Заболело в мире
176,747,563
Умерло в мире
3,820,197
Вылечилось в мире
160,801,403
Заболело в Украине
2,223,978
Умерло в Украине
51,692
Вылечилось в Украине
2,130,665
Второй восточный киберфронт: что на самом деле предполагают санкции США против РФ

Второй восточный киберфронт: что на самом деле предполагают санкции США против РФ

Как администрация Джо Байдена пытается превратить «Северный поток – 2» в опасный актив

Цей матеріал також доступний українською
Второй восточный киберфронт: что на самом деле предполагают санкции США против РФ
Фото: https://www.instagram.com/joebiden/

Новая неделя обещает новые события по урегулированию ситуации на Донбассе, которые станут следствием прошедшей в минувшую пятницу встречи президента Украины Владимира Зеленского с французским коллегой Эмманюэлем Макроном в Париже. Уже на сегодня, 19 апреля, запланированы переговоры советников лидеров нормандской четверки – Украины, Франции, Германии и России. А в Министерстве иностранных дел настроены активизировать работу с Евросоюзом и НАТО – это отвечает стратегическим интересам государства в экономике, политике и безопасности.

Но с подачи США внешнеполитическая повестка Украины может расшириться и выйти на новый уровень, если власти нашей страны проявят должную инициативу. Такие возможности заложены в тексте решения по новым антироссийским санкциям. Документ может сработать в интересах Киева гораздо более широко, чем это публично обсуждается с момента его публикации 15 апреля.

Mind разбирался в специфических деталях решения, спровоцировавшего противоречивые комментарии, – дабы выяснить, какие у Белого дома есть основания утверждать, что «Россия находится вне мирового сообщества»; как Госдепартамент США действует на опережение и какое это имеет отношение к защите интересов Украины на европейском газовом рынке.

Красные линии

Санкции против России, объявленные Вашингтоном 15 апреля, были введены в действие отдельным исполнительным указом президента Соединенных Штатов Джо Байдена. Новые ограничения затрагивают весьма широкий список действий РФ, не вызывающих одобрения со стороны Вашингтона на международной арене в целом, а не только в рамках отношений с США. Сюда попадает практически весь набор «проблемных тем» в российско-американских отношениях.

Как отмечает The Washington Post со ссылкой на высокопоставленного представителя администрации США, это сделано преднамеренно, чтобы «сразу обозначить для РФ, какое дестабилизирующее поведение является неприемлемым и повлечет за собой экономически значимые последствия в виде санкций США, если такие действия будут продолжаться».

К неодобряемому Вашингтоном поведению ⁠России на международной арене отнесены: подрыв свободных выборов в США и других странах; враждебные ⁠действия против США и их союзников в цифровой среде; использование коррупции ⁠для ⁠влияния ⁠на зарубежные государства; действия за рубежом против журналистов и диссидентов; ⁠подрыв безопасности в странах, важных для США; а также подрыв международного права, в том числе территориальной целостности других государств.

«Упаковав в один санкционный ответ широкий круг проблем, администрация сразу доводит до Москвы набор своих приоритетов. И может переходить к другой повестке, удерживая за собой инициативу, а не только реагируя на российские действия», – поясняетАндреа Кендалл-Тейлор, которая фигурировала среди кандидатов на пост руководителя российского отдела в Совете национальной безопасности администрации Байдена. Этот же подход позволяет вводить ограничения против одной страны, не затрагивая другие государства.

Новый вид секторальных санкций затронул IT-компании из РФ, которые тесно сотрудничают с российскими госструктурами и спецслужбами по государственным контрактам. Хотя поводом является «хакерская атака» SolarWinds Orion на американские компьютерные сети, правовое основание обозначено более широкое – принадлежность к конкретному сектору и госконтракты со спецслужбами.

Это бросает тень на все российские IT-компании: они становятся «персонами нон грата» для зарубежных партнеров ввиду риска оказаться под американскими санкциями.

Элитный клуб

Новые ограничения коснулись не только широкого круга политических аспектов. Администрация Джо Байдена сделала ставку на глобальный подход к кибербезопасности.

«США незыблемо утверждают важность открытого, совместимого, безопасного и надежного интернета. Действия России противоречат этой цели, которую разделяют многие наши союзники и партнеры», – говоритсяв специальном информационном бюллетене, где разъясняются последние санкционные решения в отношении России.

В таком же духе сделала заявление пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки на брифинге в минувшую пятницу. «Россия находится вне мирового сообщества во многих отношениях», – сказала она.  Именно поэтому «президент Байден считает, что в интересах российских властей принять его предложение о переговорах», которое он сделал Владимиру Путину во время телефонного звонка в среду, 14 апреля.

Иначе Россия рискует оказаться на обочине мирового пути, на котором только добросовестные партнеры имеют доступ к передовым технологиям и объединяются, чтобы вместе противостоять вызовам нового времени.

В цифровой среде, уже пронизывающей все без исключения сферы человеческой жизни, IT-безопасность играет базовую роль. Принимая это за аксиому, США «активизируют усилия по продвижению основ ответственного поведения государств в киберпространстве и намерены углублять сотрудничество с союзниками и партнерами для противодействия злонамеренной киберактивности».

У Вашингтона есть план конкретных практических действий. В текущем году США готовятся провести «первый в своем роде курс для политиков всего мира по политическим и техническим аспектам киберпреступлений». Местом проведения этого мероприятия выбран Центр Джорджа Маршалла в Гармише, Германия.

Здесь же будет проходить обучение юристов-международников практике применения международного права к поведению государств в киберпространстве.

Важные функции в продвижении коллективной интернет-безопасности возложены на Министерство обороны, которое будет привлекать дополнительных союзников (среди них уже обозначены Великобритания, Франция, Дания и Эстония) для проведения специальных учений Cyber Flag 21-1 («Киберфлаг»). Цель этих учений – «улучшить коллективные оборонительные возможности и устойчивость в киберпространстве», «создать новое сообщество защитников киберпространства», а также «улучшить возможности США и союзников по выявлению, синхронизации и совместному реагированию на злонамеренные действия, нацеленные на стратегически важную инфраструктуру и ключевые ресурсы».

Такой коллективный подход создает предпосылки для организации по инициативе США новой зонтичной структуры по типу НАТО, специализирующейся сугубо на кибербезопасности. В условиях цифровой экономики именно этот орган будет играть главную роль в обеспечении глобальной стабильности, безопасности и защиты.

Добросовестные страны, вовлеченные в ее деятельность, получат доступ к самым передовым знаниям и технологиям, а их инфраструктура и экономика будут наиболее надежно защищены благодаря коллективному реагированию на угрозы. Это же станет своеобразным сигналом для инвесторов: сотрудничество с какими государствами заслуживает доверия, а с какими совместный бизнес будет чреват непредвиденными финансовыми и репутационными потерями.

Цифровая труба

Глобальный характер и широкий спектр проблем, связанных с кибербезопасностью, выводят данное направление на первый план в приоритетах международной политики, реализуемой Офисом президента Украины при участии Совета национальной безопасности и обороны, а также правительством.

В этом же контексте иначе воспринимается борьба против газопровода «Северный поток – 2», строительство которого делает Украину более уязвимой перед российской агрессией и рискует оставить нашу страну без транзитных доходов.

Джо Байдена и Госсекретаря США Энтони Блинкена не раз критиковали за сдержанное поведение, когда речь шла о блокировании «Северного потока – 2» для защиты украинских интересов. «Это сложный вопрос, который влияет на наших союзников в ЕС. Но я как выступал, так выступаю против этого проекта», – лаконично заявил президент США во время речи в Белом доме на прошлой неделе.

Но можно предположить, что за скобками осталось уточнение касательно цифровой реальности, которая усиливает влияние во всем мире и меняет подход к санкционной политике в отношении отдельных государств и компаний. Будучи исключенной из глобального партнерства по кибербезопасности ведущих стран мира, лидирующих в инновационных цифровых технологиях, Россия со своими инфраструктурными проектами остается без гарантий стабильной транспортировки энергоресурсов на территорию Евросоюза и в глобальной торговле.

Цифровые технологии в современной нефтегазовой отрасли – это не только корпоративное управление, финансовый учет, управление проектами. Это фундамент всех производственных процессов, включая объекты добычи, переработки, транспортировки, хранения и распределения газа.

Это и контроль за работой газоперекачивающих агрегатов, дистанционная диагностика трубопроводов и компрессорных станций для предотвращения аварий. А еще -рыночное моделирование и цифровые каналы передачи данных, исключающие постороннее вмешательство в работу приборов учета и мониторинг процесса транспортировки энергоносителей.

Новое программное обеспечение стало широко использоваться во время пандемии, оказавшись действенным способом экономии времени и денег, а также повышения эффективности бизнеса. А корпоративные сети остаются уязвимы для кибератак, где каждый узел – будь то компьютерный терминал, сотовый телефон или видеокамера – может стать точкой входа для хакеров. «Частота и изощренность кибератак с каждым годом увеличивается. Жертвами хакеров становятся даже лидеры рынка и такие богатые компании как Saudi Aramco», – говорится в отчете GlobalData UK «Кибербезопасность в нефтегазовой отрасли – 2020».

С развитием информационных технологий стабильность работы украинской газотранспортной системы и ее возможности приносить государству прибыль также выходят за рамки привычной политической дискуссии с рыночным уклоном в энергетическую безопасность – когда основные аргументы строятся на создании условий для конкуренции и отсутствия манипуляций доминирующих игроков.

Способность защищать энергетическую инфраструктуру от кибератак, участие в глобальных инициативах и партнерство с США – признанным лидером в этой сфере, превращается в основную гарантию экономического успеха Украины.

В условиях энергопереходагазовая отрасль и электроэнергетика интегрируются, и это потребует комплексных усилий для обеспечения их стабильного функционирования. Критическую важность этого направления дополнительно подчеркивает тот факт, что в 2015 году именно в Украине был зафиксированпервый в мире прецедент удачной атаки на объекты энергетики. Тогда российские хакеры смогли «влезть» в украинскую энергосеть, оставив без света более 200 000 домохозяйств.

Судя по приоритетам США в международном сотрудничестве, только надежные страны смогут рассчитывать на коллективную поддержку и получат доступ к IT-инновациям. Под надежностью теперь понимается готовность к борьбе со злоупотреблениями и коррупцией, ориентация на ценности демократии и конкурентную судебную систему, а также избирательное отношение к партнерам для совместных бизнес-проектов.

Агрессивная политика России на международной арене и недружественные действия в адрес Украины исключают ее из этого «клуба» и значительно ограничивают возможности для привлечения инвестиций. В том числе – и в нефтегазовую добычу, от которой критически зависит благополучие российской экономики. А также загрузка «Северного потока – 2» газом, на который рассчитывает Германия.

Скорее всего, именно об этом хотел бы поговорить Джо Байден с Владимиром Путиным летом этого года в одной из европейских стран. И возможностей для отступления у хозяина Кремля практически не осталось, как и нет настоящих рычагов воздействия на США и европейские страны.

«Россия – страна, зависимая от импорта технологий, машин и продуктов, зависимая от иностранной инфраструктуры – транспортной, финансовой и цифровой. Обычные контрсанкции, объявляемые зависимой страной, бьют по ее же гражданам... Чем Кремль может ответить на усиление давления? Перекрыть газ? Но это опять-таки бьет по самой Москве и ее доходам», – отмечает публицист Максим Трудолюбов, главред проекта The Russia File на сайте Kennan Institute. А у США и Европы, по его словам, есть еще в запасе более серьезные удары. Например, отключение российской банковской системы от SWIFT и/или персональные санкции в адрес близких к Кремлю олигархов.

Поэтому об изменении архитектуры отношений и методов воздействия в международной политике уже можно говорить как о свершившемся факте.

Больше полезной информации, новостей и аналитики о мировом энергетическом рынке – на канале Светланы Долинчук. Читайте тут о главных трендах в энергетике и торговле энергоресурсами, новых технологиях в нефтегазовой отрасли, энергопереходе и декарбонизации.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате