Коронавирус COVID-19
Заболело в мире
766,336 человек
Умерло в мире
36,873 человек
Вылечилось в мире
160,001 человек
Заболело в Украине
548 человек
Умерло в Украине
13 человек
Вылечилось в Украине
8 человек
«Зеленые» возможности: новые мощности вместо урезания тарифов

«Зеленые» возможности: новые мощности вместо урезания тарифов

Как следует развивать энергосистему Украины и поощрять использование чистой энергии

Этот материал также доступен на украинском
«Зеленые» возможности: новые мощности вместо урезания тарифов
Фото: pixabay

Совет директоров Европейского банка реконструкции и развития решил выделить Украине дополнительное финансирование в размере 200 млн евро на развитие возобновляемых источников энергии. ЕБРР намерен выделить новые средства для финансирования частных проектов возобновляемой энергетики в рамках действующей системы стимулирующих «зеленых» тарифов.

В свою очередь украинская власть настроена отменить имеющиеся компенсации по «зеленому» тарифу. В Верховной Раде уже зарегистрирован ряд соответствующих законопроектов.

В чем сейчас настоящая проблема энергосистемы и какие эффективные варианты ее решения рассказал Mind директор по развитию рынков Wärtsilä Energy в Восточной Европе Игорь Петрик.

Украину всколыхнули бурные обсуждения вопроса чрезмерной стоимости возобновляемой энергии. Однако на самом деле эта проблема значительно шире, чем просто размер «зеленых» тарифов, а ее решение находится не в урезании заработков операторов станций. Долгосрочное решение вопроса стремительного роста возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в первую очередь находится в ответственном принятии решений по развитию энергосистемы Украины в целом.

Два измерения одной проблемы

Проблема заключается не в самих ВИЭ, ведь энергетический переход к чистой энергетике осознанно осуществляют во всем мире. Исходное стимулирование инвестиций в мощности ВИЭ имело смысл, и при относительно небольших объемах оно не создавало ощутимой финансовой нагрузки на потребителей. Просто надо было вовремя перейти на аукционную систему, и сегодня мы не имели бы таких перекосов. Но время упущено, а значит, надо что-то срочно делать.

Поиск решения финансовой проблемы (непропорционально высокой стоимости возобновляемой энергии) сейчас происходит вокруг величины «зеленого» тарифа. Выглядит «логично», как в пословице: «Чтобы корова меньше ела и давала больше молока, надо ее больше доить и меньше кормить». Но это очень линейный подход.

При этом почти без внимания остается физическое измерение вопроса – влияние ВИЭ на работу как энергосистемы в целом, так и отдельных видов генерации. Изменения в этой части способны существенно уменьшить негативные финансовые последствия роста ВИЭ.

Уже весной 2020 году в энергосистеме возникнет новая ситуация, которая ляжет дополнительным финансовым бременем на потребителей. Оператор системы передачи предупреждает, что из-за негибкости энергосистемы будут вводиться принудительные ограничения выдачи мощности ветровых и солнечных электростанций на 10–30%. По нашим расчетам, при достижении установленной мощностью ВИЭ на уровне 7,5 ГВт (а это ожидается до конца 2020 года) диспетчерские ограничения составят 31% в год.

То есть жесткая энергосистема по объективным причинам не сможет принять около трети энергии, производимой солнечными и ветровыми станциями.

По условиям инвестиционных соглашений, гарантированных государством, «зеленый» тариф оплачивается в полном объеме независимо от потребления. Согласно исследованию ОЭС Украины/Wärtsilä 2018 в пересчете на платежи за неиспользованную электроэнергию потребители будут терять около 580 млн евро в год.

Если проблемы негибкости не будут решены, дальнейший рост зеленой энергетики теряет смысл: доля ограниченной энергии ВИЭ будет расти до 40% при 9,5 ГВт ВИЭ и более 50% при 13,5 ГВт ВИЭ.

Другое негативное последствие наращивания установленной мощности ВИЭ – необходимость балансировать прерывистую энергию СЭС и ВЭС. В Украине это осуществляется преимущественно с помощью угольных станций. С финансовой точки зрения речь идет о необходимости закупать все больший объем «горячего» резерва, для чего необходимо держать в работе все больше блоков угольных ТЭС и сжигать все больше угля. Кроме того, работа ТЭС в неэффективном режиме частичной нагрузки приводит к повышенному потреблению угля и рост выбросов СО2. И в результате – угольная генерация будет вытеснять более экологичную и дешевую атомную энергию.

Начиная уже со следующего года дополнительные финансовые негативные последствия роста ВИЭ, о которых упоминают в дискуссиях, достигнут 800–900 млн евро в год (диспетчерские ограничения ВИЭ и расходы на балансировку).

Об альтернативном решении

Как ни парадоксально это звучит, но для улучшения финансовой ситуации необходимы дополнительные инвестиции.

«Зелені» можливості: нові потужності замість урізання тарифів

Поскольку самые большие потери возникают из-за недостаточной гибкости имеющейся энергосистемы, то и решение проблемы – в увеличении гибкости. Обычно речь идет о введении в энергосистеме комбинации систем накопления и высокоманевренной генерации.

Частные инвестиции в такие мощности способны создать положительный нетто-эффект (экономия минус дополнительные расходы) в размере около 500 млн евро в год уже с первого года работы. Ключевым здесь является достижение большой экономии сразу, в то время как возврат инвестиций будет происходить в течение длительного времени.

Моделирование украинской энергосистемы по разным сценариям, проведенное Wärtsilä еще в прошлом году, показало, что в Украине самый больший экономический эффект для энергосистемы даст внедрения 2 ГВт высокоманевренной генерирующей мощности, а именно газопоршневых станций быстрого пуска, являющихся одной из наиболее прогрессивных и экономически оправданных технологий сегодня в мире.

Что касается аккумуляторных батарей, то с учетом динамики снижения цен на оборудование систем накопления мы рассчитываем на экономическую целесообразность этих технологий ориентировочно через 4–5 лет, хотя в условиях государственной поддержки они уже сейчас могут эффективно участвовать в первичном регулировании частоты в энергосистеме, также способствуя развитию ВИЭ.

Среди результатов внедрения 2 ГВт высокоманевренных мощностей:

  • улучшение интеграции ВИЭ в энергосистему и уменьшение объема ограничений ВИЭ втрое;
  • уменьшение генерации угольными электростанциями на 10%;
  • уменьшение выбросов СО2 на 15%.

Ориентировочная потребность в инвестициях для внедрения таких мощностей составляет 1,2–1,4 млрд евро и может показаться неуместной в условиях и так обостренной финансовой ситуации. Но именно инвестиции в высокоманевренные мощности стабилизируют рынок в долгосрочной перспективе, не создавая на нем мгновенной ценовой перегрузки. А экономический эффект только в эксплуатационных расходах ОЭС (преимущественно за счет уменьшения потребления угля) достигнет 300 млн евро в год!

Промедление с реализацией таких мер неизбежно приведет к дополнительным потерям и углублению проблемы, а принятие конструктивных решений, наоборот, откроет путь к стратегической возможности украинской энергетики измениться в соответствии с требованиями времени. Повышение эффективности энергосистемы, уменьшение расходов и сокращение выбросов будут способствовать конкурентоспособности ОЭС Украины на внешних рынках и непосредственно повлияют на ценообразование на внутреннем.

Соблюдение обязательств государства в отношении уже зафиксированных «зеленых» тарифов имеет еще одно большое значение для экономики. Ведь инвесторам в новые современные мощности для рынка балансирования и вспомогательных услуг, сопровождающих развитие ВИЭ, так же необходимо получить сигналы от государства о его заинтересованности и иметь уверенность, что их инвестиции будут работать в рыночной системе и будут защищены.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате