«Свобода и капитализм»: чем интересна книга Милтона Фридмана

«Свобода и капитализм»: чем интересна книга Милтона Фридмана

И можно ли максимизировать свободу индивида путем уменьшения или полного исключения госвмешательства в экономику

Этот материал также доступен на украинском
«Свобода и капитализм»: чем интересна книга Милтона Фридмана
Фото: издательство «Наш Формат»

Бэкграунд: Милтон Фридман родился в Бруклине в 1912 году в семье еврейских мигрантов из города Берегово на Закарпатье (тогда – Берегсас). Он является лауреатом Нобелевской премии по экономике 1976 года за работы о потребительском анализе, денежно-кредитной теории и демонстрации стабилизационной политики. Он также один из самых известных адвокатов свободного рынка и либерализма, уменьшения государственного вмешательства в экономику.

С одной стороны, теория монетаризма Фридмана стала основой экономической политики Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер, с другой – взгляды Фридмана столь радикальны и так далеко отходят от привычного государственного патернализма, что ни в одной стране не были воплощены в жизнь полностью. Книга «Капитализм и свобода» охватывает широкий круг тем и, по версии журнала Time, входит в сотню лучших нон-фикшен книг, написанных на английском языке с 1923 года. Книга также вошла в Рейтинг книг по экономике по 20-ти направлениям, который недавно опубликовал Mind.

Оригинальное название: Milton Friedman with the assistance of Rose D. Friedman «Capitalism and freedom»

Издательство: «Наш Формат»

Тираж: 3000 экземпляров

Сюжет: Главная мысль этой книги – то, что политическая и экономическая свобода связаны. Экономическая свобода рассматривается как необходимый инструмент для достижения свободы политической. Предоставляя индивидам лучший и широкий выбор с помощью конкуренции и свободного рынка, мы также способствуем большей экономической и политической свободе индивида и общества в целом. Последовательный и бескомпромиссный в отстаивании своих взглядов, Фридман идеализирует индивида как точку отсчета для либерала, причем индивид абсолютно экономический – он думает и действует рационально и логично в собственных интересах и только. Индивид является достаточно разумным, чтобы самостоятельно делать свой выбор без посторонней помощи, а его свобода совершить ошибку так же священна, как и свобода делать что-либо вообще. Однако можно привести много примеров нерационального и иррационального поведения людей во многих сферах, не только экономической. Более того, в некоторых сферах право на ошибку определяет и право на жизнь (например, неправильный выбор лечения или врача при отсутствии государственного лицензирования, или выбор плохой стратегии пенсионных сбережений при отсутствии государственной программы социального обеспечения). Вопрос, почему именно экономическая сфера должна стать исключением, неким заповедником рационального поведения не всегда рациональных индивидов, и какой уровень ошибки мы можем терпеть в условиях свободного рынка, могли бы стать прекрасной темой первой дискуссии со сторонниками либерализма.

Патернализм или свобода?

Мілтон Фрідман “Свобода і капіталізм”

Всю экономическую деятельность государства, по Фридману, можно оценить по условной шкале «свобода – патернализм». Свобода предполагает возможность двух равных агентов/индивидов свободно заключать договор на взаимовыгодных условиях об экономических операциях. Любое вмешательство в виде государственного регулирования цен и минимальной ставки заработной платы, импортных тарифов, обязательного социального обеспечения или воинской повинности в мирное время, любых форм лицензирования или сертификации деятельности является ограничением этой возможности, проявлением патернализма со стороны государства и, соответственно, ограничением свободы. Будучи сторонником либерализма, в первых главах Фридман предлагает максимизировать свободу индивида путем уменьшения или полного исключения государственного вмешательства в экономику. Следующие разделы детализируют этот подход в различных сферах – налогово-бюджетной, образовательной, международных монетарных отношениях, предоставления социального обеспечения, лицензирования для различных сфер, включая медицину.

Странным образом эти подробные разделы перекликаются с наиболее обсуждаемыми и неотложными реформами в современной Украине – медицины, образования, налоговой сферы, социального обеспечения незащищенных слоев населения. Можно уже увидеть реализацию идей Фридмана в одном из принципов медицинской реформы «деньги следуют за пациентом», когда субсидии предоставляются не заведениям, а людям, которым предоставляют услуги.

Однако не все идеи Фридмана являются настолько очевидными или интуитивно понятными. Например, предложение отменить лицензирование профессиональной деятельности (и медицинской тоже) кажется преувеличенным упрощением. В условиях глобализации лицензирование является способом заменить сарафанное радио, которое срабатывает в масштабах миллионной агломерации, а онлайн-отзывы и рейтинги незаметно поглощают часы и дни, когда нужно определиться одновременно с выбором врача, безопасных продуктов питания и вариантом отпуска. Частные аналоги лицензирования могут создать дополнительный уровень услуг, который тоже надо будет верифицировать на свободном рынке. Поэтому государственное лицензирование выглядит как экономия времени для многих потребителей. Фамилии, язык, визитки тоже были изобретены как ответ на усложнение структуры общества, и кажется достаточно логичным, что сертификация может стать следующим звеном в этом ряду.

Возможна ли экономика без культуры?

Создается впечатление, что, по Фридману, экономика является определенным абсолютом, точной наукой по методам и естественной по предмету. Однако экономика – продукт культуры, и надо принимать во внимание все социокультурные факторы при анализе. Например, Фридман отмечает, что меньше всего дискриминации в обществах с наибольшей свободой конкуренции, поэтому свободный рынок способствует уменьшению сегрегации и маргинализации групп, и приводит в пример Америку. Здесь автор сознательно или бессознательно игнорирует социальный и исторический контекст. Свободный рынок может служить описательным средством для обществ с меньшей дискриминацией, объяснять принципы его работы, в то же время он дает мало рычагов и инструментов для трансформации от несвободного рынка к свободному.

Убеждение, что свободный рынок – это чудодейственная пилюля, что он способен к саморегулированию для индивидов, которые не являются идеально экономическими, рациональными, дееспособными и самостоятельными, выглядит самоуверенно и наивно. Именно социальный, культурный и исторический контекст становится основой искажения рынков, их перехода к различным формам государственного вмешательства (убеждение, что мы должны беспокоиться о психически больных людях, детях и стариках, является результатом нашей культуры, и это убеждение могло бы отличаться, если бы мы сейчас жили в городе-государстве Спарте).

В конце концов, даже представление о свободе может отличаться в разных культурах. Свобода является очень заманчивым абсолютом, однако она не может служить оправданием любых экстерналий, связанных с реализацией этой свободы. Поэтому есть смысл рассматривать экономику в более широком контексте и оценивать нашу выгоду по нескольким критериям, простейшие из которых будут звучать как максимизация свободы, минимизация негативных экстерналий.

Многие идеи Фридмана неожиданно были подтверждены развитием технологий: товарный стандарт – криптовалюта, образование – бесплатные онлайн-курсы, о профсоюзах забывают из-за распространения фриланса. Некоторые его идеи сейчас вызывают сомнения ввиду успешного опыта стран – контроль за квартплатой в западноевропейских городах или же всеобщая воинская повинность в Израиле и Эстонии. Поэтому стоит переоценить идеи Фридмана в современных реалиях, понять, какое общество является нашей целью и как представленные идеи могут помочь нам достичь желаемого.

Читая книгу, постоянно хочется не соглашаться, спорить, развивать мысль, моделировать ситуацию. Невольно задумываешься над природой этого несогласия – то ли это мировоззренческие различия, то ли какой-то скрытый отголосок советского прошлого. Как бы то ни было, сталкиваться со столь контрастным подходом к проблемам, которые должна решать каждая страна для себя самостоятельно, полезно и познавательно – и для утверждения в своей позиции, и для расширения кругозора. Обсуждение подходов и позиций, предложенных Фридманом на уровне дебатов экспертов, студенческих проектов, или просто заинтересованными группами, на самом деле может привнести новое дыхание в подходах к государственным делам. Именно таких научных взглядов не хватает нам, чтобы освободиться от популизма и ситуативных решений в ручном режиме.

Вам понравится, если: вы ищете различные взгляды и подходы к государственной политике и экономике, вам интересно не соглашаться, дебатировать и экспериментировать.

Вам не понравится, если: вы адепт патернализма, не любите рынки и ждете пока они загниют.

Главная причина прочитать: диагностировать себя по шкале «либерализм – патернализм» и, возможно, испугаться.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате