Заболело в мире
98,782,736
Умерло в мире
2,121,681
Вылечилось в мире
54,482,189
Заболело в Украине
1,191,812
Умерло в Украине
21,861
Вылечилось в Украине
947,514
Купи козу: как сначала закрыть Лисичанский НПЗ, а потом пытаться его запустить

Купи козу: как сначала закрыть Лисичанский НПЗ, а потом пытаться его запустить

Зачем это понадобилось и кому именно

Этот материал также доступен на украинском
Купи козу: как сначала закрыть Лисичанский НПЗ, а потом пытаться его запустить
Депутаты из партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Юрий Бойко, Виктор Медведчук, Сергей Левочкин
Фото: УНИАН

Mind продолжает публиковать материалы в рубрике Nota Bene. Этот формат предполагает несколько более эмоциональную окраску, что, впрочем, компенсируется глубиной экспертизы автора в исследуемом вопросе. Сегодня Инна Коваль, редактор отдела «Промышленность», размышляет над дальнейшей судьбой Лисичанского нефтеперерабатывающего завода, которую можно считать иллюстрацией «пересечения интересов» в украинском политикуме и промышленности.

Накануне местных выборов – 20 октября – один из руководителей партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктор Медведчук, находясь на Луганщине, пообещал за девять месяцев снова запустить предприятие в работу.

«Мы эту задачу, которую решали много месяцев, я бы сказал более года, считаю, что решили. И наша партия берет на себя обязательства завершить эту работу с запуском Лисичанского нефтеперерабатывающего завода, этого комбината, для производства «вторички» нефтепродуктов, а также для продуктов нефтехимии», – заявил Медведчук на встрече с местными жителями.

Лисичанский НПЗ – самый молодой из украинских НПЗ, был введен в эксплуатацию в 1976 году. Проектно мощность – 24 млн тонн нефти в год. Сырье – российская нефть Urals, которая поступала по трубопроводу Самара – Лисичанск. Регион поставки продукции – юго-восток Украины, юг России, Крым. В 2000 году предприятие было продано российской компании ТНК, которая поставляла на завод нефть, а большинство продукции сбывала в России. В марте 2012 года завод был законсервирован и выставлен на продажу.

Согласно обещаниям Медведчука, в августе 2021 года  завод должен начать получать 500 000 тонн нефти в месяц (такой объем позволит загрузить мощности предприятия на минимально рентабельном уровне в 5–6 млн тонн в год. – Mind); на работу должны выйти еще 2000 сотрудников; а главное – предприятию необходимо найти новые рынки сбыта для своей продукции, так как большая часть украинских территорий, которые были традиционными рынками, оккупирована Россией.

Сегодня ситуация на рынке нефти и нефтепродуктов такова, что подобные заявления выглядят либо как абсолютная неосведомленность, или как популистские предвыборные лозунги. Выполнить их без серьезного ущерба и потерь невозможно. Поэтому запасаемся поп-корном и смотрим, как будут развиваться события.

Почему закрыли Лисичанский НПЗ? В окружении Медведчука больше всего о Лисичанском НПЗ знает его однопартиец Юрий Бойко. В начале 90-х он несколько лет возглавлял тогда еще АО «Лисичанскнефтеоргсинтез», был одним из лоббистов продажи предприятия российской ТНК (в 2003 году британская British Petroleum выкупила 50% ТНК, компания стала называться ТНК-ВР. – Mind), а в 2012- м занимал должность министра энергетики и угольной промышленности в правительстве Николая Азарова. И у него не нашлось ни одного аргумента в пользу сохранения работы украинского завода. Россияне закрыли НПЗ из-за нерентабельности производства – причем еще тогда, когда цены на нефть держались на отметки $100 за баррель. Сегодня же они колеблются на уровне $40 за баррель.

В мире наблюдается избыток добывающих нефтяных мощностей и большое перепроизводство нефтепродуктов. Отчаянные битвы идут именно за рынки сбыта. Имея дешевую нефть, гораздо целесообразнее перерабатывать ее на собственных заводах и продавать уже готовые нефтепродукты. Об этом Медведчук знает лично, ведь под контролем его жены, Оксаны Марченко, уже несколько лет находится Новошахтинский НПЗ, расположенный в Ростовской области России, в 168 км от Лисичанска.

И до 2020 года никому в ОПЗЖ не приходило в голову запустить украинский завод. Видимо потому, что к проблемам экономической целесообразности переработки добавляются еще и проблемы логистики.

Каким образом поставлять нефть на завод? В советское время российская нефть на завод поступала двумя путями – через магистральный нефтепровод Самара – Лисичанск, и по железной дороге. За восемь лет простоя НПЗ нефтепровод со стороны России был полностью демонтирован и разобран. Эту информацию летом 2020-го подтвердил председатель АО «Укртранснафта» Николай Гавриленко. Железнодорожная ветка на предприятие была демонтирована и разворована еще в начале 2000-х, потому что тогда россияне построили первую небольшую железнодорожную ветку в обход Украины, чтобы минимизировать возможности транзита и поставок сырья в нашу страну.

Схема системы магистральных нефтепроводов Украины

Купи козу: як спочатку закрити Лисичанський НПЗ, а потім намагатися його запустити

Источник: «Укртранснафта»

На сегодня единственным каналом поставки нефти на Лисичанский НПЗ являются морские терминалы Одесский и «Южный»; затем – по магистральной трубе в Кременчуг и оттуда уже на Лисичанск. Только сначала все это отрезок Кременчуг – Лисичанск необходимо освободить от консерванта и наполнить технологической нефтью. По мнению ведущего нефтяного эксперта Сергея Куюна, для этого понадобится 200 000 – 250 000 тонн нефти и несколько месяцев работы в тесном взаимодействии с «Укртранснафтой». Экономика этого пути не выдерживает никакой критики.

На какой рынок выходить? Кроме того, эксперт подсчитал, что при переработке 5 млн тонн нефти в год завод будет получать 1,5 млн тонн высокооктанового бензина – это больше, чем три четверти всего бензинового рынка Украины, который в 2020 году составит 1,9 млн тонн. А на нашем рынке еще работают Кременчугский НПЗ и Шебелинский ГПЗ, которые вместе выпускают 1 млн тонн бензина.

Таким образом, Лисичанску придется либо выталкивать игроков на свободной Украине, либо занимать нишу контрабандистов горючего, в частности, с оккупированных территорий. Складывается очень интересная ситуация.

Оккупированные территории Донбасса – это «черная дыра» украинской экономики, через которую идет в том числе и контрабанда нефтепродуктов. Для незаконных вооруженных формирований поставки топлива идут централизованно от государственной «Роснефти», которая официально отправляет его на нужды южного военного округа России. Но в топливе нуждается и гражданское население.

По весьма приблизительным подсчетам украинских трейдеров, на оккупированных территориях потребляется 15 000 – 20 000 тонн в месяц. Это 10–15 железнодорожных составов в 20 цистерн. А сколько заходит вообще – неизвестно.

Нашим официальным трейдерам топлива очень трудно зайти на территории Украины, расположенные в 80–100 км от линии фронта. И не только потому, что там работают старые известные трейдеры, бензин на этой территории появляется как бы «ниоткуда» и по умеренным ценам. О сложной ситуации с прозрачностью тамошнего нефтяного рынка говорит и тот факт, что в конце сентября группа SCM Рината Ахметова продала сеть своих АЗС «Параллель» – 60 станций. Покупатель неизвестен, как и сумма сделки. 

Кто контролирует «черную дыру» Донбасса? Среди публичных отчетов российских нефтяников и трейдеров нет какой-либо информации о поставках крупных партий горючего донецким и луганским покупателям. А получить отчеты РЖД о перевозке грузов горючего через границу оккупированных территорий Донбасса очень сложно.

Однако есть определенная информация, что этот «кусок» контрабанды отдали на откуп руководству Чечни в обмен на отказ Рамзана Кадырова вернуть добывающую компанию «Грознефть» и предприятие «Чеченнефтехимпром» из собственности Москвы в собственность Чеченской республики. То есть физические подотчетные поставки на Донбасс осуществляет «Роснефть», а дальнейшее их распределение контролируют представители Грозного, они же получают и деньги.

«Роснефть» возглавляет Игорь Сечин – давний друг и коллега по КГБ Владимира Путина, кума Виктора Медведчука. Неужели эта троица договорилась подвинуть представителей Грозного?

Есть ли договоренность с «Роснефтью»? На сегодня сам Лисичанский НПЗ принадлежит российской государственной «Роснефти». В середине 2013 года она купила компанию ТНК-ВР вместе со всеми ее активами в РФ и за рубежом. Тогда «Роснефть» заявляла, что планирует возобновить работу НПЗ летом 2014-го. Но в феврале произошел захват Крыма, а в марте началась оккупация Донецкой и Луганской областей. В Лисичанск оккупанты не дошли.

Журналисты rbc.ru спросили непосредственно в «Роснефти» спросили непосредственно в «Роснефти» о планах возобновления работы их украинского НПЗ, и получили такой ответ: «Сейчас у «Роснефти» нет планов расконсервации Лисичанского завода». Также в компании не стали комментировать, с чем связано заявление Виктора Медведчука о возобновлении работы. Однако могут быть варианты. Бойко в курсе.

Как Бойко остановил нефтепровод Одесса – Броды? В 2003 году Юрий Бойко, на тот момент совмещавший должности главы НАК «Нафтогаз Украины» и первого заместителя министра топлива и энергетики, заключил соглашение с ТНК-ВР о реверсных поставках нефти по нефтепроводу Одесса – Броды.

Вообще-то нефтепровод строили для того, чтобы избавиться от зависимости от российской нефти. Он должен был качать каспийскую и персидскую нефть из Одесского региона на НПЗ Западной Украины – Надворнянский и Дрогобычский и в страны Восточной Европы. Впоследствии трубу планировалось продолжить в Польшу.

Но вместо того, чтобы договариваться об альтернативных поставках, Бойко поддался на давление России и подписал малопонятное соглашение. Ранее РФ определенный объем нефти экспортировала через терминал в Одессе, и ей этого хватало. Но, в соответствии с соглашением, ТНК-ВР выделяла свои 4 млн тонн в год и качала их через терминал «Южный». Так они и работали рядом, на расстоянии 50 км, два терминала – Одесса и «Южный», зачем – не понятно.

Для ТНК-ВР это было дороже, чем обычный путь, но компания выполняла геополитический заказ руководства своего государства. С горем пополам ТНК качала нефть где-то до 2008 года, а затем мировой финансовый кризис и ссоры между акционерами окончательно сделали этот маршрут экономически нецелесообразным. Нефтепровод Одесса – Броды остановился. Украина осталась без альтернативной нефти и с законсервированной трубой. А потом обанкротилась и ТНК-ВР.

Повторит ли «Роснефть» «подвиг танкистов»? Из-за мирового нефтяного кризиса РФ уже потеряла около 20% своих экспортных рынков, и ей необходимы новые. Но речь идет об Украине!

С одной стороны, можно «пристроить» лишние 5 млн тонн нефти. С другой, это означает, что российские производители не смогут продать свою продукцию в таком объеме – как официальную, так и не очень. И поставлять эту нефть придется лишь морем, потом качать трубой «вверх и направо» по территории Украины, а продавать нефтепродукты придется по среднерыночным ценам.

Таким образом, сплошные убытки на каждом шагу. И Международное энергетическое агентство не очень радует: по их прогнозам, в 2021 году цена на нефть вырастет лишь до $44–45 за баррель с нынешних $40–41. Вот где проблема: Медведчук уже публично пообещал запустить завод, а даст ли Кремль новое геополитическое задание своей придворной нефтяной компании, пока не известно! В любом случае в 2021 году кому-то из двух кумовьев придется научиться с букв «ж», «о», «п» и «а» составлять слово «счастье».

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате