Черно-золотые качели: чего ждать от рынка нефти

Черно-золотые качели: чего ждать от рынка нефти

Как изменятся цены на основные энергоносители в ближайшей перспективе

Этот материал также доступен на украинском
Черно-золотые качели: чего ждать от рынка нефти

Впервые более чем за два года нефтяные котировки оказались в центре внимания рынка из-за неожиданно стремительной динамики роста – в конце октября они преодолели барьер в $60 за баррель нефти марки Brent и до последнего момента продолжали расти. Но в отличие от докризисных лет, теперь очевидно, что подобный поворот не окажет существенного влияния на стоимость газа в странах ЕС и Украине: либерализация рынка разрушила традиционную взаимосвязь нефтяных котировок и цен на газ в регионе.

В прошлую пятницу, 3 ноября, биржевые котировки нефти Brent выросли более чем на 2% и остановились выше отметки $62 за баррель. Вечером 7 ноября они достигли почти $64 за баррель. Но в среднесрочной перспективе их рост остановится, и они будут колебаться в диапазоне $55–65 за баррель. Такой прогноз представлен в докладе Европейского банка реконструкции и развития «Региональные экономические перспективы», который был опубликован вчера.

Его авторы обосновывают свои расчеты перспективой увеличения добычи сланцевой нефти в США. Также они отмечают, что нефтяные котировки в сентябре достигли наивысших уровней с лета 2015 года – в основном благодаря ослаблению доллара и увеличивающемуся мировому спросу на черное золото. «Средняя стоимость нефти в период с января по октябрь текущего года была на 19% выше, чем за аналогичный период 2016 года», – говорится в докладе.

Почему нефть дорожает? В качестве главной причины роста нефтяных цен большинство инвестаналитиков выделяют высокую вероятность продления соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи, цель которого – снижение уровня мировых запасов нефти до среднего пятилетнего уровня. Эта договоренность начала действовать с января 2017 года, а закончит – в марте 2018-го. Но 24 октября агентство Bloomberg сообщило, что внутри картеля начаты переговоры о продлении действия соглашения. На прошлой неделе саудовский наследный принц Мухаммед бин Салман сказал, что поддерживает такую идею.

Соглашение ведущих нефтепроизводителей о сокращении добычи предусматривает снижение странами ОПЕК добычи нефти на 1,2 млн баррелей в сутки, а странами, не входящими в картель, – на 558 000 баррелей в сутки по сравнению с уровнем октября 2016 года.

Как регулировали рынок? На рынке постепенно складывается понимание, что возвращения к избытку предложения нефти, которое имело место в 2014–2016 годах, уже не будет. Если в IV квартале 2016 года наблюдался избыток предложения в размере 500 000 баррелей в сутки, то уже во II квартале 2017-го был зафиксирован дефицит на уровне 700 000 баррелей в сутки.

Процесс снижения запасов в развитых странах начался только в июне 2017 года. За девять месяцев действия соглашения ОПЕК+ коммерческие запасы нефти в странах ОЭСР сократились всего на 64 млн баррелей. При этом до достижения среднего уровня 2012–2016 годов запасы должны сократиться еще на 221 млн баррелей. Несмотря на это, устойчивый тренд на сокращение придает игрокам уверенности в том, что соглашение ОПЕК+ реально влияет на рынок.

Поддержку рынку оказало неожиданное снижение количества действующих буровых установок в США, которое происходит с середины августа 2017 года. Сокращение незначительное – всего на 31 единицу, но отсутствие роста количества буровых может замедлить и темпы роста добычи. Инвесторы сланцевого бизнеса все чаще требуют более устойчивой динамики прибыли. Поэтому увеличение предложения сланцевой нефти может быть отложено во времени. А значит, даже в условиях сравнительно высоких нефтяных котировок положительный эффект для сланцевой отрасли будет ограничен.

Как сказывается на рынке нефти «саудовский фактор»? Кроме рыночных тенденций, на нефтяных котировках отражается также неопределенная политическая ситуация в Саудовской Аравии, где 81-летний король Салман и его 32-летний сын Мухаммед в результате дворцовых интриг не только убрали претендентов на трон, но и взяли под контроль два силовых ведомства – МВД и Нацгвардию. Последний шаг закрепляет контроль наследного принца Мухаммеда над институтами безопасности королевства, которые долгое время возглавляли представители отдельных могущественных ветвей правящей семьи.

Официальная версия причины таких действий – борьба с коррупцией, но наиболее вероятная – контроль за денежными потоками. Все участники конфликта выступают за скорейшую приватизацию нефтяной корпорации Saudi Aramco. После этого Saudi Aramco официально станет самой дорогой компанией мира. Поэтому, оставив за скобками яркие детали с падением вертолетов и похищением оппонентов из элитных зарубежных отелей, все происходящее вполне можно считать корпоративным конфликтом.

Борьба за престол не нова в истории Саудовской Аравии. Однако раньше игроки предпочитали действовать более тонко – заключать союзы и формировать коалиции между членами королевской семьи, а не предъявлять ультиматумы друг другу и проводить политику, потенциально дестабилизирующую регион. И до продажи акций Saudi Aramco они вряд ли будут совершать действия, способные повлиять на колебание курса нефти.

Но сегодня Эр-Рияд находится на распутье. Саудовская Аравия может быть либо модернизирована, либо дестабилизирована. В первом случае королевство не только преобразится экономически, но и станет более свободной страной с диверсифицированными политическими связями, в которых могут соседствовать инвесторы из разных стран. Однако слишком резкие шаги принца Мухаммеда бин Салмана могут вызвать неприятие и сильное сопротивление внутри королевской семьи, что также отразится на регионе.

А что будет с ценами на газ? Резонансные тенденции нефтяного рынка несколько лет назад провоцировали также большой интерес к прогнозам цен на российский газ в странах ЕС и в Украине. Это было вызвано тем, что в долгосрочных экспортных контрактах, которые традиционно заключал «Газпром» с потребителями, использовалась формула ценообразования с привязкой к нефтяным котировкам. Таким образом, например, повышение цен на нефть могло повлечь увеличение стоимости законтрактованного газа через шесть или девять месяцев.

Но либерализация газового рынка, а также развитие возобновляемой энергетики разрушили такую взаимосвязь. В условиях кризиса 2008–2009 годов неадекватно высокие цены «Газпрома» на условиях take-or-pay вынудили европейских покупателей развивать спотовую торговлю на газовых хабах и обострили борьбу с нефтепродуктовой привязкой, которой придерживался «Газпром» при заключении долгосрочных контрактов. Разрушению такой торговой традиции поспособствовало увеличение количества продавцов на европейском газовом рынке, расширение географии поставок, появление альтернативы в виде сжиженного природного газа. Таким образом потребители получили возможность выбирать поставщиков и лучшие условия.

Хотя «Газпром» не был разработчиком долгосрочной модели контрактных отношений с потребителями, но именно он оказался ее наиболее последовательным сторонником. На российский холдинг, по данным консалтинговой компании CERA, приходится 51% долгосрочных действующих контрактов на поставку газа в ЕС. Остальные – на Норвегию (29%, причем преимущественно со спотовой формулой), Алжир (17%) и Ливию (3%). 73% всех действующих долгосрочных контрактов на покупку газа сконцентрировано всего в пяти странах: Германии (27%), Италии (24%), Франции (8%), Великобритании (8%) и Испании (6%).

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате