Антикоррупционеры в законе: чего не хватает ВАСУ для эффективной работы

Антикоррупционеры в законе: чего не хватает ВАСУ для эффективной работы

Почему накануне старта работы суда президенту понадобилось менять его полномочия

Этот материал также доступен на украинском
Антикоррупционеры в законе: чего не хватает ВАСУ для эффективной работы

С сентября 2019 году в Украине заработает Высший антикоррупционный суд (ВАСУ), но не в том виде, в котором его хотели видеть наши международные доноры. Президент Владимир Зеленский в начале июля 2019 года (за два месяца до старта работы суда) решил срочно исправить закон о ВАСУ и зарегистрировал в Верховной Раде соответствующий законопроект. Дмитрий Гадомский, адвокат, партнер Axon Partners рассказал Mind, в чем смысл антикоррупционного суда и зачем нужно срочно вносить изменения в недавно принятый закон о ВАСУ.

Если будет создан ВАС, то все остальные суды будут считаться коррупционными? В 2017 году на ежегодной конференции Yalta European Strategy экс-президент Петр Порошенко выступил против создания Антикоррупционного суда и предложил вместо него создать антикоррупционную палату в Верховном суде. Он подкрепил свое утверждение следующим аргументом: «В практике стран ЕС и США нет таких судов. Такие суды есть лишь в отдельных странах третьего мира».

На что бывший госсекретарь США Джон Керри очень метко подколол президента: «Я хочу ответить тем, что у нас каждый суд – антикоррупционный. И спецпрокурор сейчас расследует дело в отношении президента». Присутствующим в зале баттл понравился. Судя по аплодисментам, победил с большим отрывом Керри.

Создание антикоррупционного суда действительно напрашивается на антитезис: создать антикоррупционный суд означает признать, что все другие суды в Украине – коррупционные.

Это сильный антитезис, но логику международных доноров можно понять следующим образом.

Почему стоит создать новый суд? Коррупция является неотъемлемой частью украинской экономики, ее кровеносной системой. Поэтому побороть коррупцию можно только разрушив украинскую экономику и построив заново. А это утопия. Поэтому нужно есть слона по кусочкам, что и предложили доноры.

А есть слона по кусочкам означает раздробить потенциально коррупционные органы путем создания новых, свободных от коррупционеров. Так появились НАБУ, САП, ГБР.

Но эти органы не могут эффективно выполнять свои функции, если результаты расследований будут попадать в коррупционную судебную систему.

Поэтому и нужен был совершенно новый суд. Суд, который был бы занят борьбой с коррупционными преступлениями высших должностных лиц.

А кто установил, что украинские суды «по дефолту» коррупционные? Разумеется, нельзя назвать все 9000 украинских судей коррупционерами, среди них есть честные профессионалы, но есть и недалекие, недобросовестные судьи, непонятно как попавшие в систему правосудия.

Концентрацию недобросовестных судей невозможно оценить со 100%-ной вероятностью. Но можно «измерить» мнение людей, в своей профессиональной деятельности сталкивающихся с судебной системой.

Такие «измерения» ежегодно проводит Европейская Бизнес Ассоциация (ЕБА). В апреле 2019 года ЕБА опубликовала результаты опроса 70 юристов и 100+ топ-менеджеров, по итогам которого украинским судам больше не доверяют, чем доверяют: индекс доверия составлял 2,84 по 5-й бальной шкале (справедливости ради отмечу, что индекс этот с 2014 года растет).

Мы выполнили требования доноров, чего еще не хватает? Создание Антикоррупционного суда было условием выделения Украине транша от МВФ. Вот только президент Петр Порошенко сделал все, чтобы суд не заработал и сделал это филигранно: закон о ВАСУ выписан так, что с первых дней ему будут переданы из других судов все коррупционные дела – а их более 3000.

В своем обращении к МВФ Украина обязалась создать Антикоррупционный суд без особых деталей. Но обращению в МВФ предшествовала работа с международными экспертами, которые как раз и говорили именно о высокопоставленной коррупции.

В 2017 году Антикоррупционная сеть ОЭСР для стран Восточной Европы и Центральной Азии рекомендовала Украине (дословно):

«Establish without delay specialized anti-corruption courts insulated from corrupt and political influences which can fairly and effectively hear and resolve high level corruption charges». (Создать незамедлительно специализированные антикоррупционные суды, изолированные от коррупционных и политических влияний, которые могут справедливо и эффективно рассматривать и решать дела о коррупции на высшем уровне. – Mind).

В том же 2017 году Венецианская комиссия в своем заключении по проекту закона об Антикоррупционном суде повторила утверждение ОЭСР:

«It must be stressed that from the outset, the plan to set up an anti-corruption court had a very specific purpose, i.e. to address the ineffective handling of high-profile corruption cases – which fall under the jurisdiction of NABU and SAPO». (Следует подчеркнуть, что с самого начала план создания антикоррупционного суда имел очень специфическую цель, а именно, решать неэффективное обращение с громкими коррупционными делами, подпадающими под юрисдикцию НАБУ и САП. – Mind).

Международные эксперты понимали, что суд завязнет в рассмотрении микрокоррупционных споров вместо того, чтобы судить топ-чиновников. Потому и писали в своих заключениях, что ВАСУ должен заниматься только коррупционными преступлениями высших должностных лиц.

Почему ВАСУ не сможет работать? ВАСУ сейчас укомплектован 38 судьями. Выбирали их с участием иностранных специалистов и к их компетенции нет вопросов (с натяжкой, но пусть так).

На этих 38 судей приходится 3600 дел, которые, по действующему закону о ВАС, входят в его компетенцию и которые ему передадут другие суды. Если посчитать очень грубо, то на каждого судью сразу же «упадет» 94 дела.

Но эта категория дел рассматривается не единолично судьей, а коллегией из трех судей. А апелляционная палата и того больше – коллегией из 5 судей.

В таких условиях ВАСУ просто физически не сможет соблюдать процессуальные сроки, в результате чего у многих дел банально закончится срок привлечения к ответственности.

Что предлагает президент? Зеленский предлагает как раз то, что рекомендовали Украине международные эксперты: ВАСУ должен рассматривать только те дела, которые касаются высших должностных лиц. То есть дела, которые будут передавать ему НАБУ и САП. А это всего 5% из 3600, то есть около 180 дел.

И это первая инициатива президента Зеленского, за которую мне не стыдно.И будет жаль, если депутаты провалят голосование и ВАСУ увязнет в рассмотрении взяток в 300 грн за ускорение регистрации ООО.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате