Партнерство на крови: как работает коррупция в оборонных заказах

Партнерство на крови: как работает коррупция в оборонных заказах

И почему до сих пор никто за это не наказан

Этот материал также доступен на украинском
Партнерство на крови: как работает коррупция в оборонных заказах
Фото: УНІАН

На прошлой неделе генпрокурор Юрий Луценко, первый заместитель председателя ГБР Ольга Варченко и глава САП Назар Холодницкий собрались вместе, чтобы «повесить» все неудачи по расследований хищений средств Государственного концерна «Укроборонпром» на руководителя НАБУ Артема Сытника и его ведомство.

«Государственное бюро расследований зарегистрировало уголовное производство, в рамках которого давало оценку как действиям детективов НАБУ, так и, собственно, делу о возможном хищении в «Укроборонпроме» с участием различных компаний, в том числе «Оптимумспецдеталь», – рассказал Генеральный прокурор. Его желание «отыграться» понятно: НАБУ все время пользовалось большим кредитом доверия со стороны общественности и СМИ, тогда как любые «провалы» и «сливы дел» со стороны ГПУ преимущественно критиковались. Теперь Юрий Луценко пытается доказать, что все новосозданные органы не стали более эффективными и менее коррумпированными, чем старые.

Напомним, «именной» скандал, получивший название «Свинарчук-gate», разгорелся в феврале–марте 2019 года  благодаря резонансному расследованию журналистского продакшена Bihus.info. Сериал рассказал о фактах коррупции при госзакупках концерна «Укроборонпром». Суть заключалась в том, что средства из госпредприятий отмывались через фиктивную компанию «Оптимумспецдеталь», которая имеет прямое отношение к тогдашнему заместителю секретаря Совета безопасности и обороны Олегу Гладковскому.

Скандал больно ударил по политическим рейтингам президента Порошенко, ведь Гладковский был его непосредственной креатурой в оборонной отрасли, таким себе «смотрящим» за государственным ВПК. Огласка деталей также существенно подорвала доверие к новосозданным  с помощью западных партнеров Украины правоохранительным органам. Ведь именно НАБУ покрывало деятельность фиктивной компании, через которую осуществлялись мошеннические действия. В частности, сам первый заместитель Нацагентства Гизо Углава собственноручно подписался под документом, который выводил прокладку за пределы реестра сомнительных компаний, с которыми «Укроборонпрому» нельзя было иметь дело.

Теперь у государства новый президент, а в оборонных ведомствах постепенно меняются руководители и команды. Как показала практика последних 5 лет, смена руководства далеко не всегда приводит к искоренению коррупции. 

Mind обработал большое количество документов – около 50 уголовных дел, в которых фигурирует более 500 компаний. В этом материале мы попробуем рассказать на нескольких примерах, как осуществлялись злоупотребления, чтобы  оценить весь масштаб «схем», и разобраться откуда они возникли и действительно ли в их «торможении» сыграло роль НАБУ.

Для начала, вернемся в первую половину 2014 года. Министерство обороны Украины пребывало в состоянии groggy. Так в спорте называют кратковременную потерю ориентации в пространстве и помутнение сознания у боксера, пропустившего сильный удар в голову.

Начиная со времен «Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной» (31.05.1997. – Mind), никто в официальном Киеве не то чтобы не готовился к войне с Россией, а даже в самом страшном сне не мог себе представить вооруженного нападения «друзей и партнеров» на Крым и Донбасс.

Поэтому, когда в Симферополе появились «зеленые человечки», а украинские пограничные заставы подверглись обстрелу с территории РФ, в Киеве началась почти паника.

В тот момент ничто физически не могло помешать армии РФ нанести точечный ракетно-бомбовый удар по столице и правительственному кварталу. И некоторые представители политической верхушки заплатили собственные деньги за срочную поставку запасных частей и комплектующих.

«…Порошенко тратил собственные средства. Например, система ПВО над Киевом. Нужно было обеспечить возобновление ее работы, а денег [в бюджете] не было. Где взять? Порошенко достал свои. Вот и все. Есть вещи, которые должны были быть сделаны», – рассказывал журналистам много позднее заместитель главы Администрации президента Дмитрий Шимкив.

Схемы вывода средств на поставках деталей

Поступок главы государства не остался незамеченным его соратниками и ближайшими партнерами по бизнесу. По крайней мере в теории, поскольку подтвердить этот crowdfunding ни словами, ни документами никто из них не смог или не пожелал до сих пор.

Почему? Вероятно, по той причине, что негласная помощь армии в 2014–2017 годах осуществлялась вновь назначенными чиновниками в большинстве случаев «на возвратной основе», по принципу «частно-государственного партнерства», в его самой извращенной интерпретации:

  • частные лица финансируют за наличный расчет приобретение запасных частей и комплектующих у ненадлежащих или сомнительных поставщиков;
  • поставки для государственных предприятий военно-промышленного комплекса (ВПК) производятся при посредничестве фиктивных компаний по завышенным ценам;
  • бюджетные средства, полученные в оплату поставок, обналичиваются, конвертируются и выводятся в офшорные юрисдикции;
  • трансакционные издержки и прямые убытки несут предприятия ВПК;
  • прибыль присваивается частными лицами.

«Только за период с 1 января по 31 мая 2015 года было похищено, проконвертировано и выведено на счета в офшорных юрисдикциях более 500 млн грн», – это цитата из обзорной справки по первым криминальным производствам, открытым НАБУ.

Частно-государственное партнерство на крови

«Сумма убытков по схемам на предприятиях «Укроборонпрома» составляет, по  предварительным  данным,  около 1 млрд грн», – сообщил журналистам в марте 2019-го директор НАБУ Артем Сытник. 

Игорь Гладковский (Свинарчук) – это сын Олега Гладковского (Свинарчука), экс-председателя (08.2014–03.2019) Межведомственной комиссии  по политике военно-технического сотрудничества и экспортного контроля, заместителя секретаря СНБО (02.2015–03.2019), куратора предприятий ВПК и госкомпаний – экспортеров оружия, боеприпасов и военной техники.

К числу последних, то есть к государственной части «партнерства», относятся в том числе «Укроборонпром» и подчиненные ему предприятия (в частности, бронетанковые и ремонтные заводы. – Mind), «Укрспецэкспорт», «Спецтехноэкспорт», «Прогресс» и др.

А приватная часть «партнерства» была представлена несколькими сотнями компаний. Чтобы их было проще сосчитать, достаточно перечислить уголовные производства, открытые НАБУ, ГПУ, СБУ, Главной военной прокуратурой, главными следственными управлениями МВД и ГФС в 2013–2017 годах:

Дата                

№№ 

Название компании, код ЕДРПОУ

10.01.2013

№12013110060000244

«Экопроф» (34980106)

10.07.2013

№12013150080002077

«Бестер»  (36521698) «Ансат» (37568346) «Техавтомаркет» (35944907)

23.05.2014

№32014040040000023

«Патриот» (37055453)

02.09.2014

№32014040000000104

«Экором» (36960406)

17.09.2014

№32014020000000106

«Авиа Макс» (37085006), «Тангаж» (39388732), «Спецавиасервис» (36365141), «Техпартнер» (39274068), «Бруксхим» (38781328)

??.??.2015

№12015100000000008

«Спецтехноэкспорт» Global Marketing (ОАЭ)

28.01.2015

№42015000000000080

«ВТС-пром» (38922650)

21.05.2015

№42015200350000054

«Вертол» (376159610

17.06.2015 

№32015100080000046

«Авиа Макс», «Тангаж», «Спецавиасервис», «Техпартнер»

07.08.2015

№12015000000000474

«Спецпроммеханизация» (39281316)

13.08.2015

№12015100070005762

«Промэлектроника» (24510970)

19.08.2015

№22014080000000130

«Спецтехноэкспорт» Brasen Development

01.10.2015

№32015100010000171

«Спецпроммеханизация»

20.11.2015

№32015100000000267

«Авиасервис Киев» (32596934)

24.11.2015

№12015220000000939

«Хартех» (39235778)

24.11.2015 

№42015110330000094

«Ренал» (таких два: 22898237 и 19133293), «Оптимумспецдеталь» (38320170), «Промомаркетгруп» (39276264)

08.12.2015

№12015000000000630

«Промомаркетгруп»

24.12.2015

№32015100100000168

«ССОТ» (26691706)

31.12.2015

№42015110350001275

«Ренал», «Оптимумспецдеталь», «Интерсталь» (37955491)

12.01.2016

№42016060360000008

«Техимпекс» (32499006)

05.02.2016 

№22016160000000043

«Селезия» (40369791), «Родник Стайл» (39995515)

02.03.2016

№52016000000000063

«Оптимумспецдеталь»

01.04.2016

№42016110350000102

«Ренал», «Интерсталь», «Оптимумспецдеталь», «Промомаркетгруп»

30.06.2016   

№42016060360000121

«Дивитис» (37933043), «Булет Лайн» (39306974), «Оптимумспецдеталь»

04.08.2016 

№42016000000002035

«Ан-сервис»  (33870116), «Спецтрансгруп» (33748665)

15.11.2016

№42016000000003374

«Альфатехноимпорт» (33442207)

23.09.2016

№12016100100011919

«Ренал», «Дивитис», «Опимумспецдеталь»

26.01.2017 

№42017000000000188

«Тангаж», «Спецавиасервис», «Техпартнер», «Фалкон Авиа» (38801309)

Этот список не полон, как и список лиц, привлеченных  к ответственности в качестве подозреваемых. И сумма причиненного государству ущерба, предварительно оцененного в 1 млрд грн, еще окончательно не установлена.

Однако Mind не публикует эту информацию не по причине недостатка места, а чтобы не нанести вред интересам следствия. У авторов материала и редакции еще есть надежда, что реальные участники «Свинарчук-gate» (а не их противники по «фиктивным делам») будут привлечены к ответственности и получат свои приговоры.

Как работала классическая схема

Государственный концерн «Укроборонпром» – это крупнейшее в Украине объединение предприятий оборонной промышленности. В его состав входят более 120 предприятий. Чистый доход концерна превысил 30 млрд грн в прошлом году. Авиационный кластер оборонопрома состоит из 30 авиастроительных и авиаремонтных предприятий, которые за год производят более 10 млрд грн доходов.

Но на них работает не один десяток частных предприятий, едва ли не за каждым из которых тянется шлейф досудебных расследований по факту как завышения закупочной стоимости товаров и услуг, так и сотрудничества с компаниями, имеющими явные признаки фиктивного предпринимательства.

Попробуем разобрать схему на примере винницкой компании «Авиа Макс» (ЕГРПОУ 37085006). Это общество является победителем десятков тендеров на поставку отечественному авиапрому комплектующих двойного назначения.

Где и в каких схемах фигурирует «Авиа Макс»? История сотрудничества компании с оборонным комплексом прослеживается с 2012 года. И уже в 2013-м на «Авиа Макс» обратила внимание ГФС в Винницкой области в рамках производства, возбужденного по факту уклонения от уплаты налогов в 2010–2011 годах на сумму 2,78 млн грн.

Учредителем ООО «Авиа Макс» в 2010 году были Евгений Соколовский, Игорь Мазур, Александр Клименко и Али Алиев. Через некоторое время капитал сосредоточился в руках Клименко – бывшего офицера, выпускника Харьковского высшего военного авиационного инженерного училища. Он перерегистрировал компанию из Винницы в Борисполь на собственную квартиру.

Там же в сентябре 2017 года «поселилось» ООО «Тангаж», принимавшее совместно с «Авиа Макс» участие в манипуляционных тендерах под одним и тем же IP-адресом. В марте 2018-го оба предприятия стали собственностью некоего Евгения Лобко и переехали в его квартиру на Лесном массиве в Киеве.

ООО «Тангаж» до сих пор связано одним телефоном с ВБФ «Стежа Милосердя», который, по информации «Наших денег», вроде бы работает с алко- и наркозависимыми, а также занимается проблемами ВИЧ/СПИДа. Инициатором создания фонда был тот же Александр Клименко.

Частно-государственное партнерство на крови

Сейчас руководителем ВБФ ««Стежа Милосердя»» является Дмитрий Гончаров, который одновременно возглавляет ООО «АН Сервис». В начале 2019 года следователи прокуратуры проверяли информацию о проблемных сертификатах качества на детали, которые компания Гончарова реализовывала на госпредприятия в рамках тендерных закупок. При этом оплата услуг на общую сумму около 10 млн грн осуществлялась на счета субъектов хозяйствования с признаками фиктивности.

Еще в 2013 году разрешение на выемку документов «Авиа Макса» получило СУ УМВД Украины в Черкасской обл. Внимание следователей привлекли отношения компании с известным в регионе конвертационным центром. Только за год последний прогнал через свои счета около 1 млрд грн наличных средств, в результате чего бюджет недополучил около 150 млн грн НДС.

7 ноября 2014 года по физическому адресу предприятия были проведены обыски, в ходе которых обнаружили гаражное помещение с левыми запчастями и комплектующими. Однако у следователей не было профильного специалиста в области авиационного оборудования, чтобы осуществить формальное описание и обеспечить изъятие. Ограничились опломбированием помещения, после чего дело было заморожено.

Тогда же винницкое УМВД установило, что должностные лица «Авиа Макс» после получения средств от государственных предприятий заключили в течение 2014 года договоры на поставку авиадеталей с фиктивным ООО «Бруксхим» (ЕГРПОУ 38781328).

Вскоре уже следователи СУФР ГНИ в Святошинском районе г. Киева подняли сомнительные конвертационные операции ООО «Фалкон Авиа», установив непосредственную связь компании с «Авиа Максом». Обе «ооошки» с целью подачи налоговой отчетности в ГНИ использовали электронные ящики по месту регистрации предприятий, доступ к которым происходил с одного и того же IP-адреса. Как подтвердил провайдер, этот IP-адрес локализовался в г. Винница по ул. Немировское шоссе, 11А.

На основании проведенной по данному адресу выемки было выявлено, что в 2014–2015 годах предприятия сформировали налоговый кредит на сумму более 8,2 млн грн от группы фиктивных компаний.

Не доведенные до конца дела

В 2016 году делом «Авиа Макса» заинтересовалась уже Военная прокуратура Центрального региона Украины. В частности, на предмет причастности к схемным сделкам командования воздушных войск ВСУ (ВЧ А0215, г. Винница).

В конце концов в свое «портфолио» положили эту компанию детективы НАБУ. Летом 2017 года нацагентство расследовало хищения на Львовском государственном авиаремонтном заводе (далее – ЛГАЗ). Одним из контрагентов завода по закупке комплектующих к самолету МиГ-29 по завышенной стоимости был опять-таки «Авиа Макс».

Детективы привели тот факт, что во время проведения электронных торгов несколько якобы конкурирующих предприятий выходили на торги с одного IP-адреса 195.34.205.248 – в частности, ООО «Тех-Партнер», ООО «Тангаж» и ООО «Фалкон Авиа».

В НАБУ также установили, что постоянные поставщики авиадеталей для ЛГАЗ – ООО «Тангаж», ООО «Фалкон Авиа», ООО «Тех Партнер», ООО «Авиа Макс» и ООО «Спецавиасервис» не были и не являются производителями каких-либо профильных комплектующих, не имеют соответствующих производственных мощностей, однако тесно связаны между собой через собственных основателей и руководителей.

А средства поставщиков перечислялись на счетах в уже выведенном с рынка «Артем-Банке». По данным НБУ, это финансовое учреждение принадлежало гражданину Израиля Борису Лемперу, которого связывают с кипрской компанией Prevezon Holdings, фигурировавшей в «деле Магнитского».

В частности, Лемпер является членом совета Российского императорского православного палестинского общества (РИППО) в Израиле и директором Фонда Антонина Капустина. Оба учреждения – выразительные инструменты кремлевской soft power по осуществлению воздействия на зарубежную общественность.

Мажоритарными собственниками банка «Софийский», к которому отошла сеть пунктов обмена валюты «Артем-Банка» до его ликвидации, были донецкие бизнесмены Николай Ткаченко и его сын Владимир.

Даже краткий пересказ содержания уголовных производств, где фигурирует «Авиа Макс», может занять не один десяток килобайт информации. И дело здесь не только в фиктивных тендерах и завышении себестоимости на сотни процентов. Через тендерные процедуры прогонялись украденные с украинских же оборонных складов комплектующие – как новые, так и бывшие в употреблении под видом новых.

Эта ситуация до боли напоминает ту, что описана в расследовании Bihus.info по ООО «Оптимумспецдеталь». В частности, ГПУ расследовало контракты ряда компаний –  участников ГК «Укроборонпром», по которым на авиаремонтные предприятия поставлялись списанные с тех же заводских складов комплектующие. Сначала они регистрировались как непригодные, а в дальнейшем проходили процедуру реставрации с подделкой документов о их происхождении или вообще не были физически отгруженные по договорам.

К примеру, именно «Авиа Макс» через ряд фиктивных структур организовал поставки бывших в употреблении авиационных агрегатов под видом продукции 1-й категории. Следователи УСБУ в Винницкой области установили, что именно бывшее в употреблении авиационное оборудование закупалось у неустановленных лиц за наличные как на территории Украины, так и за ее пределами, в частности в РФ.

Оборудование с поддельными документами попадало на госзакупки оборонного комплекса Украины как новая продукция – соответственно по завышенным в несколько процентов ценам.

По результатам проведенных в рамках этого уголовного производства оперативно-розыскных действий было установлено, что в 2017–2018 годах ООО «Тех-Партнер» и ООО «Фалкон-Авиа» реализовали на ГП «Николаевский авиаремонтный завод НАРП» под видом продукции 1-й категории авиационные комплектующие на общую сумму 1 682 195 грн.

ООО «Тех-партнер», ООО «Тангаж», ООО «Фалкон-Авиа», ООО «Спецавиасервис», ООО «Антей Сервис» и ООО «Сервис Авиа» реализовали тому же оборонному заводу фейковые комплектующие на общую сумму  16 239 754 грн.

ООО «Тех-Партнер», ООО «Тангаж», ООО «Спецавиасервис», ООО «Антей Сервис» также отгрузили на ГП «Чугуевский авиационный ремонтный завод» поддельные детали на сумму 9 198 109 грн.

ООО «Тангаж», ООО «Фалкон-Авиа», ООО «Спецавиасервис», ООО «Антей Сервис» и ООО «Сервис Авиа» реализовали на ГП «Завод 410 ГА» авиаоборудование сомнительного происхождения на 19 603 517 грн. Таким образом, суммарный ущерб государству составил более 36,7 млн грн.

Как установили следователи Шевченковского управления полиции ГУНП в г. Киеве, только четыре предприятия концерна «Укроборонпром» – ГП «Житомирский бронетанковый завод», ГП «Киевский бронетанковый завод», ГП «Одесский авиационный завод» и ГП «Завод 410 гражданской авиации» через фиктивные «ооошки» и с завышением объемов налогового кредита заключили договоры на поставку фейковых услуг, работ и товаров на общую сумму 283 200 000 грн.

Почему ни одно расследование не доведено до конца

Подобные дела расследовались практически всеми без исключения правоохранительными органами. И старые, коррумпированные, и новые, созданные с участием зарубежных партеров Украины, – не довели ни одного досудебного производства до суда, не привлекли к ответственности ни одно, причастное к злоупотреблениям с оборонными бюджетами лицо. Опрошенные Mind юристы утверждают, что большинство дел «продаются», то есть «сливаются» за финансовое вознаграждение со стороны фигурантов.

В итоге на определенном этапе проведения досудебного расследования следователи получали убедительную команду «стоп». Дело ложилась под сукно, после чего маховик «схем» запускался заново, сообщил Mind один из бывших сотрудников правоохранительных структур, который в 2015–2017 годах входил в одну из следственных групп:

«Как только мы были готовы передать дело в суд, нас просто перебрасывали на другое производство. Новая следственная группа еще месяцами «вкуривала» в суть вещей – и так по заколдованному кругу. Но нередко приходила прямая команда «стоп». Коллеги в курилках советовали прислушиваться к командам, намекая на «неудачный» опыт полковника Александра Хараберюша», – признает бывший милиционер, пожелавший не называть своего имени.

Понесут ли правоохранители ответственность за «некомпетентность»?

Как показал кейс с прокладкой Гладковских, практически никакой. За исключением разве что формального выговора, как в случае с руководителем подразделения детективов НАБУ Гизо Углавой, который лично расписался в деле с выводом ООО «Оптимумспецдеталь» из-под санкционного списка подрядчиков «Укроборонпрома».

О результатах внутреннего расследования, как обещали члены Общественного совета, также ничего не известно (в частности, о проверке на полиграфе детективов – фигурантов скандала «имени Гладковского». Хотя именно такие процедуры предусмотрены внутренними инструкциями бюро, чтобы «блюсти марку» прозрачного правоохранительного ведомства.

Каких-либо детекторов лжи для выяснения природы алогичных, с точки зрения национальных интересов, действий детективов НАБУ задействовано не было. Члены общественного совета, к которым Mind обратился с запросом, пока данный факт не прокомментировали.

А в уголовном производстве №42016060360000121 – один из детективов НАБУ согласился на разговор off the record – упоминается ООО «Дивитис», поставлявшее в 2015–2016 годах Житомирскому бронетанковом заводу запасные части и электронные приборы. «Дивитис» – это прямая связь с «Оптимумспецдеталь», то есть с Виталием Жуковым, и опосредованная связь с Игорем Гладковским (Свинарчуком), а также с другими фигурантами «Свинарчук-гейта»...

«А в процессе расследования выяснилось, что Юрий Ханик, начальник нашего управления обеспечения финансовыми ресурсами, имуществом и по контролю за их использованием к этому «Дивитис» имел до поступления на службу [в НАБУ] самое непосредственное отношение (информация в реестрах была удалена, но по информации, которую удалось добыть Mind,– Ханик был одним из учредителей «Дивитис»)… После того как Кабинет министров Украины в 2016 году освободил «Укроборонпром» и его дочерние компании от контроля со стороны министерства экономики, СБУ и Службы внешней разведки (постановление №543 от 08.08.2016. – Mind)… Кого только и чьих только родственников, знакомых или соседей по Козину или Конча-Заспе среди бенефициаров «частно-государственного партнерства» не встретишь! Сколько домов, квартир и авто они купили за последние три с лишним года! А доказать… Ну, отправили мы запрос на Сейшелы о конечных бенефициарах, например, компаний RBC Products и Sponker Trink. И что? Нам неофициально ответили (говорит с иронией): «Обращайтесь в Киеве на Новоконстантиновскую, дом №1 (почетное консульство республики Сейшельские острова в Украине. – Mind). Там точно скажут, кто и чем на Сейшелах владеет»! А кто у нас почетный консул Сейшельских островов в Украине? Был – Олег Гладковский, стал – Игорь Гладковский».

Теперь это дело будет расследовать еще одна вновь созданная структура – ГБР. Они попытаются разобраться, действовали ли НАБУ и другие органы «в связке» с коррупционерами.

«Нами установлено, что в августе 2016 года в адрес НАБУ поступили материалы плановой ревизии деятельности указанного госпредприятия за период 2012–2016 годов, которая установила, что значительная часть из этих 49 прицелов фактически поставлена не была, поскольку 10 из них были сняты с военной техники (танков ), которая находилась на территории завода и принадлежала Центру учета избыточного военного имущества Министерства обороны Украины, а еще один, якобы поставленный в 2016 году ООО «Оптимумспецдеталь»  ХБТЗ как «новый», находился на заводе и учитывался по состоянию на 03.11.2015 как дефектный с признаками снятия», – сообщила первый заместитель директора ГБР на пресс-брифинге 6 июня. «Стоит отметить, что каждая такая «закупка» одного прицела стоила бюджету Украины более 1 млн грн», – добавила она.

Руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий на той же пресс-конференции утверждал, что в настоящее время решается вопрос об избрании меры пресечения указанным лицам и прокурорами в ближайшее время будут внесены соответствующие ходатайства в суд.

«Я надеюсь, что после этого данное производство будет возвращено в НАБУ для завершения предварительного расследования и в дальнейшем – слово за органом предварительного расследования, который должен, собственно, завершить это производство в ближайшие сроки», – резюмировал Холодницкий.

Кроме того, ГБР дана оценка действиям детектива НАБУ, который в 2016 году назначил экспертизу, проведенную ГБР, однако по непонятным причинам отозвал ее, о чем свидетельствует соответствующая переписка.

«По этому поводу следователем ГБР дана оценка, направлены соответствующие документы процессуальным руководителям, и как результат, детективу НАБУ сообщено о подозрении заместителем Генерального прокурора Украины», – проинформировала Ольга Варченко.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате