Андрей Безносенко: «Курильщики – люди с зависимостью, их необходимо лечить»
Точка зрения

Андрей Безносенко: «Курильщики – люди с зависимостью, их необходимо лечить»

Главврач Национального института рака - об уровне вреда вейпов и электронных сигарет и недостатках антитабачной пропаганды

Цей матеріал також доступний українською
Андрей Безносенко: «Курильщики – люди с зависимостью, их необходимо лечить»

Mind.ua и Центр демократии и верховенства права (ЦЕДЕМ) представляют цикл интервью с авторитетными врачами, которые имеют влияние на политику в сфере здравоохранения, в частности защиты от курения. Будучи практикующими врачами, наши собеседники анализируют влияние табачных изделий на здоровье. Как общественные деятели или политики – говорят о том, что следует делать, чтобы не ставить под угрозу здоровье живых и еще не родившихся, а также – в каких изменениях нуждается украинское законодательство, чтобы соответствовать европейским стандартам в сфере защиты здоровья нации от воздействия табака.

Второе интервью из этого цикла – с Андреем Безносенко, кандидатом медицинских наук, главным врачом Национального института рака, главой Украинского союза клинической онкологии, членом группы экспертов МЗ Украины по направлению «Онкология».

– Андрей Петрович, курение считают одной из причин появления злокачественных опухолей. Виды этой болезни возникают именно из-за употребления табака?

– Действительно, употребление табака – одна из главных причин, но до 1985 года об этом никто не говорил. Люди считали, что курение вполне безопасно, поскольку никаких медицинских доказательств влияния на организм человека не было. В 1985 году были напечатаны первые научные эпидемиологические статьи, где утверждалось, что в популяции людей, постоянно употребляющих табак разными способами (курение и жевание), увеличивается количество онкозаболеваний. Тогда говорили прежде всего о раке легких. Сейчас уже доказано, что речь идет и о раке ротовой полости, гортани, молочной железы, пищевода, желудка и кишечника. ВОЗ ежегодно обновляет данные о различных канцерогенах (веществах, вызывающих рак) и среди прочего обновляется доказательная база о влиянии табака на возникновение злокачественных опухолей. А для тех болезней, которые я перечислил, связь с употреблением табака – это доказанный факт.

– Насколько употребления табака увеличивает риск заболеть?

– Вероятность заболевания варьируется от «в два раза» до «в несколько десятков раз» и зависит от трех составляющих: возраста начала курения, стажа и количества выкуриваемых сигарет в сутки. Чем раньше человек начал, чем дольше и больше курит – тем выше риск, причем он не суммируется, а мультиплицируется.

– Что самое вредное для человека: никотин, дым, смолы?

– Все вместе. Вы, наверное, знаете, что ВОЗ признает никотин в качестве канцерогена и вещества, вызывающего зависимость. Но, кроме никотина, в табачном дыме есть еще очень много веществ: амины, тяжелые углеводороды, нитрозамины, кобальт, мышьяк, кадмий, хром – большое количество химических элементов, каждый из которых является канцерогеном, а  если употреблять их все вместе, эффект от них увеличивается в прогрессии. Плюс никотин, плюс – горячий воздух и постоянный температурный ожог, которые вызывают хроническую травматизацию слизистых, бронхов, легких. Плюс – опосредованное влияние через кровь, так как все вещества всасываются в нее и разносятся по всем органам. Плюс – слюна, ведь курильщики часто курят натощак и глотают слюну со всеми вредными веществами, чем повреждают еще и органы желудочно-кишечного тракта.

Давно доказано, что вред от курения приходит не только с дымом, никотином или высокой температурой. И надо понимать, что в этом уравнении 1+1 равно не два, а гораздо больше, ведь сказывается мультипликативный эффект. В сумме курильщики получают не только рак, но и инсульты, инфаркты в молодом возрасте, тромбозы, различные сердечно-сосудистые заболевания.

– Все эти вещества содержатся в «легких сигаретах» и материалах для электронных сигарет или вейпов? Являются ли эти новые устройства на самом деле «более безопасными»?

– Я не эксперт в градации вредности или состава разновидностей табачных изделий, поэтому не могу судить о большем или меньшее влияние. Я только понимаю, что, когда человек получает в организм что-то экзогенное, неестественное, с вредными составляющими, оно оказывает негативное влияние. ВОЗ тоже не признает градаций и считает любое употребление табака экзогенным фактором возникновения злокачественных опухолей – независимо от устройства: кальян, трубка, сигареты, вейпы, электронные девайсы.

Чтобы научно оценить точное количество вреда и посчитать в процентах, что является более или менее вредным, нужно время. Вы посмотрите: только в 1985 году начали говорить о вреде, долго собирали доказательную базу. Новые устройства появились совсем недавно. Мы можем теперь говорить об их вредном воздействии, но чтобы его измерить с точки зрения доказательной медицины, которая на самом деле очень медленная, надо лет десять – чтобы исследовать тысячи поврежденных организмов, проанализировать, найти консенсус. Помните факторы: время начала, длительность применения, количество – поэтому будем наблюдать в динамике.

– А что делать эти 10 лет, кроме как наблюдать? Надо ли говорить о вреде и объяснять, если нет доказательной базы?

– Обязательно. Тем более что антитабачная пропаганда оказывает влияние, мы видим тенденцию к уменьшению курения, благодаря которой за последние 10 лет случаев заболевания раком легких становится на 1–2% меньше. Эту работу следует продолжать. У нас в институте 25 000 пациентов, больных раком, и есть проблема: пациенты иногда прямо в палате или коридоре курят электронные сигареты или вейпы, а на замечания говорят: «Это же вообще не курение!». То же самое – в заведениях общественного питания. Это значит, что люди не осознают опасность, им надо об этом говорить.

– Как именно? Пропагандой? Законодательно? Запретами?

– Мне не нравится слово «запрет», в конце концов, курение – это зависимость, то есть болезнь. Негуманно говорить о категорических запретах, но ограничить в доступе и местах употребления стоит. Я бы ограничил доступ к курению в учреждениях общественного пользования и проводил бы агрессивную антитабачную пропаганду – такую же навязчивую, как реклама всякой ерунды в интернете и телевизоре. Например, моя коллега-врач, которая сейчас проходит стажировку в США, в Цинциннати, рассказывала, что там в больнице не то что нельзя курить – там даже зон для этого нет. Врач в рабочей одежде (а они так ходят даже по улицам) тоже не имеет права курить нигде – даже за пределами больницы, поскольку он должен пропагандировать здоровий образ жизни. Переодевайся в гражданское – тогда курии, если уж так хочется.

– По своему опыту знаю, что наши врачи курят даже в больницах.

– Да, к сожалению, это правда.

– А вы берете на работу курильщиков, не отказываете? Ставите определенные условия?

– По законодательству, я не имею права отказать – ни из-за возраста, ни из-за пола, ни из-за убеждений или вредных привычек. Значение имеет только профессионализм и опыт.

– Какую часть ваших пациентов составляют курильщики?

– Точно большинство, хотя мы и не ведем такую статистику. Наша главная компетенция – лечить рак. Когда человек к нам попадает, уже не имеет значения, курит он или нет. Понятно, что, скорее всего, курит. Если прийти в институт до 8 утра, пока врачей нет на работе, вы увидите, что многие пациенты из отделения опухолей легких курят во дворе.

– Но вы советуете пациентам бросить курить? Рассказываете о вреде, помогаете отказаться от никотина?

– Конечно, общие рекомендации об уменьшении курения и употребления алкоголя мы даем, но поймите: мы получаем пациентов уже с диагнозом. То, о чем вы говорите, – это очень важная работа, но ее следует проводить на первичке, семейными врачами, тогда это будет иметь эффект. Человек, у которого уже развился рак, не избавится от опухоли, бросив курить. Наше общество нуждается в превентивной работе для уменьшения вредного воздействия на здоровье. Время признать курение зависимостью и противодействовать так, как мы противодействуем алкоголизму, наркомании, любым другим вредным зависимостям.

– А как быть с детьми? Кто должен доносить им информацию о вреде никотина, ведь у врачей они бывают нечасто?

– Первое, что нам необходимо, – уравнять все устройства для употребления табака и никотина и установить на продажу возрастной ценз. Я бы предложил 21 год. Не надо изобретать велосипед, здесь не может быть специфического украинского рецепта. Надо использовать международный опыт: и в установлении возрастного ценза, и в ценообразовании, и в маркировке. А еще – пусть курильщики платят больше за медицинскую страховку, потому что у них очень высокий риск. Почему те, кто не курит, должен за них платить? Они взрослые люди, это их сознательный выбор. Также для взрослых людей должно быть больше информации, надо обязательно размещать на пачках фотографии и рисунки – чтобы наглядно показать, что бывает с курильщиками.

– Как раз в законопроекте №4358 прописано увеличение площади предупреждения до 65%. Но влияет ли это на кого-то? Кажется, люди уже привыкли и не обращают внимания.

– Надо чаще менять рисунки и фото на пачках сигарет, чтобы не надоедало. Тогда это будет действовать. Кроме того, следует все-таки пересмотреть принципы ценообразования. Вы же знаете, что сигареты в Украине дешевле, чем в Европе? Среди прочего и потому, что за рубежом производители табака и алкоголя являются основными донаторами исследований рака и противодействия ему, это заложено в цену. В Украине подобные расходы не заложены в цену, нет доли, которая шла бы на медицину и на антитабачную пропаганду. А это было бы правильно. Тогда и на лечение рака были бы деньги, и люди, может быть, меньше курили, если бы это дороже стоило.

Материал рубрики «Точка зрения» является отражением личного мнения автора и может не совпадать с точкой зрения редакции Mind. Он не претендует на объективность и всесторонность освещения темы, о которой идет речь. Инициатива публикации, как правило, поступает со стороны автора.

Редакция не несёт ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя. Материалы в рубрике «Точка зрения» могут быть опубликованы как на коммерческой, так и на безоплатной основе.

Основное требование – общественная значимость темы и открытая публичная позиция автора.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате