Тайны на холсте: зачем читать книгу Ханны Ротшильд «Невероятность любви»

Тайны на холсте: зачем читать книгу Ханны Ротшильд «Невероятность любви»

И что именитая авторка знает такого, о чем обычно умалчивают околохудожетвенная тусовка

Цей матеріал також доступний українською
Тайны на холсте: зачем читать книгу Ханны Ротшильд «Невероятность любви»

Ханна Ротшильд родилась в известной семье британских банкиров. Ее отец – Джейкоб Ротшильд, много лет посвятил развитию бизнеса Rothschild Investment Trust, который в наши дни известен под названием RIT Capital Partners и является одним из крупнейших инвестиционных фондов Великобритании. Лорд Ротшильд также прославился своей арт-коллекцией. Инвестиции в арт-рынок принесли ему финансовый успех. 

Как и отец, Ханна страстно увлечена искусством. Она сделала успешную карьеру режиссера-документалиста на BBC, сняла несколько фильмов о художниках, а в 2015 году стала первой женщиной, которая возглавила попечительский совет Национальной галереи в Лондоне. В этом же году она опубликовала свой дебютный роман The Improbability of Love («Невероятность любви»). В центре его сюжета – одноименная вымышленная картина, которую написал живописец Жан-Антуан Ватто – реальный мастер, оставивший заметный след в мировой истории.

Бекґраунд. Роман Ханны Ротшильд – это сатирическое повествование об авантюрах, которыми богат мир искусства. Хотя авторка настаивала, что все персонажи полностью вымышлены, ее положение и широкие связи в этой сфере породили спекуляции о том, кто оказался прообразом того или иного героя.

«Она связана с миром искусства достаточно долго, чтобы отразить его реальность по-настоящему. Ханна написала книгу, не лишенную сочувствия, но она разоблачает некоторые весьма сомнительные практики в этом мире, который не регулируется и, мягко говоря, не очень прозрачен», – сказал известный британский историк искусств Николас Серота, возглавлявший галерею Tate с 1988 по 2017 год.

По словам Ханны Ротшильд, она давно подумывала написать роман; постоянно делала наброски идей, которые приходили в голову, складывала эти записки в обувную коробку. Взялась за дело, когда у нее «накопилось достаточно слов».

Нет ничего удивительного в том, что на сюжет «Невероятности любви» повлияла ее семейная история. «Сегодняшние олигархи и шейхи используют искусство, чтобы показать свой вкус и утонченность. Так же поступали Ротшильды в XIX веке. Думаю, что ассоциации с красотой, после того как вы поднялись из уродливой бедности, очень успокаивают», – рассказала писательница в интервью The New York Times после выхода книги.

Оригінальна назва: The Improbability of Love

Видавництво: Alfred A. Knopf

Сюжет. Энни Макди – повар, ей 31 год и она пытается прийти в себя после болезненного разрыва отношений. Хороший способ для этого – завести новый роман. На «быстрых свиданиях» Энни знакомится с парнем, с которым у них завязываются отношения. На «барахолке» наша героиня покупает для своего нового друга картину и вскоре понимает, что эта импульсивная покупка ей не нравится. Зато картину оценила Эви – мать Энни, которая постоянно критикует увлечения дочери.

В неказистой картине Эви увидела что-то ценное, упаковала ее в полиэтиленовый пакет и заставила дочь пойти с ней в Собрание Уоллеса.

Там, пока Эви сравнивала картину с «барахолки» с шедеврами рококо на стенах, Энни встретила очаровательного гида и начинающего художника Джесси. Он предложил помочь в поиске мастера, написавшего картину, и расследовать историю ее происхождения – в качестве предлога для ухаживания, конечно.

Главные герои романа не догадываются, что их ждет впереди. Картина оказывается утерянной работой из уникального наследия французского живописца Жана-Антуана Ватто, который оформлял почти все дворцы, упоминаемые в «бедекерах».

А в настоящее время она представляет большой (и неудобный) интерес для компании Winkleman Fine Art Ltd., где Энни работает скромным поваром.

Читая роман, с головой погружаешься в хитросплетения событий, которые разворачиваются на современной арт-сцене Лондона, а корнями уходят в эпоху нацистской Германии. Среди его персонажей нашлось место почтенному основателю художественной галереи и титулованному аукционисту, русскому олигарху с криминальными наклонностями и арабскому нефтяному магнату, богатой американской вдове и владельцу хедж-фонда, ненасытным коллекционерам и измученному ежедневными хлопотами директору Национальной галереи.

По ходу сюжета так привыкаешь к нелепым и, в основном, милым персонажам, что начинаешь ощущать себя частью этого пестрого арт-сообщества, а не просто наблюдателем за его нравами на страницах романа.

Достоинство романа в том, что Ханна Ротшильд много знает о мире искусства не понаслышке, а изнутри. Лучшие суждения в книге на эту тему исходят от самой картины, которая является утонченным персонажем и часто изъясняется вычурным французским языком.

Фото: nytimes.com

Высокомерие картины Антуана Ватто оправдано. Она обладает магической силой, сродни афродизиаку. Практически каждый мужчина, видевший этот шедевр, сразу же чувствует необходимость подарить его своей возлюбленной. «Я была написана, чтобы прославлять дикую любовь и страстное влечение, которое ломает и преображает, но неизбежно уступает место жалкому и ограничивающему разочарованию», – поясняет картина.

Ханна Ротшильд писала роман с явным энтузиазмом. За многие годы увлечения искусством она, вероятно, также приобрела привычку описывать людей в живописных деталях. Слезящиеся глаза, высокие скулы, россыпь веснушек, кудри волос – всё это отражено в персонажах. Но в тексте есть и несоответствие, когда цвет глаз одного из героев меняется по ходу романа несколько раз. Возможно, это небрежности редактуры, а не умышленный авторский прием. Каждый читатель волен сам для себя выбрать удобное объяснение.

Сложно что-либо рассказать об интриге романа «Невероятность любви», не превратившись в спойлера. Его каждая страница – это повествование о власти искусства, которое может быть и достойным компаньоном для одиноких, и средством исцеления страдающих сердец.

Искусство, в представлении Ханны Ротшильд, может с равной силой оказаться посредником в общении и с ангелами, и демонами. Красота художественных шедевров может провоцировать и страсть, и насилие. В «Невероятности любви» автор нашла место для самых разных проявлений человеческой натуры, лишний раз напоминая, что в жизни не бывает ситуаций, которые можно считать абсолютным злом или абсолютным добром.

Вам понравится, если: вы не просто увлечены искусством, а считаете себя его фанатом; вас увлекают интриги арт-мира, которые скрывает его изысканная красота.

Вам не понравится, если: главное достоинство любого романа для вас – утонченный литературный стиль, а не увлекательная история.

Главная причина прочитать: лично убедиться, насколько мир искусства достоен оказаться в центре литературных сюжетов. Сама Ханна Ротшильд удивляется, что авторы художественной прозы редко обращают внимание на эту многогранную сферу: «В арт-мире есть всё: шальные деньги и сокровища, супергерои и злодеи, неосязаемая красота и нереальные желания, истории и тайны – всё что угодно. Я не знаю, почему писатели игнорируют это».

В том же духе:

​«Щоденник книгаря». Шон Байзел

Годовая хроника жизни скромного владельца книжного магазина – Доктора Хауса от книжной торговли. Дневниковый текст, написанный в духе традиционной английской иронической автобиографии, где все герои до такой степени неудачливы, что каждому понятно, в какой блестящей компании он оказался. Самоирония английского джентльмена так густа, что отдает несусветной гордыней.

Эта книга – однозначно привлекательное чтение, потому что способна порадовать читателя великолепием британского квазилузерства.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в нашем Telegram-канале Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно