Сообразили на троих: как финал Лиги чемпионов УЕФА объединил мобильных операторов

Сообразили на троих: как финал Лиги чемпионов УЕФА объединил мобильных операторов

Что мешает «большой тройке» запускать совместные проекты в отдаленных селах для снижения цифрового разрыва

Этот материал также доступен на украинском
Сообразили на троих: как финал Лиги чемпионов УЕФА объединил мобильных операторов
Фото Shutterstock

Чтобы сделать жестких конкурентов партнерами – достаточно провести в Украине финал футбольного чемпионата. К знаковому событию «большая тройка» мобильных операторов совместно построила indoor-сеть на НСК «Олимпийский». Дабы не опозорить страну и обеспечить болельщиков качественной 3/4G-связью, операторы забыли о распрях и в равных долях профинансировали проект, который оценивается в 36 млн грн.

Таких примеров совместного использования инфраструктуры (СИИ) на украинском рынке немного. Хотя в теории и на практике СИИ позволяет существенно сократить капитальные и операционные затраты компаний. Операторы вкладывают миллиарды гривен в продвижение 3/4G. Почему они не экономят, «соображая» на троих? Какой из видов СИИ может быть наиболее востребован «большой тройкой»? На эти и другие вопросы нашел ответы Mind.

Что такое совместное использование инфраструктуры, или шеринг? Это эксплуатация одной вышки, антенны или других компонентов сети сразу несколькими операторами. В зависимости от того, какой именно элемент инфраструктуры используется, шеринг условно разделяют на три вида: пассивный (башни, телекоммуникационные шкафы, блоки питания и т.п.), активный (базовые станции) и частотный (радиоспектр).

Стимулы для СИИ. «По сути, шеринг – инструмент оптимизации затрат на функционирование сети оператора. Логично, что совместно пользоваться любым оборудованием дешевле, чем самостоятельно его покупать, обслуживать, охранять и амортизировать», – поясняет глава НКРСИ Александр Животовский.

Схожее мнение у телеком-эксперта, главы правления ИнАУ Александра Федиенко: «Плюсы очевидны. Это минимизация расходов на первичном строительстве, сокращение времени развертывания сетей и оперативность входа на рынок, объект, территорию».

«Чаще всего, основная мотивация для использования шеринга – экономия как капитальных, так и операционных затрат на развертывание и обслуживание мобильных сетей. Особенно это актуально при построении сетей в низкодоходных регионах, учитывая низкий средний чек абонента в нашей стране», – отмечают в пресс-службе lifecell.

В мире немало реализованных шеринг-проектов. К примеру, в 2011 году польские «дочки» T-Mobile и Orange – Polska Telefonis Cyfrowa и PTK Centertel – заключили соглашение о СИИ на 15 лет. На презентации проекта топ-менеджеры операторов подчеркивали, что сотрудничество двух крупнейших конкурентов позволит устранить дублирование активного оборудования и оптимизировать размещение базовых станций в случае их близкого соседства, в итоге – улучшить покрытие, качество сети и доступ к LTE.

Самый популярный. Украинские операторы пока преимущественно используют пассивный шеринг. Еще с начала нулевых годов они стали арендовать друг у друга вышки для размещения своих базовых станций. А с 2008 года – пользоваться услугами и «УкрТауера». Это так называемый башенный оператор, который предоставляет в аренду места на своих вышках. Предприятие принадлежит турецкому холдингу Turkcell, материнской компании lifecell.

«Наиболее распространенная модель – пассивный шеринг. Данная модель позволяет существенно сократить затраты операторов на строительство инфраструктуры (до 40% в отдельных случаях), полностью контролировать свое оборудование, уменьшить количество согласований при изменении емкости, модернизации оборудования, внедрению новых стандартов и т.д.», – рассказывают в пресс-службе «Киевстар». 

По словам гендиректора «Vodafone Украина» Ольги Устиновой, оператор давно использует пассивный шеринг. «Мы вешаем свое оборудование на башни «УкрТауера» и «Киевстар». Также пускаем к себе коллег. Эта схема успешно работает», – отмечает спикер. Количество арендуемых башен в «Киевстар» и «Vodafone Украина» не уточняют.

«Шеринг пассивной инфраструктуры – наиболее простой способ сотрудничества с точки зрения договорных отношений и безболезненности разрыва кооперации. Это то, с чего операторы обычно начинают взаимодействие», – дополняют в пресс-службе lifecell.

К слову, в 2016 году lifecell продал 811 своих вышек «УкрТауеру» (сестринской компании) за $52 млн. Теперь оператор в основном использует модель аренды пассивной инфраструктуры. «На данный момент более 1000 базовых станций lifecell расположены на башнях «УкрТауера» и объектах других операторов», – рассказывают в компании. 

По этому же пути собирался пойти и «Киевстар», точнее – его материнский холдинг VeOn. В 2017 году VeOn выставил на продажу 12 000 своих башен в Украине, Грузии, Казахстане и Армении, намереваясь избавиться от непрофильного бизнеса. Удалось ли уже продать украинские активы, в «Киевстар» пока не разглашают.

Детали «Олимпийского» проекта. К совместному использованию пассивной инфраструктуры операторы причисляют и создание indoor-сети к финалу Лиги чемпионов УЕФА. «До строительства распределенной антенной системы (ADAS) на НСК у всех операторов возникали сложности со связью и передачей данных, вызванные недостаточной емкостью сети. Поэтому у нас возникла идея создания системы, которая обеспечит качественное покрытие стадиона и достаточную емкость сети. Учитывая потребность в таком решении у всех операторов, «Киевстар» предложил коллегам по рынку принять участие в проекте», – рассказывают в пресс-службе оператора. И обещают, что теперь абоненты смогут комфортно пользоваться услугами 3/4G, даже когда «Олимпийский» будет максимально заполнен.

«На финал Лиги чемпионов приедут потребители, которые пользуются LTE уже 5-6 лет. Для нас важно не ударить в грязь лицом и поддержать имидж Украины. Поэтому операторы спрятали свои амбиции и договорились совместно построить добротную инфраструктуру. Каждому из нас создать свою отдельную сеть было бы достаточно дорого», – поясняет гендиректор «Vodafone Украина», добавляя, что оператор со своей стороны обязуется обеспечить качественным покрытием 25 000 абонентов.

В lifecell уточняют, что на «Олимпийском» со времен EURO-2012 существовала старая indoor-сеть, которая плохо справлялась со своими задачами. «Мощностей той системы уже не хватало,поэтому идея построить новую сеть была актуальной. Строительные затраты поровну делились между всеми операторами.В результате абоненты смогут пользоваться качественной связью и мобильным интернетом (выкладывать фото, видео, звонить) во время матча/концерта», – рассказывают в пресс-службе lifecell.

После футбольного чемпионата сеть продолжит работать на «Олимпийском», обещает «большая тройка».

Самый «запущенный». Активный шеринг – редкость для украинских операторов. Единственный крупный проект – совместное использование базовых станций в киевском метро. «Также операторы используют этот шеринг при построении indoor-систем в крупных торговых/развлекательных/бизнес-центрах, отелях и т.п.», – уточняют в пресс-службе lifecell.

Главный исполнительный директор lifecell Исмет Языджи ранее не раз публично заявлял, что призывает конкурентов запустить комплексные совместные проекты, включающие активный и пассивный шеринг. «Самый лучший инструмент для максимального проникновения в отдаленные регионы – совместное использование инфраструктуры. Но я не увидел поддержки этого вопроса от коллег по рынку», – рассказывал топ-менеджер оператора в интервью Mind.

«Как показывает мировой опыт, основные драйверы, подталкивающие операторов к реализации шеринг-проектов, – это либо необходимость строить сети в малоприбыльных регионах (например, по требованиям регулятора), либо уменьшение затрат и ускорение строительства сети нового поколения. В Украине до успешного завершения пока доходили только проекты, где система строилась с нуля. Когда же обсуждались масштабные проекты по использованию активной инфраструктуры – далее, чем тестирование и подписание меморандумов, дело не продвигалось», – объясняют детали в пресс-службе lifecell.

В «Киевстар» публично не поясняют причины своей незаинтересованности в сотрудничестве. 

В «Vodafone Украина» – более откровенны. «Мы готовы на шеринг, так как он снижает нагрузку и на бизнес, и на абонентов: меньше затрат для нас и ниже стоимость услуг. Если проекты логичные и выгодные для всех, мы всегда готовы в них участвовать. Если же только один из игроков получает преимущества – нам такие предложения не интересны. Считаю, что операторы должны инвестировать в шеринг в равных долях, независимо от размера абонентской базы. Ведь когда мы придем в отдаленный населенный пункт, в котором ни у кого нет абонентов, – у всех операторов будут одинаковые стартовые позиции», – поясняет Ольга Устинова.

Вместе с тем, по словам гендиректора Vodafone Украина, время для больших совместных проектов уже упущено. «Мы покрыли более 80% населения страны 3G. Для этой территории нам уже не интересен шеринг, у нас есть собственная сеть. Чтобы устранить цифровое неравенство для оставшихся 20%, можно использовать этот инструмент. Есть примеры в других странах, когда для решения проблемы подключаются государственные структуры, которые хотя бы предлагают бесплатную аренду башен. У нас же, когда приходим в села, местные власти порой считают, что мы качаем нефть, поэтому аренда маленького кусочка земли должна стоить минимум 10 000 грн в месяц», – рассказывает Ольга Устинова.

Она считает, что государство может возглавить процесс устранения цифрового неравенства. «А операторы между собой договорятся. К примеру, мы покроем 10 населенных пунктов, к которым наша сеть ближе. Коллеги – другие села, близлежащие от их сетей. А потом друг друга пустим в свои сети. При этом, если расчеты покажут, что выйдем на минусовую рентабельность, например, в маленьких селах с 500 жителями, государство может снизить для нас затраты, к примеру, уменьшить ренту за РЧР на стоимость инфляции», – предлагает гендиректор «Vodafone Украина».

Почему пазл не складывается? Опрошенные Mind спикеры полагают, что масштабный активный шеринг вряд ли будет поддержан всеми игроками рынка, несмотря на возможность существенно сэкономить.

«Для реализации таких проектов необходим высокий уровень доверия между операторами. Ведь такое сотрудничество – всерьез и надолго. У операторов не всегда есть четкий план развития на далекую перспективу, что усложняет планирование. Кроме того, масштабные проекты по активному шерингу связаны с перестройкой имеющейся сети. Каждый оператор, имея свою сеть со своими особенностями, по-разному оценивает собственную выгоду, и не всегда она присутствует», – полагают в lifecell.

По словам Александра Животовского, на практике операторы часто останавливаются на этапе переговоров. «Вероятно, их технические модели и принципы построения сети не совпадают, поэтому совместное использование элементов инфраструктуры возможно только в конкретных кейсах, как правило, ситуативно и локально. Например, чтобы совместно обеспечить связью удаленную локацию или же усилить мощность базовой станции для конкретного мероприятия. В таких случаях экономия будет на расходах на аренду, электроэнергию, но это совсем не существенные суммы», – поясняет глава телеком-регулятора.

Александр Животовский полагает, что также ситуация часто осложняется юридическими нюансами и особенностями деятельности каждого оператора, условиями их договоров с собственниками помещений и мест расположения оборудования. Поэтому экономическая выгода от масштабирования модели совместного использования инфраструктуры операторами перекрывается техническими трудностями для ее запуска.

По мнению Александра Федиенко, настораживает игроков и совместное обслуживание активной инфраструктуры. «Как правило, операторы не любят такие решения, так как при последующих проблемах технические службы будут искать крайнего, подозревая друг друга. В целом же, при существующей модели формирования операторов я не верю, что когда-либо у нас будут повсеместно применяться модели совместного использования активного оборудования», – считает глава правления ИнАУ.

И уточняет: идеал для рынка – создание технологического оператора, на сетях которого будут формироваться виртуальные провайдеры. «Пока же порой на условно одном квадратном метре мы видим башни всех трех мобильных операторов. Это и неэстетично, и экономически неэффективно. Но, увы, такова у нас техническая культура строительства сетей», – рассказывает Александр Федиенко.

Самый перспективный. Все операторы сообщили Mind, что заинтересованы в частотном шеринге – совместном использовании одной и той же полосы спектра. «Такой подход широко используется в мире и помогает операторам оптимизировать работу сети в определенной географической местности. Например, в Украине у операторов разное количество абонентов в регионах. Поэтому возможность шеринга радиочастот могла бы упростить обслуживание и способствовать улучшению качества услуг», – полагают в «Киевстар». «Данная практика широко применяется на развитых европейских рынках телекоммуникаций с эффективной конкуренцией, и от использования этого механизма в выигрыше остаются именно абоненты», – рассказывают в lifecell.

Но маленькая «незадача» – в нашей стране спектральный шеринг запрещен. «В соответствии с действующим законодательством, частоты предоставляются в эксклюзивное пользование. Переводя на язык договоров, это значит, что владельцем спектра является государство, арендатором – оператор. И последнему закон запрещает передавать в пользование этот ресурс», – отмечает глава НКРСИ.

По словам Ольги Устиновой, операторы давно поясняют телеком-регулятору, почему для них важна возможность совместного использования спектра, и надеются, что их услышат. Александр Животовский корректно уходит от ответа. «Заинтересованность в совместном использовании радиочастот операторы высказывали неоднократно. Но предполагаю, что наличие нормативного основания не означает автоматическую успешность масштабного проекта по совместному использованию на территории Украины», – сообщил Mind глава НКРСИ.

В lifecell считают, что для реализации частотного шеринга нужны эффективный механизм и полномочия регулятора по управлению РЧР, устранение существующей концентрации спектра и его «застолбления» с целью дальнейшей перепродажи. «Пока эти вопросы законодательно не урегулированы, совместное использование РЧР может привести к негативным последствиям, вплоть до монополизации рынка», – отмечают в пресс-службе lifecell.

Операторы рассказывают, что ожидаемые изменения заложены в законопроекты №3549-1 «Об электронных коммуникациях» и №5051 «О радиочастотном ресурсе». «Однако наши народные депутаты уже несколько лет не могут проголосовать за реформирование отрасли и внедрение европейских принципов», – говорят в lifecell. «Перспективы этих законопроектов нам неизвестны, они уже два года ждут своего рассмотрения», – подытоживают в «Киевстар».

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате