Кто и как «дружит» с Россией. Ч. 3

Кто и как «дружит» с Россией. Ч. 3

Какая роль в российско-украинском противостоянии отведена Китаю

Цей матеріал також доступний українською
Кто и как «дружит» с Россией. Ч. 3
президент россии владимир путин и Председатель КНР Си Дзиньпин
Фото: businessinsider.com

Журнал The Economist в одном из своих номеров сделал детальный разбор мировых экономик – от запада к востоку и от севера к югу – с точки зрения поддержки россии в СБ ООН. Авторы материала пришли к достаточно интересным выводам: поддержка рф усиливается по мере приближения к экватору – странами, не исповедующими демократические конституционные права, а являющимися авторитарными формами правления. И чем ближе к аграрному югу, тем поддержка оказалась выше.

В первой части материала рассматривались основные выводы этого исследования, затрагивающие Латинскую Америку, Центральную Азию, Иран и страны Индокитая. Вторая часть была посвящена другим центральноазиатским странам, а также странам БРИКС и африканскому континенту. Сегодня предлагаем вашему вниманию подробный обзор отношений россии и Китая.   

Китай

Внешнеполитический вектор Китая в условиях глобально меняющегося мира напоминает «большого дракона» дипломатии, интересы которого, покоясь на национальных особенностях и менталитете, упираются в дальнейшее стратегическое развитие страны.

Китай мыслит глобальными отрезками. Если Европа заглядывает наперед на 5–10 лет, то Китай – на множество десятилетий.

Фактически Китай завуалированно критикует Запад за расширение НАТО и нежелание прислушиваться к москве в вопросах сферы безопасности и, судя по всему, чем сильнее риторика Вашингтона о присоединении к санкциям, тем сильнее противодействие Пекина (а возможно, и коллаборационизм «Пекин – москва» как противостояние в глобальном плане Вашингтону).

Китайские националистические круги также апеллируют к интересам своей внешней политики и агрессии со стороны россии, проводя параллели на плоскость отношений Китая и Тайваня.

В чем принцип воздержания КНР в СБ ООН по «украинскому вопросу»? В КНР понимают, что при прочих равных прецедент изменения статусов анклавов (Крыма, «ЛНР» и «ДНР») на основе референдумов вполне возможно запустить маховик тайваньской проблемы. И в то же время Китай напирает на территориальные притязания в споре с Индией, в которой москва уже не является выразителем интересов КНР.

Основные экономики региона – Япония, Южная Корея и Сингапур приняли позицию Вашингтона, поддержав санкции против рф, тем самым облегчив участь кремля в диверсификации торгово-экономических связей до закрученности на экономику Китая. Однако же, при проведении определенной политики россия может выйти из экономической блокады Вашингтона и союзников на Дальнем Востоке с диверсифицированной внешней торговлей и экспортной инфраструктурой, устойчивой к санкциям.

В этой связи москва вынуждена действовать в навязанной внешними игроками односторонней китайской политике по противостоянию союзникам США во главе с Японией, и, учитывая составляющие дружбы с Китаем лавировать в отношениях с Индией.

Очевидно, что на период сохранения блокады со стороны Запада у россии не будет иного выхода, кроме все большего вовлечения в политическое и военное сотрудничество с Пекином. Важность для КНР российского ресурсного, технологического, экономического и военного потенциала в контексте противостояния с США ставит страну в рамки подчиненного положения. Реальной политической целью станет лишь сохранение потенциала для восстановления российской «стратегической автономии» при возможном в отдаленной перспективе ослаблении блокады.

москва ранее не была вовлечена в многочисленные споры между азиатскими державами, и ее политика в Азии оставалась автономной от китайской за исключением общего сдерживания США. Теперь россии предстоит оберегать свои связи с независимыми игроками, в частности с Индией и Вьетнамом, жертвуя ради укрепления партнерства с Китаем отношениями с союзниками США в Индо-Тихоокеанском регионе – прежде всего Японией и Австралией.

Вопрос о военном союзе с КНР, скорее всего, в ближайшее время не возникнет. Но гипотетически все же нельзя исключать возникновения формального российско-китайского военного союза либо ситуационного военного взаимодействия в случае военных кризисов в Тихоокеанском регионе. Или же, например, обращения к статье 9 российско-китайского Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве 2001 года. Статья предполагает в случае возникновения угрозы для одной из сторон проведение срочных консультаций по устранению подобной угрозы. Это вполне реально в случае кризиса вокруг Тайваня, когда КНР окажется заинтересована в российском «ядерном зонтике» для предотвращения американской интервенции.

Дружба между москвой и Пекином с точки зрения экономики

С блокадой россии со стороны ЕС процесс переориентации на Китай намного ускорится – КНР будет выдвинут на роль главного партнера, а торговля в ближайшие три–пять лет только приобретет в динамике. Причем наращивание российского сырьевого экспорта в Китай может сдерживаться нехваткой соответствующей инфраструктуры: пропускной способностью железных дорог, трубопроводов, портовых терминалов.

Согласно ряду международных обозревателей «Голоса Америки», после введения беспрецедентных санкций демократическими странами рф вынуждена искать «систему жизнеобеспечения» в лице Китая.

Объем товарооборота между Китаем и россией только растет: согласно недавно опубликованной в Китае статистике, за январь–февраль 2022 года он достиг $26,43 млрд, увеличившись по сравнению с тем же периодом прошлого года на 38,5%.

Выдвижение КНР на роль единственного или главного покупателя некоторых видов российской продукции и торговля за юани, вероятно, будет означать некоторые ценовые потери для российских экспортеров, а китайский рынок станет «суррогатным» в условиях общей блокады. Общая заинтересованность рф упирается в сотрудничество с китайскими компаниями, занимающими сильные позиции в машиностроении, информационных и коммуникационных технологиях, авиакосмической промышленности, находящихся под разного рода американскими санкциями.

Китайские партнеры, в том числе и подсанкционные, способны занять многие важные сегменты российского рынка, освобождаемые европейскими и американскими компаниями. Это, прежде всего, продажа и производство в россии автомобилей, потребительской электроники, промышленного оборудования.

Очевидно, что обе страны «провисают» в аэрокосмической отрасли, где Китай так же, как и россия, зависит от импортной техники. Как и в россии, его собственные гражданские авиационные программы (ARJ21, C919) испытывают зависимость от западных компонентов и уязвимы к санкционному давлению, которое уже оказывается. Активизация кооперации в замещении западной гражданской авиатехники для обеих стран является ахиллесовой пятой.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в нашем Telegram-канале Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно