Заболело в мире
6,089,705
Умерло в мире
369,651
Вылечилось в мире
2,583,061
Заболело в Украине
23,627
Умерло в Украине
708
Вылечилось в Украине
9,538
Gas Foresight: креативная шпаргалка для «Нафтогаза» по энергопереходу в условиях кризиса

Gas Foresight: креативная шпаргалка для «Нафтогаза» по энергопереходу в условиях кризиса

Почему экологические тренды в энергетике при всей своей неотвратимости не являются панацеей

Этот материал также доступен на украинском
Gas Foresight: креативная шпаргалка для «Нафтогаза» по энергопереходу в условиях кризиса
Фото: pixabay.com, utg.ua, ukrtatnafta.com, nrel.gov

Рушатся цены на нефть, вслед за ними «падают» сырьевые рынки, бушует коронавирус, экономическая активность в разных странах идет на спад – все это признаки того, что мир вплотную приблизился к очередному кризису. Наступил переломный момент, который сопровождается политическими и финансовыми потрясениями. А приведет он в конце концов к глобальной трансформации экономического уклада.

Под давлением экоактивистов, стремящихся остановить глобальную климатическую катастрофу, в разных странах разворачиваются жаркие дискуссии о том, как отказаться от ископаемого топлива в пользу «зеленой» энергетики, чтобы сократить выбросы углерода. Но драматическое развитие ситуации до сих пор не приблизило к оптимальному решению проблемы.

Вопреки резонансному экотренду, который заставляет нефтегазовые компании инвестировать в возобновляемую энергетику для поддержания своей рыночной ценности, радикальные игры с «зелеными» энергоресурсами и маневры энергетическими моделями не всегда идут на пользу корпорациям. Так посчитали представители государства в совете директоров Engie – крупнейшей энергетической и нефтегазовой компании Франции, которая сотрудничает с «Нафтогазом Украины» по газовым поставкам.

Более полугода представители французского правительства (контролирует почти 36% акций Engie) добивались отставки Изабель Коше с поста гендиректора корпорации. Поводом для нападок стали ее решения о сокращении инвестиций в разведку углеводородов и слишком поспешной продаже, как посчитали чиновники, некоторых угольных и нефтегазовых активов – это привело к «разрушению стоимости» Engie.

Результатом «борьбы управленческих идей» стало решение совета директоров не продлевать контракт с Коше, чтобы освободить ее место для более прагматичного топ-менеджера, способного более хладнокровно воспринимать климатическую повестку.

Главные проблемы «Нафтогаза» в настоящий момент не завязаны на поиске креативных идей о переустройстве бизнеса. Перспективы госхолдинга, как и возможности его нынешнего руководителя Андрея Коболева сохранить должность, сейчас куда в большей мере зависят от эффективных политических маневров, которые определяют решения о будущем менеджмента НАК.

Тем не менее энергетический переход, связанный с постепенным отказом от ископаемого топлива в пользу возобновляемых энергоресурсов – это уже та реальность, на которой строится политика ЕС. Поэтому Украина, задекларировавшая стратегический курс на евроинтеграцию, не может ее игнорировать.

Эксперты видят разные возможности для изменений в производстве и потреблении энергоресурсов в Украине, которые обеспечат решение проблемы безопасности и экономического роста. Специалисты компании Wärtsilä рассчитали модель, в которой украинская энергосистема к 2050 году может стать полностью углеродно-нейтральной. Заманчивая перспектива, но не бесспорная.

Канадский экономист Вацлав Смил, которого журнал Foreign Policy называет одним из самых влиятельных мыслителей в мире, вообще скептически оценивает такие возможности. Промоутеры новых технологий в энергетике, по его словам, зачастую игнорируют несколько ключевых моментов, которые важно учесть.

Во-первых, отмечает экономист, нужно избегать соблазна распространять и превращать в модный тренд крупные проекты, обещающие завершить глубинные изменения к определенному сроку. Невозможно детально предсказать реальные темпы. Во-вторых, не стоит недооценивать живучесть и приспособляемость старых ресурсов. В-третьих, переход от одной энергомодели развития к другой – довольно продолжительный процесс, требующий значительных инвестиций в создание новой инфраструктуры и адаптацию технологий.

«История переходов от одной энергетической системы к другой наводит на мысль, что никакие грандиозные планы, направленные на масштабные и быстрые изменения или на ускоренное коммерческое и широкое распространение новых технологий, не имели значительного успеха в глобальном масштабе», – пишет Вацлав Смил в своей работе «Мифы и реальность энергетики».

Главный его вывод заключается в том, что процесс энергоперехода, как правило, не только растянут во времени, но и обладает выраженными региональными особенностями. Поэтому энергетические рынки не могут и не должны развиваться по одной модели, чтобы повышать свою эффективность в интересах потребителей.

Пока разные страны ищут варианты для увеличения доли ВИЭ в энергобалансе, природный газ будет оставаться наиболее доступным и экологически безопасным ископаемым топливом. Перспективы его использования в украинской экономике обсуждали на круглом столе, который состоялся на прошлой неделе по инициативе парламентского комитета по топливно-энергетическому комплексу.

Mind представляет читателям самые важные тезисы с этого мероприятия, способные отразить наиболее четкое представление о возможностях украинского газового рынка.

Сергей Макогон, руководитель компании «Оператор ГТС Украины»

Украинская газотранспортная система и газовый рынок имеют большие перспективы. Сколько бы мы ни говорили о «зеленой» энергетике, природный газ останется важным элементом энергетического баланса страны.

Как газ будет использоваться в ближайшем будущем? Прежде всего для обогрева зданий. В ближайшие 5–10 лет мы не сможем полностью перейти на электричество, чтобы обеспечивать теплом жилье украинских граждан. Кроме того, природный газ в Украине, как и в Европе, останется поддерживающим топливом для энергосистемы, где увеличивается роль ВИЭ. Нам от этого не уйти.

Цель ЕС – добиться нулевых выбросов парниковых газов. Украина должна учитывать это. В Брюсселе уже вплотную приблизились к введению налогов на углерод. Они понадобятся для защиты европейских производителей, которые будут использовать более дорогие «зеленые» технологии в своем производстве, от более дешевого, но «грязного» импорта.

Перспективы угольной отрасли – очень проблемный вопрос для Украины. Но закрытие шахт – это общеевропейская тенденция, актуальность которой возрастает и для нашей страны на пути развития интеграции с ЕС. 16 стран Евросоюза уже договорились о полном отказе от угольной генерации к 2038 году. Ее замена на газовую может привести к 50% сокращению выбросов СО2.

Будущее угольной отрасли определит правительство. Но, как оператор ГТС, мы уже сегодня готовы предоставить необходимые мощности для увеличения поставок газа.

Мы также готовы наращивать поставки газа для использования его в качестве моторного топлива. В Украине еще с советских времен существует более 300 АЗС на метане. Фактически это единственное топливо с минимальным вредным воздействием на окружающую среду. 

Причем, замечу, для нас такой поворот в автомобильном транспорте будет означать возврат к успешному прошлому опыту. В советское время транспортная отрасль Украины была крупным потребителем газа, по дорогам республики ездило около 100 000 автомобилей на метане, тогда как сейчас – порядка 30 000. Однако вся инфраструктура осталась, и она готова к эксплуатации.

Кроме традиционного природного газа, украинское законодательство подразумевает возможность транспортировки по ГТС также биогаза. Но развитие данного направления требует создания реестра происхождения газа.

Водородная тематика теперь в мейнстриме европейского газового рынка. Но мы пока наблюдаем за опытом европейских операторов, занимаемся осмыслением идей по данному направлению.


Грегор Вейнцеттель, эксперт по газу, Секретариат Энергетического сообщества

Украина на сегодняшний день – лучший участник Энергетического сообщества. Реформы, которые страна осуществила в 2019 году, были масштабными и очень важными. Особенно это касается анбандлинга «Нафтогаза».

Какие важные шаги еще нужно предпринять Украине для повышения эффективности внутреннего газового рынка? Уже выполнено основное условие – создан независимый оператор «Оператор ГТС Украины». Теперь мы видим идеальные условия для развития конкуренции.

Рынок уже работает в условиях суточного балансирования, но электронная платформа, которая обеспечивает операции между игроками, пока несовершенна – ее возможности в определенной степени ограничены. Только если эта проблема будет решена, Украина сможет создать собственный газовый хаб, где будет формироваться рыночная цена, определяющая тренд для всех стран Восточной Европы. Это также позволит развивать здоровый конкурентоспособный рынок и определять адекватную цену на импортные поставки для украинских потребителей, независимо от ситуации на биржевых площадках в других странах Европы, которые выступают ориентиром.

Большие объемы собственной добычи газа, импорт из Европы и активное внутреннее потребление будут обеспечивать динамичное развитие украинского газового рынка на перспективу. Не стоит забывать также о подземных газовых хранилищах, мощности которых будут востребованы отечественными и зарубежными трейдерами.

Особенность энергоперехода, который подразумевает сокращение в потреблении ископаемого топлива, – это активное взаимодействие газового рынка и электроэнергетики. Когда цены на газ падают, его выгодно использовать для производства электроэнергии. Также на этот расклад будет влиять торговля выбросами СО2, которая в обозримом будущем будет активно развиваться.

Я хочу сделать особенный акцент на том, что наиболее важные и сложные реформы Украина уже прошла. Теперь надо предпринять решительные усилия для того, чтобы завершить создание того, что я называю «красивым газовым рынком». Таких благоприятных условий, как в Украине, в Европе практически не осталось. Газовый рынок у вас очень живой, динамичный, с большим количеством игроков – около 300 трейдеров.

Правда, надеяться исключительно на волю государства в дальнейшем продвижении реформ не стоит. Необходимо, чтобы все участники стремились работать в конкурентных условиях.


Ольга Белькова, народный депутат

Перспективы использования природного газа в экономике – пока что это дискуссионный вопрос во многих странах. Однозначного ответа пока никто не нашел и, судя по всему, его не будет.

Каждое государство обладает уникальной энергетической системой, Украина – не исключение. Поэтому мы только можем изучать зарубежный опыт, но свой путь для успешного энергоперехода к безуглеродной экономике определять будем самостоятельно, основываясь на собственных знаниях и приоритетах.

На данный момент в мире наблюдаются две основные тенденции в использовании газа: вместо угля при генерации электроэнергии и в качестве транспортного топлива.

Главная цель, которая станет определять все наши последующие действия – это преодоление энергетической бедности. Ее достижение будет одновременно строиться на решении климатических проблем и экономическом росте. Такая перспектива подразумевает постоянное увеличение использования энергоресурсов и особенно – электроэнергии.

Хотя в Украине природный газ ассоциируется, прежде всего, с проблемами из-за высоких цен, но он может быть и решением. В нашей стране существует развитая газовая инфраструктура (магистральные газопроводы и газораспределительные сети). Но в самой газовой отрасли остаются проблемы безопасности – климатической, прежде всего. Причины этого связаны с устаревшими технологиями, которые используются при добыче и транспортировке газа.

В связи с этим возникает закономерный вопрос, который требует ответа в обозримой перспективе: готовы ли народные депутаты принимать политические решения, чтобы стимулировать практическое внедрение инноваций? Готовы ли водить налогообложение выбросов парниковых газов, создавать благоприятные условия для инвестиций в инновации, в строительство новой инфраструктуры, оказывать секторальную поддержку?

Ответы на них во многом определяют будущее украинской энергетики.


Сергей Масличенко, заместитель министра энергетики и защиты окружающей среды

В основе современной энергополитики ЕС – «Европейское зеленое соглашение» и Стратегия низкоуглеродного развития до 2050 года. Эти документы позволяют сделать однозначный вывод: если в Украине мы рассматриваем природный газ как переходное топливо, то Евросоюз продвинулся дальше и уже делает ставку на водород, биогаз и синтез-газ, которые должны прийти на смену всем ископаемым энергоресурсам.

В ближайшее время Минэкоэнерго планирует разработать новую Национальную энергостратегию Украины с перспективой до 2050 года. Ее главная цель – добиться значительного сокращения выбросов парниковых газов (это обозначено в международных обязательствах Украины).

Чтобы наша экономика стала наиболее эффективной, мы изменили подход к разработке новой энергостратегии. Теперь это будет не секторальный план, а комплексная Стратегия низкоуглеродного развития Украины. Она будет охватывать топливно-энергетический комплекс, всю промышленность, аграрный сектор, транспортную отрасль и строительство.

Вместе с Институтом экономики и прогнозирования НАН Украины мы просчитали конкретные модели развития национальной экономики на перспективу. Главный приоритет – энергоэффективность, чтобы обеспечить качественное изменение в структуре потребления энергоресурсов.

Для Украины реально сократить потребление тех 10 млрд куб м природного газа, которые на сегодняшний день страна импортирует. Так мы станем самодостаточными и независимыми от зарубежных газовых поставок.

Мы ожидаем, что роль возобновляемых источников энергии в отечественной экономике будет усиливаться. Конечно, для балансирования энергосистемы по-прежнему будет нужен природный газ, маневренные мощности, системы хранения энергии, умные сети и распределенная генерация  – все это важные элементы энергокомплекса Украины в будущем.

Кроме генерации, природный газ будет основным транспортным топливом. А благодаря всесторонней поддержке инноваций в Украине, как мы ожидаем, получат развитие водородные технологии.

В качестве резюме можно выделить несколько общих тенденций в украинской энергосистеме на перспективу:

  • сокращение атомной генерации благодаря активному развитию ВИЭ;
  • постепенное, до 2050 года закрытие угольных ТЭЦ;
  • природный газ будет использоваться, в основном, в химической промышлености как сырье для производства удобрений, в жилищно-коммунальном хозяйстве и на транспорте.

Также хочу акцентировать на главной стратегической задаче – это поиск оптимальных решений для социально справедливого энергоперехода. Забота о климате уже превратилась в устойчивый тренд, сулящий экономические выгоды.  Развитие новых направлений в энергетике приведет к созданию новых рабочих мест, конкурентоспособность украинских товаров и услуг на зарубежных рынках повысится, увеличится благополучие украинских граждан. Но главное – все мы будем жить в здоровой, экологически безопасной среде, а чистые энергоресурсы станут доступными благодаря внедрению инноваций.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате