Почему нужно бороться не с трудовой миграцией, а с ее масштабами

Почему нужно бороться не с трудовой миграцией, а с ее масштабами

Что делать, когда специалисты массово едут в Польшу, а у тебя агрохолдинг

Этот материал также доступен на украинском
Почему нужно бороться не с трудовой миграцией, а с ее масштабами
Фото: pixabay

По самым консервативным оценкам, около 5 млн украинцев работают за границей. Это обуславливает нестабильность на рынке труда, от которой больше всего страдают индустрии с традиционно высокой зависимостью от рабочей силы. Среди таких отраслей – аграрная. АПК, несмотря на огромный скачок вперед в части диджитализации и автоматизации процессов, все еще принципиально зависим от людей и их количества.

Европейская Бизнес Ассоциация в своем ежегодном опросе «Барометр счастья в Украине» анализирует причины оттока кадров и выделяет пять основных причин трудовой миграции: уровень доходов, охрана труда, гарантия прав, экология  и уровень безопасности. Олег Бахматюк, чей бизнес присутствует в почти шести сотнях населенных пунктов по всей стране, рассказывает, как компания противостоит нарастающим масштабам трудовой миграции и можно ли им вообще противостоять.

Кто и куда уезжает? В какой-то момент мы, как и многие компании агросектора, столкнулись с тем, что есть прямая угроза кадровому ядру компании. В нашем случае в зоне риска оказались люди технических профессий – механизаторы, комбайнеры, агрономы, водители. То есть люди, которые имеют определенное специализированное образование и легко адаптируются к среде в первую очередь Польши, которая является самым большим потребителем нашего трудового ресурса.

Помимо Польши, большой интерес к работникам из Украины в последнее время начала проявлять Германия. Интерес настолько осязаем, что Польша начинает переживать из-за этого спроса. Примечательно, что Украина не переживает ни по одному из этих поводов.

Как изменить ситуацию? Переведем происходящее на язык цифр.

У нас в холдинге по направлению «животноводство» работают 8000 человек. Средняя зарплата по холдингу – около 12 000 грн. Утвержденная в Польше минимальная зарплата в гривневом эквиваленте составляет 16 000 грн. 

Я уверен, что в следующем году этот уровень будет достигнут и в Украине. Это остановит поток мигрантов и удержит внутри страны критически необходимое число специалистов. Но если не будет развития экономики и не начнутся стабилизационные процессы, то последствия будут печальными.

Чему учит чужой опыт? Сейчас всего в украинском животноводстве работают около 1 млн человек. При сохранении текущих темпов миграции, отток кадров составит до 30%. Как отреагирует бизнес? Он будет сокращать этот проект до минимума.

Что в это же самое время делает Европейский союз? Что такое вообще сельское хозяйство ЕС? Это социально направленный экономический проект удержания населения на своей территории. Решается задача так: засунул палку в землю – имеешь 200 евро дотаций. Украина не может конкурировать деньгами, да и вообще я считаю, что дотации – зло. Но если этот вопрос запустить, то через несколько лет отрасль сама собой исчезнет как явление.

Что нужно делать? Во-первых, необходимо реализовывать политику отраслевого протекционизма. Это должен быть протекционизм не индивидуальный, а секторальный. Построение элеваторов, заводов по переработке и т. д.  Для этого нужны дешевые ресурсы и государство, которое реализует все необходимые подготовительные  механизмы – регуляторные, экономические, банковские и т. д.

То есть все то, чего сейчас нет.

Второй момент – позиционирование на внешних рынках. Это четко задача государства, и оно пока ее проваливает.

Что уже сделано? При всех негативных явлениях, изменения в селе – несомненны. Децентрализация – одна из самых успешных реформ, которая была реализована правительством за последние годы. Она дала возможность развиваться территориям, причем не только экономически, но и в направлении самодостаточности. А ничто так не стимулирует, как возможность быть самостоятельной единицей.

Изменились ли люди в селе?  Их стало меньше. Тренд оттока в мегаполисы наблюдается во всем мире, а в Украине он усилен еще и внешней миграцией. Но это нормально, что люди хотят получать качественный доступ к услугам – медицине, образованию, инфраструктуре.

И тут важный вопрос: на что государство предпочитает тратить деньги? На содержание этой инфраструктуры, количество пользователей которой становится все меньше, или на стимулирование экономики и удержание людей в селе, как это делает Европейский союз?

Что нужно для успеха? Иногда от уезжающих можно услышать аргумент – мол, там продуктивность нашего труда выше. Да, если вы едете на завод Mercedes, где стоит линия, которая дает продукции на $10 млрд в год, вы становитесь частичкой этого ВВП. Но украинский бизнес также знает, как быть эффективным. Например, одна из наших фабрик производит в год 1,2 млрд куриного яйца – это почти половина того объема, что производится во всей Польше.

Но чтобы это стало возможным, мы вложили несколько сотен миллионов долларов. То есть уровень доступа к ресурсу является залогом возможности получить больший объем производства. Сейчас такой доступ к деньгам мизерный.

Никто не говорит: дайте нам преференции или дотации. Но дайте возможности и плавные переходы в регулировании. Уровень интеллектуального потенциала и образования у нас один из самых высоких в мире. Не хватает исключительно ресурсных вещей – длинных и дешевых денег.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате