Кто и как «дружит» с Россией. Ч. 1

Кто и как «дружит» с Россией. Ч. 1

Почему Украина не получила повсеместной мировой поддержки в конфликте с кремлем

Цей матеріал також доступний українською
Кто и как «дружит» с Россией. Ч. 1
Президент россии владимир путин беседует с премьер-министром Индии Нарендра Моди, 2019 год
Фото: DR

Журнал The Economist в одном из своих номеров сделал детальный разбор мировых экономик – от запада к востоку и от севера к югу – с точки зрения поддержки россии в СБ ООН. Авторы материала пришли к достаточно интересным выводам: поддержка рф усиливается по мере приближения к экватору – странами, исповедывающими не демократические конституционные права, а являющимися авторитарными формами правления. И чем ближе к аграрному югу, тем поддержка оказалась выше.

По словам обозревателей, нежелание богатых стран вкладывать деньги в борьбу с изменениями климата, а также медленное и неравномерное распределение вакцин от COVID-19 уже привели к возрождению Движения неприсоединения, к которому в основном примкнули страны, находящиеся под экватором.

То, что целая плеяда государств поддержали российскую агрессию или отказались от слова «война» относительно событий в Украине, заставило задуматься о том, кто на сегодняшний день активнее всего выступает на стороне путина или находится в относительно нейтральной позиции к конфликту. Этих геополитических игроков The Economist разделил на четыре основных группы.

Страны Центральной Азии и Беларусь – автократичные по своей сути и являющиеся «матрешечными» в рамках региональных объединений (ОДКБ, ЕврАзЭС и т. д.).

Латинская Америка с пестрой картиной разделения на традиционных приверженцев США (например, Колумбия) и антиамериканской дуги (Венесуэла, Боливия, Гондурас, Никарагуа, Сальвадор, Куба).

Страны Малой Азии – Турция, Иран и Индия, как государства с определенной политической культурой, и «особым» отношением к США (Иран).

Индокитай (Вьетнам, Лаос, Камбоджа) – бывшие франкофонные колонии, замеченные в давнем строительстве фантомов коммунизма на территории региона.

По мнению Фарида Шапу, исследователя в области безопасности из Принстонского университета, россия стремится восстановить «статус великой державы», утраченный с распадом Советского Союза. При этом москва подрывает архитектуру безопасности соседних стран и пересматривает миропорядок, сложившийся после окончания холодной войны.

Теперь рассмотрим все эти региональные группы подробнее.

Латинская Америка

Более открытые и демократические страны встали на сторону Запада, авторитарные – на сторону россии. Боливия, Куба, Сальвадор, Никарагуа и Венесуэла воздержались или вообще отсутствовали при голосованиях. Остальные выступили единым фронтом, осудив вторжение рф в Украину.

Приоритеты ибероамериканских стран (антиамериканская риторика «левых» правительств Венесуэлы, Боливии) в первую очередь базируются на столкновении с США.

Идеологически противостояние Венесуэлы влиянию США в регионе можно объяснить обнищанием венесуэльцев и давлением со стороны соседней проамериканской Колумбии.

Встреча главы Белого дома и главы Венесуэлы Мадуро, ставшего заложником роста цен на нефть до исторического максимума 14–15-летней давности, – это не столько своеобразный реверанс политике кремля, сколько попытки ущипнуть нынешнюю администрацию Белого дома. Ведь разыгрывать карт-бланш на фоне всеобщего обнищания и девальвации национальной валюты – боливара, администрация Мадуро, в отличие от сколь-нибудь харизматичного Уго Чавеса, пока не способна.

Паттерны росийско-боливийской дружбы – это совместные интересы идеологического противостояния США, управление через систему приоритетов помощи наибеднейшим слоям населения, «полевение» режима в Боливии.

Боливия находится в левостороннем движении латиноамериканских стран. Это вызвано обеднением средних слоев населения, в частности огромной поляризации уровня доходов (в порядке возрастания уровня жизни – от высокогорья, где проживает самая бедная часть населения, до равнинной Боливии, населенной потомками тех же европейцев, в основном немецкого происхождения). И это проблема последних десятилетий.

«Локомотивы» континента с более высокоразвитыми экономиками – Бразилия и Аргентина – также не выразили однозначности в отношении «украинского вопроса». Более того, старясь дистанцироваться от влияния США – в силу сложившегося противостояния в регионе – они пытаются заигрывать с другими внешнеполитическими актерами. Например, россией.

В феврале руководство Аргентины заявило, что она «открыта для других стран», и россия играет не последнюю роль в этом вопросе. Глава Бразилии Жаир Болсонару посетил москву в феврале. Тогда он провозгласил отношения двух стран «более чем идеальным союзом». Бразилия осудила вторжения в Украину, однако она зависима от импортируемых удобрений, пятая часть которых идет из рф.

Никарагуа, Сальвадор и особенно Куба – традиционные противники США и сторонники россии по идеологическим соображениям. Исторически кубинцы получили много различных благ от СССР, культивируя социализм как давний и неоспоримый курс государства, «экспортировав» Фиделя Кастро едва ли не как самого узнаваемого приверженца коммунизма в орбите просоветских интересов и ставшего костью в горле для США.

Центральная Азия

Война россии в Украине влияет и на страны Центральной Азии. Часть региона находится в подконтрольных москве интеграционных объединениях, таких как ЕврАзЭС и ОДКБ. Однако членство в них не приводит к автоматическому одобрению всех российских военно-политических авантюр. В частности, страны ЦА избегают четкой поддержки войны в Украине, ограничиваясь «нейтралитетом» и размытыми формулировками.

Страны, входящие в интеграционные объединения ОДКБ и ЕврАзЭС, в рамках которых влияние москвы весьма существенно, выстроены по авторитарно-управленческой модели (аналогия передачи власти по заранее одобренному сценарию от отца-руководителя правопреемнику или династически).

По сути, региональные структуры держатся на вертикальном взаимодействии: РФ в виде матрицы и страны-сателлиты, вписывающиеся в архитектонику безопасности – Беларусь, Армения и тройка стран ЦА (Казахстан, Таджикистан, Киргизия).

Региональные объединения «матрешечные» по своему смыслу с главной «матрешкой» – Россией. «Матрешечность» на постсоветском пространстве – основа общих интересов стран-участниц, как военно-политической структуры ОДКБ, так и экономической ЕврАзЭС. Основной мотивирующей «матрешкой» выступает кремль, а остальные находятся преимущественно в подчиненном положении (военном либо энергоресурсном), выгодном московской руке.

Иран

Сотрудничество рф с Ираном напоминает «приятную возможность» щелкнуть дядюшку Сэма по носу в самых разнообразных геополитических моментах – от ядерной безопасности до предполагаемого пособничества исламистам и «угроз НАТО» вокруг российских границ.

Сотрудничество все больше напоминает игру «дружим против кого-то». Это, собственно, и подпитывает ирано-российское взаимодействие, несмотря на возражения россии против распространения Тегераном ядерного оружия.

По сути, как отмечает ряд экспертов в области международных отношений, рф и Иран связывает «дружба» на фоне общей враждебности к США, возможности же сотрудничества в вопросах борьбы с наркоторговлей, беженцев и террористических группировок ближе к альянсу оппортунистов, обоюдно противостоящих влиянию США.

На Среднем Востоке только Израиль и Ливия проголосовали за исключение россии из Совета ООН по правам человека; даже прозападные, нефтяные страны – Саудовская Аравия и ОАЭ, высказались в нейтральном тоне (что, очевидно, предполагает определенные выгоды на мировом нефтяном рынке).

Страны Индокитая (Вьетнам, Камбоджа, Лаос)

Исторически поддержка социалистического Индокитая уходит корнями в помощь и поддержку Советским Союзом стран так называемой тройки: от военно-милитаристической, безопасностной, до экономической составляющей внедрения социализма с советским обликом.

Позиции Вьетнама и Лаоса в СБ ООН по «российскому вопросу» выглядели как поддержка младшими братьями преференций – в первую очередь политических, сопряженных с социалистическим прошлым, а уже потом – социально-экономических.

Собственно, параллели между Вьетнамом, Лаосом, Камбоджей, опирающимися на социалистические рычаги государственности, и извечный кредит доверия со стороны россии (в первую очередь, благодаря военно-технической помощи с 1960-х годов и экономической кооперации в более поздние 1980-е и 1990-е) кажутся незыблемыми.

Китай

Китай как гегемон с экономикой, развивающейся семимильными шагами, склонен ради отстаивания собственных интересов играть роль «нейтрального государства». В первую очередь, это касается сохранения геополитического баланса в условиях критической зависимости от глобальной экономики.

Но, подчиняя внешнеполитическую канву прагматичным целям экономической экспансии, КНР играет одну из ключевых ролей на мировых рынках, которые растут как на дрожжах на протяжении всего XXI века.

(Продолжение тут)

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно