Право на все: почему обновление банковского регулирования приведет к гегемонии НБУ

Право на все: почему обновление банковского регулирования приведет к гегемонии НБУ

А новые благие намерения наделят регулятор разрушительной силой

Цей матеріал також доступний українською
Право на все: почему обновление банковского регулирования приведет к гегемонии НБУ

Государственный сектор в Украине уже много лет – синоним девальвации, хищений и других разрушительных процессов. А отечественная банковская система многими воспринимается как «насос», который выкачивает деньги из налогоплательщиков. В НБУ решили совместить эти «составляющие», превратив всю банковскую систему страны на один гигантский государственный банк. Для достижения этого под эгидой соблюдения требований МВФ и ЕС через парламент пытаются провести 100-е юбилейные поправки к закону о банковской деятельности, которыми НБУ предоставляются новые мощные коррупциогенные полномочия. Какие именно и чем это грозит экономике, разбирался Mind.

Удалось ли оздоровить систему?

Банковский кризис 2014–2017 годов стоил Украине в фискальном измерении около 20% ВВП, а общий удар по населению и национальной экономике составил более 40% ВВП. А перед тем был сопоставимый по результатам банковский кризис 2008–2009 года.

Через рекапитализацию госбанков из кармана налогоплательщиков было вымыто более $10 млрд. Параллельно внедрялись лучшие международные наработки, но от потерь это не спасало. Согласно парламентской статистике, на «алтарь» сотрудничества с МВФ и ЕС с 2000 года Украина ежегодно приносила в среднем по пять поправок в закон о банках.

Прошлогоднее стресс-тестирование выявило, что при неблагоприятном развития событий в течение года столкнуться с недостаточностью капитала могли девять банков, среди них – два государственных. Совокупная потребность в капитале оценивалась в 10,3 млрд грн.

Из-за карантина план проверочной работы НБУ 2020 был существенно сокращен – инспекции провели лишь в отдельных банках. Но даже этого было достаточно, чтобы выявить фиктивный регулятивный капитал на 1 млрд грн. Кроме того, по результатам безвыездного банковского надзора к финучреждениям применили 44 меры воздействия.

По итогам апреля 2021 года среди 73 платежеспособных банков хотя бы один обязательный норматив нарушили семь учреждений. Среди нарушителей – государственные ПриватБанк и Ощадбанк.

Право на все: чому оновлення банківського регулювання призведе до гегемонії НБУ

Похоже, банковская система продолжает «болеть» даже после сокращения количества финучреждений вдвое. Возможно, это из-за того, что ни один банкир обанкротившегося банка и соответствующий офицер банковского надзора не понес соответствующего наказания. А в НБУ даже создали процедуру отбеливания деловой репутации банкиров, которую внедрили под давлением неназванных деятелей из банковских кругов.

На этом фоне госбанки занимают монопольное положение на рынке – более половины активов и обязательств. И пока дыры в их капитале затыкать бюджетными деньгами, ожидать существенного прогресса в вопросе их приватизации не стоит.

Право на все: чому оновлення банківського регулювання призведе до гегемонії НБУ

Как ведется подготовка к очередным изменениям?

Под лозунгом «за все самое лучшее» финкомитет парламента проработал законопроект с очередными изменениями. Но они, к сожалению, гарантируют лишь увеличение полномочий НБУ, а не стабильность банков.

Перед вторым чтением от депутатов к законопроекту поступило 1500 поправок. Однако обсуждением удостоили всего пять вопросов. Больше всего времени ушло на предложение расширить правления НБУ до семи человек за счет куратора небанковского финсектора. Финкомитет инициативу поддержал, чем фактически признал, что без этих изменений Нацбанк не способен справиться с решением задач закона о «сплите», к которым он готовился пять лет.

Кроме того, такой шаг можно расценивать как начало чиновничьей реконкисты – до 2014 года правление Нацбанка состояло из 11 членов.

Дискутируя по этому вопросу, парламентарии в прямом эфире дважды звонили двум «кураторам» из МВФ –- и получили контраверсионные указания. В конце концов, инициативу поддержали. А вот идею отменить должность первого заместителя председателя НБУ провалили – оба «куратора» из МВФ были против, и, похоже, председателю НБУ придется и в дальнейшем иметь в качестве второго человека в Нацбанке Екатерину Рожкову.  

Предложение публиковать данные о просроченных кредитах связанных лиц обанкротившихся банков вызвала горячую полемику, но здравый смысл победил: причастных к грабежу банков хотя бы будут называть.

Поддержали и идею об отмене формального завершения срока полномочий членов Совета НБУ – при успешном голосовании в сессионном зале они будут работать до тех пор, пока уполномоченные институты принимают решение об их ротацию по соответствующей квоте. Вместе с тем наделение Совета НБУ статусом «руководящий орган Нацбанка» поддержки не получило.

И это все на 22 000 слов законопроекта: финкомитет рекомендовал ВР принять документ во втором чтении и в целом. И после этого, не выходя из прямого эфира, докладчику по этому проекту – депутату Андрею Иванчуку –  «банковское сообщество» вручило ценный подарок с благодарностью за сотрудничество.

Что именно предусматривает новый проект закона?

Анализируя сам текст законопроект №4367,начать стоит с того, что парламент предлагают перекроить ст. 1 Закона о банках, в которой определяется общая цель.

В перечне приоритетов на первое место с третьего выводится защита интересов вкладчиков и клиентов банков: вероятно, этим и будут прикрывать все дальнейшие действия. Развитие банков передвинулись на второе место с первого – законопроект предусматривает существенное расширение высокооплачиваемого непроизводственного юридического персонала в банках, следовательно, на технологическое и инфраструктурное развитие финучреждений денег тратиться еще меньше.

Общие административные расходы банков в январе – мае

2021 2020 2019
сумма (млрд грн) 30.4 27.3 24.4
от общих расходов (%) 39 33.9 32.4

Источник: НБУ

Расчеты: Mind

Развитие экономики в перечне приоритетов перешло на третье место с четвертого, а вот конкуренция спустилась на четвертую ступень – со второй. Действительно, какая конкуренция, когда половина банковской системы – государственный сектор, а остальное окончательно попадает под директивное влияние государства в виде Нацбанка. Интересно также, что речь идет о поддержке неукраинской экономики: вероятно, под давлением внешних «доноров» в законе отменяется задача поддерживать отечественного товаропроизводителя.

Среди предложенных новаций стоит отметить изменение ст. 7, которая предоставит Кабмину исключительное право определять порядок списания проблемных активов госбанков за счет сформированных резервов. То есть именно правительство будет определять, как списывать долги «Нафтогаза» или «Укртелекома».

Предусмотрено также введение комбинированного буфера капитала, буфера консервации, контрциклического буфера, буфера системной важности, буфера системного риска. Однако какого-либо определения для этих понятий не предоставляется – фактически законодательная функция делегируется Нацбанку.

Почему эти изменения противоречат Конституции?

Независимая ассоциация банков Украины (НАБУ) еще в марте обратилась с предложениями пересмотреть ряд  норм законопроекта №4367. Прежде всего речь шла о наделении НБУ правом требовать у владельца существенного участия в банке отчуждения акций банка: такое принуждение без видимых мотивов общественной необходимости и предварительного и полного возмещения стоимости нарушает ст. 41 Конституции.

«Поиск надлежащего нового владельца может длиться годы. Соответственно такое требование приведет к моральному давлению как на владельца существенного участия, так и на руководителей банка в связи с неопределенностью реализации такой меры воздействия и дальнейших последствий, что в свою очередь приведет к дисбалансировке работы банка», – подчеркивали в НАБУ.

Оппоненты документа упрекали его инициаторов в попытке наделить Нацбанк чрезмерными полномочиями. «Требование к владельцу банка принудительно продать принадлежащие ему акции... это когда фискалы заставят продать бизнес любому предпринимателю в Украине, так и банки. И это грозит всем клиентам, всем, у кого есть платежные карты, кредиты. Потому что однажды вы проснетесь утром, и выяснится, что у вас кредит уже не в вашем банке», – заявлял Антон Поляков (партия «За будущее») перед принятием закона в первом чтении.

Автор законопроекта – председатель финкомитета ВР Данил Гетманцев настаивал на необходимости таких шагов. «Не разделяю позицию скептиков, обеспокоенных расширением полномочий НБУ, ведь банковская система оперирует деньгами людей, сохранение которых должно соответствовать повышенным требованиям. Мы должны понимать, что это законопроект о стабильности банковской системы, а значит – о доверии», – считает он.

НБУ никогда не страдал от недостатка полномочий, но хочет заполучить новые. Сейчас он уже может во время предварительного согласования отклонять кандидатуры на руководящие должности в банках, но хочет получить право определять коллективную пригодность руководящих органов финучреждений. То есть при отрицательной оценки общих/совокупных навыков органы любого банка можно будет отстранить «оптом».

Согласно законопроекту, банки также ожидает введение механизма конфиденциального сообщения о неприемлемом поведении, а также разработка кодексов корпоративного управления и создание подразделений комплаенса, что можно приветствовать.

Вместе с тем из действующего закона предлагают изъять  запрет на установление процентных ставок и комиссионных вознаграждений на уровне ниже себестоимости банковских услуг в этом банке. Эту норму в свое время ввели, чтобы прекратить кредитование депутатов и прокуроров под 0%.

Законопроектом также уменьшается прозрачность рынка: в случае его принятия вкладчики могут занести деньги в банк, не зная, что ему уже повысили требования по экономическим нормативам, запретили определенные виды деятельности или отстранили определенных должностных лиц от работы. Это все может стать банковской тайной.

Главное научно-экспертное управление ВР справедливо отметило, что предложенный регламент допуска на украинский рынок филиалов иностранных банков не ограничивает возможности для финучреждений страны, осуществляющих вооруженную агрессию против Украины.

Что получит Нацбанк?

Изменениями в закон о Нацбанке, которые содержит законопроект №4367, также снимается требование проводить собрание Совета НБУ не менее десяти раз в год: достаточно будет одного раза в квартал. Вероятно, у главы НБУ было слишком много хлопот из-за высокой активности этого органа за последний год.

В пользу этой гипотезы говорит и законодательное предложение уменьшить оплату труда членов Совета НБУ: предлагают установить ее на уровне 40% от должностного оклада члена правления Нацбанка. Действующие нормы предусматривают выплаты на уровне трети от зарплаты члена правления НБУ (зарплата состоит из должностных окладов, премий, доплаты за ранги, надбавки за выслугу лет и других надбавок). Вопрос закрывается окончательным прямым законодательным запретом Совету НБУ вмешиваться в любую деятельность правления.

Кроме того, на заседание Совета Нацбанка запретят приглашать руководителей центральных органов власти, а членов правительства лишат возможности участвовать в заседаниях правления НБУ с совещательным голосом.

Право на все: чому оновлення банківського регулювання призведе до гегемонії НБУ

Обобщая, надо признать, что Нацбанк идет путем концентрации значительных полномочий при отсутствии эффективного механизма ответственности. Ведь ни один председатель НБУ не уходил в отставку из-за катастрофических последствий своей работы.

Изначально Нацбанк имел возможность одновременно разрабатывать политику, регулировать правила ее реализации, а также контролировать соблюдение установленных правил и требований. Позже НБУ аннексировал надзор за страховым и кредитным небанковским сектором – в дополнение к банковскому и платежному сегментам. И в конце концов, он стремится получить право принуждать владельцев, которые перестали его устраивать, продавать свои доли в капитале банков. А в дальнейшем – получить свой собственный суд.

Между тем уровень прозрачности самого Нацбанка неудовлетворительный. НБУ скрывает мощные формализованные и неформальные структуры, о составе и деятельности которых почти ничего не известно, например – Высший экспертный совет при Совете НБУ. При этом к репутации тех, кто берется определять безупречность репутации других, есть вопросы.

Поэтому можно написать множество «красивых» конституций и законов, но если за их нарушение не будет неотвратимого наказания, то ситуация в банковской системе страны к лучшему не изменится.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате