Топить по-черному: к чему приведет запрет на поставку угля из России

Топить по-черному: к чему приведет запрет на поставку угля из России

І чому це – закономірний наслідок загальної ситуації в українській енергетиці

Цей матеріал також доступний українською
Топить по-черному: к чему приведет запрет на поставку угля из России
Фото: depositphotos.com

Последний месяц осени начался с запрета Россией импорта энергетического угля в УкраинуРечь идет об антраците (угле марки А) и постном (П). Он добывается только на оккупированных территориях Донбасса. Такой уголь завозила компания ДТЭК (Луганская ТЭС, Криворожская ТЭС), Донбассэнерго (Славянская ТЭС) и «Технова» (Дарницкая ТЭЦ, Сумская ТЭЦ, Черниговская ТЭЦ)», сообщил накануне народный депутат Андрей Герус, председатель Комитета ВР по вопросам энергетики и ЖКХ.

Следом за новостью о запрете импорта угля из России пришла информация, что Украина с 1 ноября не получит электроэнергии ни из России, ни из Беларуси. В течение октября политики и чиновники в Киеве «ломали копья» в дискуссиях: стоит или не стоит возобновлять импорт электроэнергии из страны-агрессора и недружественной соседки. Почти в последние дни октября НКРЭКУ запрет сняла, а системный оператор НЭК «Укрэнерго» провел конкурс на межгосударственные пересечения – на 2200 МВт и 900 МВт соответственно. Всего выиграло 10 компаний, среди которых наибольший объем выкупил НАЭК «Энергоатом» – 885 МВт с новой белорусской АЭС под Гродно.

Но накануне Хеллоуина выяснилось, что Россия и Беларусь со своей стороны никаких конкурсов на продажу электроэнергии не проводили и продавцов не определяли. То есть это электричество просто некому документально продавать.

Само же 1 ноября ознаменовалось еще одной новостью: «Газпром» вдвое снизил объемы прокачки газа по украинской ГТС – со 109 млн кубометров до 57 млн ​​кубов в сутки. Об этом сообщил руководитель ОГТСУ Сергей Макогон на своей странице в Facebook.

Таким образом, Россия, даже не дожидаясь холодов, объявила Украине «энергетическую войну» по всем фронтам и пугает украинцев «замерзшими детьми в детсадах и пациентами в больницах». Вообще-то к кризисной зиме 2021–2022 годов привели непрофессиональные действия отраслевых чиновников. Какие именно и понесут ли они наказание, разбирался Mind.

Сколько угля нужно стране? Потребление угля на тепловых станциях (ТЭС) и теплоцентралях (ТЭЦ) колеблется от 23 до 25 млн тонн в год. Самый большой спрос приходится именно на отопительный период.

Кампания по накоплению угля на складах провалена в полном объеме. На конец октября там должно быть от 2,5 до 3 млн тонн, а фактически есть чуть более 560 000 тонн. На многих станциях запасов меньше критического уровня.

Топити по-чорному: до чого призведе заборона на постачання вугілля з Росії

Также углем отапливают дома несколько миллионов человек в частных домах, его используют небольшие частные ТЭЦ и котельные, сельскохозяйственные предприятия. Поэтому общее потребление в осенне-зимний период (ОЗУ) – это еще несколько миллионов тонн.

Сколько угля добывается и где? На государственную компанию «Центрэнерго» поставляется уголь с государственных украинских шахт. До 4 млн тонн «выдают» шахты в Донецкой, Луганской, Львовской, Волынской областях. Это так называемый газовый уголь (марка Г), но объем добычи из года в год падает, и стабилизировать отрасль не удается уже восьмой год подряд.

Около 20 млн тонн добывает компания ДТЭК на своем предприятии «Павлоградуголь» и поставляет его на свои ТЭС. Периодически она продает госстанциям определенные объемы угля. Но при текущей ситуации эта помощь может прекратиться, потому что ДТЭК взял курс на отказ от угля.

Весной 2021 года холдинг передал в собственность государства предприятие «Добропольеуголь», добывавшее до 2 млн тонн в год, продает свое шахтоуправление «Обуховское» в Ростовской области РФ. Так как, даже несмотря на то, что это ШУ добывает антрацит, привезти его на Луганскую ТЭС ( это ближайшая станция) становится все сложнее. Весной 2020 года Россия запретила импорт ростовского антрацита, и Луганская ТЭС почти полгода стояла без угля, сжигая газ. Также ДТЭК методично закрывает старые шахты в Павлограде и ограничивает разработку лав на действующих.

«Мы видим водород нашим следующим топливом. Сначала на своих ТЭС хотим перейти из угля на газ, а затем – на водород», – заявил Дмитрий Сахарук, исполнительный директор ДТЭК, на проходившей в Киеве газовой инвестиционной конференции.

ПАО «Донбассэнерго», где государство владеет 25% акций, недавно ввело в действие новую лаву на шахте 1-3 «Новогродовская». Лава небольшая, с запасами всего в 1,2 млн тонн. Однако это позволит поднимать на-гора 2500 тонн в сутки. На Славянской ТЭС, принадлежащей Донбассэнерго, используют смесь антрацита и газового угля в соотношении 70% на 30%, поэтому любой уголь для них не будет лишним. Кроме того, на станции работает небольшая ТЭЦ, которая снабжает отоплением и горячей водой городок Николаевка, где расположена Славянская станция.

Что вообще происходит с государственной угледобычей? К сожалению, она в плачевном состоянии. У Украины уже восемь лет нет никакой стратегии и программы по развитию угольной отрасли. И на высших уровнях не хватает специалистов, способных предпринять адекватные действия. «Все эти проблемы не решаются годами, становится только хуже. Это потому, что у нас угольной отраслью занимаются люди, которые в этом не разбираются. Они получают миллионы, а рядовой шахтер – 20 000», – еще в начале этого года заявил Александр Абрамов, заместитель председателя Независимого профсоюза горняков Украины, глава местной организации НПГУ г. Мирноград и Покровского района.  

Государство не может справиться с тремя десятками шахт, оставшимися в его ведении. В конце 2020 года Минэнерго поздравляло ГП «Львовуголь» с досрочным выполнением плана за год – 1,085 млн. тонн. А рядом уже 30 лет стоит шахта №10 «Нововолынская», которая готова на 85% и может выдавать 1 млн тонн угля в год. Но у страны нет денег на ее достройку (а на покупку «черного золота» у страны-агрессора есть).

Рассчиталось ли государство с шахтерами? Общий долг шахтерам по зарплатам составляет почти 2 млрд грн. Каждый сезон правительство выдает распоряжение: «Найти и выделить шахтерам на погашение задолженности 650 млн грн», «…800 млн грн», «…261 млн грн»… Но все равно задолженность в два-три месяца стабильно сохраняется. И речь идет о людях на шахтах в Донецкой и Луганской областях, недалеко от линии разграничения.

Что и где можно импортировать? Государственная «Центрэнерго» и около 15 ТЭЦ разной формы собственности – от коммунальных до частных – в регионах покупают уголь не только у государственных шахтоуправлений, но и у коммерческих компаний, импортирующих его отовсюду. Импорт из России всегда был рискованным, и вот этот риск «сработал» в полной мере.

Министр энергетики и угольной промышленности Герман Галущенко заявил, что Украина будет импортировать антрацитовый уголь из США, Южно-Африканской республики (ЮАР) и Казахстана. На минувшей неделе цены на него на европейских хабах поднялись до $220–226 за тонну.

Крупнейшим покупателем является компания ДТЭК. «ДТЭК и международная компания HC Trading договорились о дополнительной судовой партии американского угля объемом 60 000 тонн. Ожидается, что поставка прибудет в Украину в середине ноября этого года. Таким образом, на сегодняшний день общий объем угля, законтрактованный из США, составляет 285 000 тонн», – говорится в сообщенные компании.

Ранее ДТЭК уже получил из США две партии на 75 000 и 150 000 тонн. Кроме того, уже третий месяц компания импортирует газовый уголь из Польши (заключены два соглашения на поставку совокупно 340 000 тонн энергетического угля), а также Казахстана. Но, поскольку уголь из Казахстана идет транзитом через Россию, есть большая вероятность, что Москва заблокирует и эти поставки.

Но, даже если удастся организовать морские поставки антрацита из США и ЮАР, украинские тепловые станции будут работать практически «с колес». Потому что украинские порты ограничены в возможностях перевалки угля – всего до 5 млн тонн в год, или примерно по 400 000 тонн в месяц. Так что о создании запасов на ТЭС уже речь не идет.

Что не так ли с руководством отраслью? При первом «постмайданном» министре энергетики Владимире Демчишине Украина, вместо закона о биржевой торговле углем и создании собственного внутреннего угольного рынка, получила формулу «Роттердам+». Второй, Игорь Насалик, вступая в должность весной 2016-го, пообещал создать две рабочие группы. Первая должна была объединить все государственные шахты, провести их аудит, инвентаризацию имущества и разработать оптимальные схемы сотрудничества, а вторая – построить оптимальные финансовые и инвестиционные программы и наладить справедливый сбыт. Закончилось все тем, что вторая группа просто предложила поднять дотирование тонны угля с 1500 грн/т до почти 6000 грн/т. Куда пошли эти деньги, не может ответить никто.

Третий министр, Алексей Оржель, отметился тем, что с первых же дней отменил проект «Энергетический мост» между Украиной и Польшей, который предусматривал систему финансирования достройки 3-го и 4-го блоков Хмельницкой АЭС и сегодня уже мог бы стартовать. А также отменил соглашение о присоединении ГП «Восточный ГОК», который добывает уран, к НАЭК «Энергоатом», из-за чего ГОК на сегодняшний день имеет сотни миллионов «зарплатных» долгов и почти остановленные проекты строительства новых урановых шахт.

При и. о. министра Ольги Буславец, приближенной к ДТЭК, последняя компания устраивала шантаж государственных шахт – при неуплате за электричество холдинг просто отсоединял шахты от питания, и они медленно затапливались. Чтобы вернуть их к работе, сначала нужно было откачивать воду. В частности, такие случаи были на шахтах Герман Галущенко – министр-юрист, позиционирующий себя как активный «проводник» достройки стратегических ядерных объектов. При этом на Централизованное хранилище отработанного ядерного топлива (ЦХОЯТ) до сих пор нет разрешительных документов от Госатомрегулирования; долги перед американской компанией Holtek не выплачиваются; на 2022 год вновь заключено соглашение с РФ на вывоз отработанного ядерного топлива – а это еще $200 млн, которые Украине придется заплатить стране-агрессору.

Недавно министр заявил, что запустит в работу все 15 блоков украинских АЭС. По информации из приближенных кругов, специалисты объясняли, что одновременно направить 13 880 МВт базовой мощности в объединенную энергосистему страны нельзя – она просто не выдержит. Но он вроде бы «не услышал». Таким образом, прохождение текущего отопительного сезона вызывает все больше вопросов и опасений.

Топити по-чорному: до чого призведе заборона на постачання вугілля з Росії

Что будет дальше? На днях в профессиональном ФБ-сообществе шли споры о дальнейших действиях власти на фоне запрета импорта угля. Один из бывших министров сделал замечание автору этих строк, мол, «виновны не только министры, но и другие люди, работавшие в командах, и огромные хищения на шахтах». В подтверждение своего мнения привел несколько фамилий.

Среди таковых, в частности: Алексей Кураков, заместитель г-на Галущенко, уволенный 29 сентября 2021 года, отвечал за поставки угля на генерирующие тепловые станции, в свое время работал в «Донбассэнерго» и «Центрэнерго»; Виталий Беляков, советник господина Куракова, бизнес-партнер Александра Януковича; Александр Уваров, в 2019–2020 годах был заместителем директора в ПАО «Центрэнерго», отвечал за поставку оборудования и угля, после смены менеджмента вошел в круг чиновников Куракова. Александр Зорин, заместитель министра при министере Ольге Буславец, курировал угледобычу. В свое время являлся директором ГП «Мирноградуголь», именно при нем происходили затопления шахт «Южнодонбасская-1» и «Южнодонбасская-3».

Стоит еще вспомнить Юрия Зюкова, Игоря Мартыненкова, Станислава Толчина – заместителей министров, которые занимались угольными вопросами в первые постмайданные годы. Все выходцы из донецкого региона, бывшие члены Партии регионов и руководители крупных угольных шахт, оставшихся на оккупированных территориях. Именно их усилиями любая попытка реформировать угольную отрасль тормозилась, хотя именно тогда для этого был лучший период.

Согласно решению СНБО от 22 октября, Кабмин вместе с НКРЭКУ должны провести внеплановые проверки компаний – собственников ТЭС и ТЭЦ в части соблюдению ими лицензионных условий по обеспечению гарантированных запасов топлива.

И здесь снова возникает целый ряд вопросов. Что проверяющие собираются найти на станциях и как будут потом действовать? Снова наложат штрафы? Но, если компании не смогли закупить уголь до сих пор, никакие штрафы не повысят его запасов сейчас. А зима уже близко, и единственными возможными шагами нынешних чиновников от министерства и правительства станут веерные отключения, понижение температуры отопления и просьбы к предприятиям и населению сократить потребление энергоносителей.

1 ноября директор Объединенной газотранспортной системы Украины (ОГТСУ) Сергей Макогон сообщил, что после сокращения вдвое прокачки газа по магистральным трубам Украины можно ожидать, что до конца декабря эта прокачка вообще упадет до нуля. А значит, Украина рискует потерять транзит и оказаться в эпицентре очередной газовой войны. Правда, главным инженером в ОГТСУ является Юрий Зябченко – один из трех специалистов, которые зимой 2009–2010 годов нарабатывали стратегические планы и схемы разворота всей газотранспортной системы в реверсном направлении. Во всяком случае хотя бы в этой структуре работают люди с опытом. Так что вся надежда на них.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно