Кандидатская по экономике. Владимир Зеленский и вызовы в энергетике

Кандидатская по экономике. Владимир Зеленский и вызовы в энергетике

Объясняем, с какими проблемами в энергетической отрасли столкнется этот кандидат в случае победы на выборах

Этот материал также доступен на украинском
Кандидатская по экономике. Владимир Зеленский и вызовы в энергетике
Фото: УНІАН

Mind продолжает публикацию редакционного анализа решений, которые предлагают (а чаще – не предлагают) по отдельным отраслям кандидаты в президенты Украины. С полным перечнем вопросов, на которые мы искали «ответ» у кандидатов, можно ознакомиться здесь; все материалы специального проекта Mind «Кандидатская по экономике» – здесь.

Читайте також: Кандидатская по экономике. Владимир Зеленский и АПК

Читайте также: Кандидатская по экономике. Владимир Зеленский, инновации, технологии и телеком

Читайте также: Кандидатская по экономике. Владимир Зеленский, газ и риски некомпетентности

Предвыборный штаб Владимира Зеленского не удосужился ответить на запрос Mind.

Редакция могла бы ограничиться едкими замечаниями о том, что кандидат не понимает или не хочет разбираться в проблемах отрасли. Но вместо этого Mind самостоятельно проанализировал, с какими ключевыми вызовами в отрасли придется столкнуться кандидату уже в первые месяцы пребывания в президентской должности.    

Предвыборная программа Владимира Зеленского:
Украина должна перейти на обеспечение своих потребностей за счет собственных энергоресурсов, превратившись со временем в их экспортера на европейский рынок.

Комментарий Mind

В программе кандидата в президенты Владимира Зеленского в энергетической сфере нашлось место только одному тезису. Безусловно, самообеспечение страны энергоресурсами с возможностью их экспорта является неоспоримой и благой целью.

Точно так же, как и самообеспечение любым другим товаром. Однако при более пристальном рассмотрении лозунг самообеспечения вряд ли может быть положен в основу энергетической политики государства. К примеру, Украина в перспективе может выйти на полное удовлетворение собственных потребностей газом и даже начать его экспорт в Европу.

Однако происходить это может не за счет роста национальной экономики и благосостояния граждан, а вследствие сворачивания промышленности, а также плохо отапливаемых частных домов, когда голубое топливо становится для украинских граждан слишком дорогим удовольствием.

Собственно, описанный сценарий и наблюдается в Украине в последние пару лет. И если тенденция продолжится, страна вполне может превратиться в дополнительный источник поставок голубого топлива европейским потребителям – своим оно больше не понадобится.

Еще один пример: одна из крупнейших нефтедобывающих стран мира в лице Венесуэлы в марте этого года пережила блэкаут национальной энергосистемы. Уж чего-чего, а запасов нефти на территории Венесуэлы более чем достаточно.

Однако несмотря на значительные объемы нефтяного экспорта, в стране не нашлось средств на модернизацию технически изношенной энергетической инфраструктуры, как не нашлось и достаточного количества профессиональных энергетиков для ее обслуживания – на момент блэкаута многие специалисты покинули пределы Родины.

В этой связи напрашиваются определенные аналогии с Украиной: у нас специалисты НАЭК «Энергоатом» или ПрАТ «Укргидроэнерго» тоже выезжают за рубеж в поисках лучшей жизни. В этой ситуации можно назначить любую зарплату Андрею Коболеву и другим топ-менеджерам госкомпаний, однако вряд ли их миллионные персональные доходы удержат в энергетическом секторе квалифицированных работников с месячными зарплатами в $300–400.

Между тем именно человеческий капитал, помимо наличия или отсутствия энергоресурсов, является одним из ключевых элементов энергетической безопасности, что и продемонстрировал опыт Венесуэлы, причиной блэкаута в которой оказались не мифические кибератаки из США, а банальный технический инфраструктурный кризис.

Вызовы для Зеленского-президента

Если Владимир Зеленский победит на выборах, никакого велосипеда его команде в электроэнергетическом секторе изобретать не придется. Дело в том, что энергетические реформы в Украине четко согласованы с западными партнерами, подробно расписаны на законодательном уровне в соответствии с европейскими энергодирективами, а также обеспечены подробными дорожными картами.

Осталось их только реализовать. Вопросы могут возникать лишь в ходе обсуждения сроков проведения реформ или их конечной стоимости для потребителя. Поэтому основным правилом для команды Зеленского на первоначальном этапе должно стать правило «не навреди».

При чем не навредить придется постараться уже в первые месяцы после завершения президентских выборов.

Волею случая произошло так, что именно при новом президенте придется ответить на ряд ключевых вызовов в энергетической отрасли уже в первые месяцы его каденции.

Вызов первый. Перенос сроков запуска конкурентного энергорынка.

На сегодня уже для всех экспертов очевидно, что запустить конкурентную модель оптового рынка электроэнергии с 1 июля этого года нереально. А значит, соответствующее требование Закона «О рынке электрической энергии» не будет выполнено.

Сорваны сроки по установке соответствующего программного обеспечения (ПО) в НЭК «Укрэнерго», не подготовлен целый ряд необходимых нормативных актов со стороны НКРЭКУ и Минэнергоугля, не выполнено комплексное тестирование ПО на площадках будущего рынка, не проведена сертификация поставщиков вспомогательных услуг, не отработаны механизмы закупок и предоставления финансовых гарантий.

«Если рынок запускается с 1 июля, то регистрация участников и двусторонних договоров на платформе должна быть завершена не позднее 1 июня. Соответственно ПО должно быть комплексно протестировано до 1 апреля, а вся нормативная база принята до 1 марта, что уже невозможно», ‒ заявил в ходе энергетической конференции Адама Смита 28 февраля в Киеве директор по коммерции ПрАТ «Укргидроэнерго» Алексей Никитин.

В этой ситуации Никитин задается вполне логичным вопросом: что для Украины важнее ‒ выполнить во что бы то ни стало формальные сроки введения рынка или обеспечить его будущую эффективную работу посредством надлежащего и качественного выполнения всех необходимых подготовительных мероприятий?

Тем более что новость о переносе даты запуска конкурентного энергорынка не станет для западных стейкхолдеров неожиданностью. И озвучить публично такое решение, желательно, самому новому президенту страны.

Важно при этом, чтобы заявление о переносе сроков содержало в себе четкий график завершения подготовительного этапа и не являлось способом отложить реформу в долгий ящик.

Вызов второй. Повышение тарифов на киловатт-час для населения.

Сколько бы государство не оттягивало непопулярное решение о доведении цены электроэнергии для домохозяйств до рыночного уровня, кому-то выполнить эту неблагодарную работу придется. И этим кем-то, так или иначе, окажется следующий президент.

И хотя формально тарифы в электроэнергетике устанавливает НКРЭКУ, сам факт удорожания электричества будет ассоциироваться в сознании граждан непосредственно с первым лицом страны.

Как ранее сообщал Mind, в настоящее время средняя цена киловатт-часа для бытовых абонентов в Украине составляет 1,03 грн, в то время как в странах ЕС аналогичный показатель равен 20,5 евроцентам.

При этом цена киловатт-часа для небытовых украинских потребителей колеблется от 2,5 до 3,25 грн. Понятно, что пытаться внедрить эффективный конкурентный энергорынок в условиях подобных ценовых перекосов – задача нелегкая.

Возможно, что процесс повышения цены тока для населения удастся сгладить за счет ценового пересмотра остальных составляющих коммунальных платежек, в том числе – газа.

В любом случае удорожание желательно растянуть по срокам, чтобы оно не имело шокового характера для потребителей.

Вызов третий. Введение аукционов для ВИЭ.

Говоря по справедливости, «зеленая» инвестиционная волна последних двух лет была продиктована в отечественной энергетике сугубо политическим проевропейским фактором.

В то время как с технической точки зрения особой надобности в сооружении возобновляемых источников в Украине не было. На сегодня национальная энергосистема работает в условиях глубокого профицита.

Ее общая генерирующая мощность, вместе с неконтролируемыми территориями Донбасса и Крыма, превышает 55 000 МВт при использовании в зимний период порядка 24 000 МВт.

Попросту говоря, Украина без сооружения ВЭС и СЭС могла бы прекрасно обойтись как минимум до 2025-го, а то и 2030 года. Тем не менее «зеленая» волна имеет ряд других позитивных факторов для страны, которые нельзя игнорировать.

Это внедрение в стране передовых экологически чистых технологий, создание конкуренции монополистам в традиционной энергетике, а также постепенное изменение конфигурации энергосистемы в соответствии с современными вызовами и требованиями.

Нельзя также сбрасывать со счетов общеполитические и общеэкономические выгоды – Украина в своей энергетической политике следует принципам устойчивого развития и повышает свою инвестиционную привлекательность.

Однако для возможности дальнейшего сдержанного развития возобновляемой энергетики в стране необходимо принять законопроект о внедрении «зеленых» аукционов ‒ этот шаг позволит снизить цену «зеленого» киловатт-часа до приемлемого для потребителя уровня.

Важно также в последующем не пускать «зеленую» волну на самотек и четко регулировать на государственном уровне количество вводимых мощностей возобновляемой энергетики в соответствии с маневренными возможностями энергосистемы.

В противном случае в Украине на смену «зеленому» буму придет «зеленый» технический и инвестиционный коллапс.

Вызов четвертый. Введение RAB-регулирования.

Переход к стимулирующему тарифообразованию для областных электропоставщиков является второй по значимости реформой в энергетике – после внедрения конкурентного энергорынка. Эта реформа сопряжена с повышением тарифов на киловатт-час, но призвана обеспечить более эффективное и рациональное инвестирование тарифных средств в модернизацию и развитие электропоставляющей инфраструктуры.

В настоящее время степень технического износа электросетей в Украине превышает 70%. О необходимости внедрения RAB-регулирования в Украине активно говорят еще со времен премьерства Николая Азарова, однако реформа упирается в проблему определения оптимальной ставки на новую и старую базу активов для облэнерго.

В этом вопросе важно найти золотую середину между интересами энергокомпаний и их потребителей и избежать перекосов в ту или иную сторону. Согласно существующему базовому сценарию НКРЭКУ, предполагается установить единую ставку как на старые, так и на новые активы энергокомпаний на уровне 12,5%.

Это приведет к росту цены киловатт-часа для населения в первый регуляторный пятилетний период с 2019-го по 2023 год на 48%. Более щадящий для потребителя сценарий озвучил эксперт энергетических программ Центра Разумкова Виктор Логацкий: 5% на старые активы и 18% ‒ на новые.

Такие ставки, по мнению экспертов центра, приведут к заинтересованности энергетиков инвестировать в сооружение новых мощностей – с одной стороны, а также снизят ценовой шок для потребителя – с другой.

Сценарий Центра Разумкова предусматривает удорожание киловатт-часа для бытовых абонентов на протяжении пяти лет на 29,5%. Выбирать между возможными сценариями уже придется новой власти.

   

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате