Реформа «Укроборонпрома»: консенсус или монополизация

Реформа «Укроборонпрома»: консенсус или монополизация

Как происходит реформирование и чем рискует государство

Цей матеріал також доступний українською
Реформа «Укроборонпрома»: консенсус или монополизация
Генеральный директор ДК «Укроборонпром» Юрий Гусев отвечает на вопросы журналистов во время посещения ГП «Завод имени В. А. Малышева»
Фото: УНИАН

6 октября вступил в силу принятый летом Закон Украины №1630 «Об особенностях реформирования предприятий оборонно-промышленного комплекса государственной формы собственности», предусматривающий тотальную реформу отечественного ОПК. Правда, законом была имплементирована модель управления оборонно-промышленным комплексом, сгенерированная еще в 2016–2017 годах, в период обострения борьбы за распределение сфер влияния в государственном управлении между правительством, СНБО, Комитетом ВРУ по национальной безопасности и обороне и ГК «Укроборонпром». Mind разбирался, почему эта модель не была принята при прежней власти и что происходит с «Укроборонпромом» после вступления в силу данного закона.

Рассмотреть происходящее сегодня в оборонпроме стимулировала новость о том, что новый директор Государственного концерна «Укроборонпром» Юрий Гусев торжественно объявил о начале плодотворного сотрудничества с главным фигурантом «дела Гладковских» Виталием Жуковым, возглавляющим СКБ «Вектор-В», который разрабатывает боеприпасы для гранатометов. Еще год назад казалось невозможным представить себе, что глава УОП сможет позволить себе выход на публику с человеком, на схемах с которым в глазах общественности держится антипиар предыдущей власти. Более того, еще и афишировать заведение контрактов на ее частное предприятие именно тогда, когда из государственных стоит очередь на выполнение такого госзаказа. Что же изменилось за этот год? Ответ на этот вопрос мы дадим после анализа текущей реформы, заложенной в законе №1630.

Экскурс в историю

Принятая законом модель управления ОПК предусматривает наделение концерна максимальной самостоятельностью и независимостью в вопросах принятия каких-либо решений по распоряжению имуществом и денежными средствами государственных предприятий. Четыре года назад это дало бы возможность не балансировать интересы в общегосударственной системе сдержек и противовесов, а управлять процессами через контроль над генеральным директором «Укроборонпрома» со стороны СНБО. Как помним, в СНБО вопросы ОПК в то время занимался Олег Гладковский.

Но даже тогда, по жесткой схеме управления, на высшем государственном уровне решили отказаться от внедрения такой модели – из-за чрезмерных коррупционных рисков и несогласованности действий представителей разных ветвей власти. Но уже в 2020 году эта модель управления ОПК была заложена в проект закона №3822. На сайте ВРУ авторами законопроекта официально указаны сотрудники концерна в период 2016–2018 годов:

  1. Кострицкий В. В. – помощник-консультант народного депутата Украины (в 2016–2018 годах – заместитель генерального директора концерна)
  2. Сизиков Я. А. – начальник управления правовой экспертизы ГК «Укроборонпром».
  3. главный специалист по правовым вопросам управления правовой экспертизы ГК «Укроборонпром».
  4. Мельниченко А. О. – главный специалист по правовым вопросам управления правовой экспертизы ГК «Укроборонпром».

Как принимался закон о реформировании «Укроборонпрома»?

Проект закона получил отрицательные выводы главного юридического управления Верховной Рады Украины и главного научно-экспертного управления ВР. Последнее настаивало также на получении заключения КМУ, которое в итоге не было подготовлено и предоставлено.

Уже после первого чтения стали очевидны риски, которые несет в себе законопроект. Ведь его нормы направлены на окончательный вывод концерна из правового поля. Как следствие – народные депутаты Украины внесли 1084 правки в проект закона, состоявший всего лишь из 21 статьи и переходных положений.

Многие депутаты фактически предлагали переписать документ полностью, убрав коррупционные риски и прямые противоречия с действующим законодательством. Впрочем, очень малый процент поправок был принят при голосовании проекта закона в целом. Более того, даже проголосованный и подписанный закон не публиковался в течение почти четырех месяцев.

В то же время следует отметить, что, по мнению экспертов, принятый документ действительно направлен на реальную реформу системы управления оборонно-промышленным комплексом. Закон открывает возможности эффективного и быстрого реформирования отрасли, поскольку фактически создает уникальный исключительный инструментарий управления. И здесь все зависит от персоналий, которые получат этот инструментарий: они могут быстро либо возродить потенциал ОПК, либо совсем уничтожить его как отрасль.

Поэтому посмотрим, что фактически происходит после вступления закона в силу.

Кто управляет процессом?

В начале декабря исполнится год с момента, когда главой концерна «Укроборонпром» был назначен Юрий Гусев. В день своего назначения на пресс-конференции он дал обещание: ликвидировать концерн как коррупционную структуру. Но закон прямо предусматривает не ликвидацию, а реорганизацию концерна. Причем в законе прописаны неотложные срочные меры по предотвращению влияния государства на его деятельность.

То есть Гусев получил бессрочные единоличные и неподотчетные полномочия по управлению ОПК. Ведь план превращения «Укроборонпрома» в новую структуру с тем же названием разрабатывается комиссией по прекращению (а по сути – самим концерном). План преобразования предполагает не только определенные этапы преобразования, но и конечную цель и форму.

С момента принятия решения о реорганизации концерна и до момента регистрации новой структуры органы государственной власти теряют свои функции контроля над его деятельностью. В то же время ликвидационная комиссия получает полную самостоятельность в управлении. При этом фактический срок ее деятельности никак не регламентирован. Предусмотренный действующим законодательством порядок преобразования юридических лиц может занять несколько лет.

И все эти годы руководителем концерна, самостоятельно принимающего любые решения, касающиеся ОПК, остается лицо, которое было генеральным директором «Укроборонпрома» на момент начала процедуры преобразования, а именно – Юрий Гусев.

Поэтому при принятии решения КМУ о реорганизации концерна до момента увольнения нынешнего гендиректора с должности он будет гарантированно оставаться руководителем отрасли до окончательной реорганизации – согласно новому закону.

Как будет происходить корпоратизация?

Инициируя создание новой акционерной холдинговой компании с функциями концерна, закон выводит такую ​​компанию из сферы регулирования Закона Украины «О холдинговых компаниях» и дает ей уникальные управленческие функции и полномочия.

Концерн приобретает право собственности на акции корпоратизированных государственных предприятий ОПК. Следовательно, акционером и собственником предприятий становится не государство, а концерн. В любой системе законодательства переход права собственности от государства к другому лицу называется приватизацией. Однако от использования такого термина авторы закона осторожно воздерживаются.

Но ведь процедура преобразования концерна и предприятий-участников, выписанная в законе, делает невозможной корпоратизацию на законных началах.

Регистрация вновь созданного акционерного общества возможна исключительно после уплаты его уставного капитала. Закон предусматривает формирование уставного капитала за счет пакетов акций корпоратизированных государственных предприятий. Следовательно, концерн не будет ликвидирован до момента корпоратизации государственных предприятий ОПК. Корпоратизация одного государственного предприятия занимает от 14 до 36 месяцев.

А что с активами?

На сегодняшний день ГК «Укроборонпром» не имеет активов для наполнения уставного капитала, который должен быть не менее 1250 минимальных заработных плат. Следовательно, уставный капитал концерна будет наполняться за счет оборотных средств предприятий или фактической приватизации государственного имущества.

Кроме того, у концерна есть значительные обязательства перед отдельными предприятиями-участниками. Это существенно понижает характеристики собственного капитала. Законодательством прямо запрещено увеличение уставного капитала, не покрытого собственным капиталом. Таким образом, постепенное внесение акций корпоратизированных предприятий в уставный капитал концерна является незаконным.

Закон дает новой структуре возможность самостоятельного выбора формы существования. Следовательно, она может быть превращена в публичное акционерное общество, что обусловит возможность прямого отчуждения доли акций. Иными словами, правительство своим решением, которым согласовывает отчуждение пакета акций нового концерна, фактически соглашается на отчуждение всего ОПК Украины.

А значит, новый закон предусматривает нарушение порядка приватизации государственного имущества.

Кто в конце концов станет владельцем «Укроборонпрома»?

В момент передачи акций корпоратизированных предприятий в уставный капитал концерна государство лишается прав на такие акции и на управление корпоратизированными предприятиями. Все имущество всех корпоратизированных государственных предприятий меняет статус государственной собственности на частную собственность акционерных обществ.

То есть «Укроборонпром» будет в процедуре ликвидации столько, сколько сочтет нужным его руководитель.

Законное преобразование «Укроборонпрома» в акционерное общество или холдинговую компанию не может завершиться раньше чем через 1,5–2 года. Если при реформировании оборонной отрасли будут фундаментально нарушены нормы действующего законодательства, кто угодно, в частности страна-агрессор, сможет уничтожить ОПК не диверсиями и санкциями, а законными решениями судов.

Может ли такое произойти в реальности? Оказывается, может. Юрий Гусев как генеральный директор ГК «Укроборонпром» уже издал приказ о преобразовании 61 крупнейшего предприятия – участника концерна.

Текст приказа не был опубликован или каким-либо иным способом доведен до заинтересованных лиц. Руководители предприятий были предупреждены, что приказ будет доведен до них в полном объеме во время совместного совещания после его подписания.

В каком состоянии сейчас находятся более 60 госпредприятий «Укроборонпрома»?

Ответ: в таком, которое делает невозможным их деятельность. Согласно закону, решению о преобразовании государственного предприятия предшествуют определенные этапы подготовки, такие как:

  • мероприятия по безвозмездной передаче имущества, с обязательным уведомлением о плане таких мероприятий;
  • передача объектов права интеллектуальной собственности, как и имущества, материалов, документов, технической документации и т. д., которые могут быть признаны и защищены как объекты права интеллектуальной собственности;
  • передача выполнения государственного оборонного заказа, государственных контрактов по оборонным закупкам, программ повышения обороноспособности и безопасности государства, других договоров об оборонной продукции (товаров, работ, услуг), внешнеэкономических договоров (контрактов, проектов), а также обслуживания связанных с этим кредитов, гарантий (контргарантий) и других связанных финансовых услуг.

Эти мероприятия не были выполнены.

Согласно действующему законодательству, с момента принятия решения органа управления о преобразовании государственное предприятие переходит в процедуру прекращения, о чем делается соответствующая запись в соответствующем Едином государственном реестре. При этом полномочия по управлению предприятием переходят к ликвидационной комиссии (комиссии по преобразованию) до момента завершения процедуры преобразования (большинство ее членов и председатель – сотрудники концерна).

Таким образом, полномочия директоров государственных предприятий прекращаются, несмотря на условия и сроки ранее заключенных с ними трудовых контрактов. Все соответствующие полномочия переходят к ликвидационной комиссии до момента регистрации общества-правопреемника.

То есть с момента принятия решения о преобразовании государственного предприятия до момента регистрации общества-правопреемника такое предприятие не имеет должности директора, назначенного должным образом. А это в свою очередь ставит под сомнение законность продления действия всех разрешительных документов, в частности разрешения на работу с информацией, составляющей государственную тайну.

Какими могут быть последствия реформирования?

В состав каждой комиссии по преобразованию должно входить не менее одного представителя Кабинета Министров. Однако порядка назначения такого представителя правительством на сегодняшний день не существует. А значит, комиссии по преобразованию не могут быть легитимными для утверждения порядка назначения представителей Кабмина и непосредственно назначения таких представителей. Сама же процедура преобразования может быть затянута на неопределенный период.

Напомним: речь идет об оборонно-промышленном комплексе в воюющей стране. Это во-первых. Во-вторых, целый ряд предприятий концерна имеет разрешение (лицензию) на экспорт товаров военного назначения, двойного использования и товаров, содержащих государственную тайну.

Эти предприятия самостоятельно продвигают свою продукцию на мировом рынке вооружения, а так называемые спецэкспортеры продвигают интересы отечественного ОПК в целом. Первоначальная проверка любого участника конкурса на поставку вооружения и военной техники в любом государстве мира начинается с проверки данных открытых реестров.

Так что статус «находится в стадии прекращения» украинского предприятия, которое намерено экспортировать свои товар или услуги, точно заблокирует возможность экспорта. Отсутствие же на переговорах официального руководителя предприятия не позволит поддерживать международные контакты и имидж надежного партнера.

Целый ряд потенциальных осложнений операционной деятельности может возникнуть и в связи с недостаточным регулированием управления на предприятиях ОПК в период трансформации из-за прекращения полномочий директоров и невозможности выполнения комиссиями по преобразованию их функций в полном объеме.

Что имеем на сегодняшний день?

  1. 61 государственное предприятие оборонно-промышленного комплекса не имеет назначенного в законном порядке директора.

Руководителем 61 государственного предприятия ОПК является одно единственное лицо – сотрудник концерна Станислав Людкевич. На его счету несколько фирм, ФЛП по коду «Консультирование по коммерческой деятельности и управлению». В 2017 году он по конкурсу прошол в десятку кандидатов на должность руководителя Национальной полиции, в том же году подавался на конкурс на «главного люстратора», публичную деятельность в то время осуществлял как генеральный директор Инвестиционной группы «ИНЕКО».

  1. Прекратилось действие всех разрешительных документов, которые согласно установленной процедуре выдачи имеют прямую привязку к должности директора предприятия. В частности – доступ к государственной тайне, сертификаты качества производства, сертификаты надлежащей эксплуатации.
  2. Предприятия потеряли право на обращение с информацией, составляющей государственную тайну. То есть на право выполнения государственных контрактов, которые являются секретными.

Все, что сегодня происходит с отечественной оборонной промышленностью, возможно только тогда, когда вся власть и полномочия сконцентрированы в одних руках без контроля и без ответственности. С такими полномочиями возможно одно из двух: либо быстро и эффективно провести реформы (чего, к сожалению, не наблюдается как минимум с 2019 года), либо окончательно разворовать государственную собственность и похоронить государственную оборонную промышленность. И политическую ответственность за это уже несет президент Украины, единолично назначающий главу «Укроборонпрома». Впрочем, заметим, что история Укроборонпрома – не единичный пример деструктивной деятельности в экономике страны, а наоборот – типичный.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно