.

Поэтому гораздо более спокойное дело – «серый» импорт обычных бытовых товаров, который приносит такие большие деньги, что на их можно заказать, скажем в «Старк Индастриал», кнопку «невидимость» для лишних – от рядового таможенника до судей и даже сотрудников прокуратуры.

Но старая школа «активной» контрабанды крайне низко эффективна по сравнению с контрабандой, которую можно определить как «пассивную». Последняя предполагает, что главный выгодоприобретатель от пересечения границы «серым» импортом или «черным» экспортом – это госчиновник высокого ранга, который сам ничего никуда не двигает и не перемещает. Это делают «согласованные» на высшем уровне люди, о которых прекрасно осведомлены на таможне, а само время пересечения товаром таможенной границы определено наверху для предоставления «зеленого коридора».

В общем фигуранты списков как-то так примерно и работали, но уровень вертикальной интеграции у них был не очень развит. И «прикормленные» таможенники у них были, и к судьям с прокурорскими они подходы имели. Но, как утверждают информированные источники, кому-то стало казаться, что контрабандисты в Украине слишком независимые – даже «прикормленные» таможенники у каждого свои.

Напомним: после заседания СНБО 2 апреля более 100 сотрудников Гостаможслужбы, среди которых – руководители таможен и таможенных постов, были отстранены от исполнения своих должностных обязанностей.

Поэтому, говорят близкие к СНБО источники, и было принято решение строить жесткую вертикаль, в которой именно «пассивная» контрабанда должна стать если не единственно возможной формой этого специфического бизнеса, то доминирующей – точно. И контролироваться она должна из единого центра. На вопрос, где именно этот центр может находиться, опосредованный ответ могут дать фамилии, которые СНБО – а точнее, СБУ – упорно не желает включать в санкционные списки.

Из чего состоит контрабанда?

Что касается ее товарной структуры, то, по данным Ukraine Economic Outlook, наибольшую часть (около 20%) составляют оборудование и электротехника, на втором месте (14%) – товары химической промышленности, на третьем (10%) – транспортные средства. Далее идут текстиль и одежда – приблизительно 10%, овощи – 6,8%, продукты питания – 5,4%, другие позиции – в пределах 3–4%.

Едва ли не половина санкционного списка СНБО – это действительно только  организаторы импорта в Украину турецкого текстиля, одежды и обуви по заниженным ценам. Зато тех, кто контролирует крупнейший в денежном выражении «серый» поток, который приходится на электронику (в первую очередь – телефоны, компьютеры и другую бытовую технику), в списке нет.

Однако специалисты главной причиной развития контрабанды считают несоблюдение норм действующего законодательства. Проще говоря – коррупцию на таможне и в пограничной службе. И исправить ситуацию должно было бы не СНБО, а руководитель Государственной таможенной службы, потому что это его главная задача.

Но, как и во многих других сферах, исправлять ситуацию некому и некогда: за прошлый год на этом посту сменилось трое руководителей: Максим Нефедов, двое и.о. – Игорь Муратов и Андрей Павловский. И наконец должность получил нынешний глава ГТС Павел Рябикин.

О чем это может свидетельствовать? Источники в контрразведке СБУ видят главными причинами войну мощных центров влияния за контроль над таможней и неспособность власти принять окончательное решение под давлением слишком заманчивых предложений от участников процесса.

Это доказывает и фигура нынешнего руководителя Гостаможслужбы Павла Рябикина, которого, по информации источников, приближенных к ГТС, курирует лично руководитель Офиса Президента Андрей Ермак. А непосредственное участие в согласовании кандидатуры Рябикина принимал член «предвыборной» команды Зеленского Илья Павлюк – давно известный как «черновицкий король контрабанды».

Именно на основании этих наблюдений специалисты делают неутешительный прогноз: украинский производитель вообще не почувствует никаких изменений от текущей войны с контрабандой, потому что «серый» импорт никуда не денется. Как не пополнится и госбюжет дополнительными сотнями миллиардов гривен, так как все расчеты стоимости «серого» импорта взяты с потолка, где они и останутся.

За что предоставляется индульгенция от попадания под санкции?

Именно близость к Владимиру Зеленскому объясняет отсутствие Ильи Павлюка в санкционном списке. А его связи и окружение могут объяснить отсутствие еще нескольких фамилий. Например, Сергея Бадяка, который имеет отношение к обеспечению беспрепятственного пересечения европейской границы грузовиками с нелегальными сигаретами.

К Бадяку ведет цепочка от экс-таможеника из Львовской области Ивана Бокало, которому как раз не повезло – он попал под горячую руку СНБО еще в первом списке. Несколько лет назад Бокало руководил Рава-Русской таможней. Но стал широко известен уже в статусе депутата Львовоблсовета, когда устроил в Трускавецком отеле «Риксос Прикарпатье» роскошную свадьбу своей дочери с привлечением звезд украинской эстрады.

Но в узких кругах Ивана Бокало знают как специалиста по нелегальному экспорту в Европу сигарет производства Винниковской табачной фабрики. В частности, знаменитых Jin Ling, известных еще с 1990-х как «китайский Camel». Эти сигареты производятся на отдельной линии Винниковской фабрики исключительно для нелегального экспорта. Еще в конце нулевых на рынке табачной продукции Германии они занимали восьмое место, хотя легально в эту страну никогда не поставлялись.

Интересно, что накануне заседания СНБО 2 апреля на Винниковской фабрике произошел большой переполох: рабочие что-то срочно вывозили и убирали. Однако никаких силовиков там пока замечено не было. Знающие люди говорят, что фабрика готовилась к прибытию новых кураторов. Но транспортные связи менять пока не намерены – ими как раз и занимается Сергей Бадяк. И пару лет назад он наладил тесные связи с Ильей Павлюком.

В ходе последних президентской и парламентской избирательных кампаний Илья Павлюк самоотверженно работал сначала на Владимира Зеленского, а затем и на его партию «Слуга народа». Вместе с другими он отвечал за избирательные кампании сразу в нескольких областях. Во Львовской – получал всестороннюю помощь именно от Сергея Бадяка. Будучи когда-то одним из ключевых игроков в контрабандном бизнесе Львовской области, ближе к 2019 году Бадяк сдал позиции более проворным конкурентам и решил все поставить на «зеленое». Как видим, его ставка сыграла. По крайней мере, пока.

За последние две недели в контексте контрабандного кейса неоднократно упоминалось еще много знаковых фамилий из сферы «серого» импорта, которых не заметил СНБО. В частности, речь шла об Александре Аксте. Считается, что Акст курирует сверхприбыльное направление «серого» импорта телефонов с разрешения СБУ. Некоторые вообще называет именно Службу безопасности и ее руководителя главной движущей силой перераспределения контрабандных потоков.

Говорят также, что СБУ сейчас получает множество обращений от «обеспокоенных граждан», которые сдают контрабандистов и одновременно предлагают свои услуги по оптимизации соответствующих бизнес-процессов.

К сожалению, в эту логику совсем не вписывается долгожданный разговор президента США Джона Байдена с Владимиром Зеленским, который состоялся в тот же день, что и первое «контрабандное» заседание СНБО. По итогам беседы президент Украины сообщил: его американский коллега выразил поддержку воплощению и продолжению реформ в Украине, в частности антикоррупционной, судебной и реформы Конституционного Суда.

Зато американские партнеры имеют возможность наблюдать, как в Украине формируется уникальная правовая практика, когда правонарушителей депортируют из страны без суда и следствия на основании решения Совета нацбезопасности. В то же время национализируя контрабанду как предприятие, частный владелец которого не справился с возложенными на него обязанностями по развитию бизнеса.

Иллюстрация: Depositphotos.com

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате