Кто такие украинские телохранители и как изменилась профессия за 30 лет существования в независимой Украине

Кто такие украинские телохранители и как изменилась профессия за 30 лет существования в независимой Украине

Как они появились и у кого учились

Цей матеріал також доступний українською
Кто такие украинские телохранители и как изменилась профессия за 30 лет существования в независимой Украине
Фото depositphotos.com

– Говорят, ты охранял первых лиц?
– Два года с Картером, четыре года с Рейганом.
– В Рейгана же стреляли.
– Не в мою смену.

Тридцать лет назад Украина, только что получившая независимость, переживала безвременье: небывалый всплеск преступности, борьба кланов, перестрелки. Люди, творившие тогда историю, ломали судьбы и отдавали жизни, не всегда понимая, во имя чего. В эту смутную эпоху – «страшные 90-е» – в нашей стране рождалась совершенно новая профессия – телохранитель.

По разным подсчетам, сегодня в стране – около полумиллиона таких специалистов, при этом на каждого зарегистрированного приходится не менее двух «нелегалов». Mind официально и неофициально пообщался с представителями профессии, чтобы разобраться, кем были украинские телохранители в начале 90-х, кем они стали к нулевым, как работали в десятых годах этого века и что представляют собой сейчас.

«Все годы независимости политическая ситуация на охранный бизнес никак не влияла, – говорит Олег Кончаковский, глава набсовета профессионального объединения личных охранников, которое объединяет более полутора тысяч телохранителей. – Влиял рост бизнеса, то есть состояние экономики и государство как административный ресурс. Кучма, Ющенко, Янукович – как бы ни менялись президенты, что бы ни происходило, охранный рынок всегда только рос».

ТИПАЖ: ВОИН-ПРЕДТЕЧА

Период: конец 1980-х –1998 

Кто он
Спортсмен – опыт в карате, дзюдо, боксе, тяжелой атлетике, пауэрлифтинге. Бывший срочник-десантник, реже – бывший оперативник. Пришел в охранный бизнес «от безнадеги», не найдя реализации в других сферах.

Параметры:
22 – 32 года. Рост: 185 см и выше. Лыс или очень коротко стрижен, мускулист, накачан.

Внешний вид:
Черный широкий пиджак, мешковатые брюки, белая рубашка с расстегнутой верхней пуговицей, скрипучие кожаные туфли или ботинки на высокой подошве. В правом внутреннем кармане пиджака – наган. Иногда: пуловер яркой расцветки на голое тело, спортивные брюки, кроссовки. На пальцах крутит ключи от «бумера» босса.

Особенности:
Обостренное самолюбие, безрассудная отвага, азарт. Получает удовольствие от того, что может реализовать свой потенциал, страсть к победе любой ценой. Одновременно горд тем, что защищает «свой клан», частью которого себя  уже считает. Он строит «новый порядок», он – «теневой пионер» охранного бизнеса.

Эталон:

  • Скотт Джеймс (Чак Норрис, фильм «Октагон», 1980);
  • Френк Фармер (Кевин Костнер, фильм «Телохранитель», 1992)

 В начале 90-х годов  общество перестраивалось на «новые рейки капитализма». В эпоху тотального дефицита и тотальной анархии, когда законодательство молодой Украины лишь формировалось и еще не была принята Конституция, предприимчивые люди в малиновых пиджаках активно реализовывали искаженный социалистический принцип из старого советского анекдота: «Все взять и поделить».

Пока самые предприимчивые банкротили заводы – индустриальные гиганты, вводя «своих людей» в советы директоров и скупая акции за бесценок, на уровнях пониже с участием криминального элемента образовались группировки, которые занимались откровенным рэкетом. К середине 90-х бизнесмены осознали, что «крыша» от правоохранительных органов и такого реликта, как Государственная служба охраны, не работает. А потребность защищать свой бизнес, себя и собственные семьи становилась все острее. В этот момент образовались первые охранные структуры.


«Первые кооператоры появились в конце 80-х. И первыми частными охранниками, как и бизнесменами, стали «теневики». Это были спортсмены, ребята, занимавшиеся силовыми видами спорта либо пришедшие из единоборств. Союз развалился, произошел распад высших спортивных команд, они столкнулись с невозможностью реализоваться. И пошли в охрану. Они, можно сказать, были предтечами настоящего рынка личной охраны. Они были теневыми пионерами. Заложили идеологию этого бизнеса».

Александр Денисенко, президент группы компаний «Безпека Сервис»


 1996–1999 годы  на постсоветском пространстве – эпоха самых громких и кровавых убийств, настоящих и псевдосамоубийств, разборок между сформировавшимися кланами. Разумеется, в таких условиях бизнесу практически любого уровня требовалась профессиональная охрана. Теперь нужно было охранять не только склады с товаром, но и непосредственно бизнесменов и их семьи, обеспечивая круглосуточное сопровождение. Первые телохранители были одновременно личными водителями, «помощниками гендиректора», курьерами, тьюторами детей бизнесменов и доверенными лицами их жен. А если приходилось то гибли вместе с шефом, как, к примеру, пятеро охранников донецкого бизнесмена Алика Грека во время взрыва на стадионе в 1995 году.


«Представьте себе: вам нужно перевезти из Киева в Тюмень $400 000 наличкой. Никаких переводов, никаких банковских счетов. Берется доверенное лицо, дается ему чемоданчик с наличкой… Прятали в нижнее белье, подшивали в тайные карманы брюк, ставили хитрые коды на чемоданчики. Но все равно это был смертельный риск для такого «коммивояжера».

Олег Кончаковский


Фото DR

Они работали полностью «в тени» и стреляли чаще всего из незарегистрированного оружия.


«В правом кармане наган, в левом – бумажка о том, что он его нашел и несет сдавать в милицию. А пока нес, вот тут зашел в кафе попить воды, а тут хулиганы напали. Шел с другом, а у него бизнес, ну, тут хулиганы и... «упали на асфальт пять раз подряд». Так выглядели объяснения этих спортивных парней с правоохранителями».

Александр Денисенко


Новые телохранители быстро осознали свою значимость, почувствовали вкус к деньгам – в эпоху безденежья и безнадеги их заработок в размере $300–500, а порой и больше, казался громадным. Они стали дорого и модно одеваться и быстро влились в новый миропорядок на отдельно взятой территории. Для многих из них охрана своего босса была чем-то большим, чем просто работа.


«Может быть, поэтому 90-е были такими жестокими – потому что те, кто раньше воевал на ринге, в спортзале, стали воевать на улицах. Ведь в принципе обеспечение безопасности – это сервис. В 90-е годы охрана была не сервисом, а самыми настоящими войнами. За имущество воевали все, применяя любое оружие, используя любые средства, в том числе нанимая специалистов. При этом они не были рэкетирами – ребята действительно охраняли бизнес».

Олег Кончаковский


ТИПАЖ: ВИРТУОЗ ДЛЯ ПОНТОВ

Период: 1997 – 2012

Кто он
Ветеран или пенсионер силовых ведомств. Бывший сотрудник военизированной охраны, милицейских специализированных подразделений или СБУ, пенсионер срочной службы, бывший участник миротворческих миссий.

Параметры:
30+, рост 180 см+. Коротко стрижен, гладко выбрит.

Внешний вид:
Военная выправка, спортивная подготовка. Черный костюм средней ценовой категории, белая рубашка, непроницаемые солнцезащитные очки, в правом внутреннем кармане – травматический пистолет.

Особенности:
Опытен, подкован, уверен, дисциплинирован. Осторожен, сосредоточен, немногословен, деловит. Женат, имеет детей. Служба в охране для него прежде всего – заработок. Разбирается в отдельных нюансах законодательства. Он – «телохранитель для понтов», элемент статусности и престижа охраняемого лица.

Эталон:

  • Алекс (Кристофер Ламберт, фильм «Виртуоз», 2002);
  • Джон Кризи (Дэнзел Вашингтон, фильм «Гнев», 2004);
  • Митчелл (Колин Фаррелл, фильм «Лондонский бульвар», 2010)

 Конец 90-х.  Рынок охранных услуг, сформировавшийся в процессе клановых разборок, требовал законодательного оформления. Однако правоохранительная система еще более десяти лет тормозит принятие регуляторных норм и законодательных актов. Причина проста – на этом рынке монополия принадлежит правоохранителям, с которой они не спешат прощаться до сих пор. В конце 90-х услуги частной охраны преимущественно предоставляют бывшие оперативники.


«Я – сотрудник правоохранительной системы, у меня дома молодая семья, я все время на службе, борюсь с организованной преступностью, я обладатель служебного удостоверения, полномочий, табельного оружия. Моя зарплата – $20. Мы работали сутками, не было мобильной связи, жены не знали, где мы и как. Возвращались домой без материальных благ, их нужно было добывать. К нам тоже обращался бизнес: «Ребята, помогите, защитите!» Мы брали под так называемую «крышу» этого предпринимателя. Он помогал нам выживать, давал бензин, бумагу, компьютеры покупал. Но, когда ты ходишь и радуешься тарелке супа, оно обидно бывает. Как я оказался в частной безопасности? В свободное от работы время, в нарушение закона, внутренней служебной дисциплины, я надевал костюм, белую рубашку, галстук, садился в джип и открывал двери бизнесмену. Возил, получал за это деньги хорошие – $400-700. До штуки не дотягивал, но я к ней стремился».

Стандартная легенда сотрудника правоохранительных органов 90‑х


На рубеже нулевых МВД удалось погасить волну беспредельного рэкета и бесконечной войны кланов. Растущие как грибы акционерные общества, а тем более стратегические госпредприятия, нужно было охранять. В министерстве прописали лицензионные условия. Однако сделали это таким образом, что охранную компанию мог открыть только бывший сотрудник МВД или СБУ, либо военнослужащий, но с определенной выслугой.

Фото DR

«Те, кто имел право вести охранный бизнес, инициировали заключение договоров между предприятиями и своими охранными структурами. Нанимали людей, договаривались о какой-то сумме в частном порядке и брали под охрану. В основном «сотрудниками» были пенсионеры-правоохранители или молодежь, пришедшая после срочной службы. Деваться им было некуда, шли в охрану от безысходности. Их никто не обучал и в большинстве случаев на работу официально не оформлял».

Александр Денисенко


 Начало 2000-х.  Лицензионные условия позволили минимально отрегулировать рынок – теперь обычный гражданин не мог открыть охранную структуру. При этом уже в начале нулевых такая регуляция превратилась в обычную коррупцию: удостоверения «охранника» банально продавали за 250 гривен. Но теперь требовалось соблюсти формальности – сдать экзамен.

МВД оставило за собой право выдавать лицензии, а обязанность создавать стандарты и подтверждать квалификацию легла на Министерство образования. Это ведомство записало квалификацию охранника по разряду профессионально-технического образования. Ни стимула, ни мотивации честно получать такую «корочку» у телохранителей не было, а заинтересованным лицам проще было ее купить.


«Как раньше, так и сейчас никто не готовит, не обучает профессиональных специалистов. Люди попадают в профессию по остаточному принципу, и на данном этапе никакого стандарта услуги, как именно надлежит выполнять свои функции, в охранной деятельности нет».

Олег Кончаковский


Обучать охранников и телохранителей начали  в 2008 году  – ПТУ и частные учебные центры. Согласно прописанным требованиям, перед тем как устроиться охранником или телохранителем, человек должен был пройти обучение, получить свидетельство и затем только устраиваться на работу. Но в реальности это не работало, потому что свидетельство о подтверждении квалификационного уровня охранника выдавалось на него персонально – и не имело срока действия. Поэтому охранники с такими удостоверениями просто мигрировали из структуры в структуру – для статуса. А если свидетельства не было, обращались в любой учебный центр и просто покупали нужный документ.

Бойцы милицейского спецподразделения «Титан»

Параллельно под себя подминало рынок милицейское спецподразделение «Титан». Его бойцы проходили классическую, сохранившуюся с советских времен, подготовку в милицейском училище. В 90-е годы они не успевали за романтиками-спортсменами и бывшими десантниками. А вот во второй половине «тучных» нулевых именно «титановцы» вышли на передний план: хорошая официальная зарплата по месту работы плюс доплата в конверте – лично от «лица» за охрану. Так зарабатывалась «штука баксов», о которой говорили шепотом, как о труднодостижимой сакральной ценности.


«Это были шальные деньги, время – всплеск прихода в Киев «донецких». Телохранителей нанимали все, но это, скорее, было для понтов. Крепкий черный костюм, белая рубашка, черные очки, вожделенный травмат. Красиво».


Но «штуки баксов за красивые глаза» многим было недостаточно. Особенно тем, кто имел за плечами реальный боевой опыт в миротворческих миссиях и знание иностранных языков. С самого начала 2000-х они уезжали за рубеж – защищать от пиратов корабли НАТО в Аденском заливе.


«Это 2003 год, начало войны в Ираке. Согласно стандартам НАТО, их солдат выполняет функциональные обязанности по защите, нападению или устранению. А логистикой, охраной стационарных объектов должны заниматься нанятые субконтракторы. И украинские специалисты по личной охране уехали в Ирак, Афганистан – на театр боевых действий. В Украине у тебя эта мифическая «штука баксов», а старт заработных плат таких специалистов в Ираке был от $8 000  и до $12 000».


Сегодня в Украине нет статистики: сколько граждан Украины выполняют за рубежом функциональные обязанности охранника стационарных объектов, охранника подвижных объектов или охраны физлиц. А их немало, настаивают наши собеседники.

Да и Закон об охранной деятельности в Украине, возможно, не появился, если бы не трагедия 2012 года в киевском ТРЦ «Караван», когда вор хладнокровно расстрелял четверых охранников. Это напугало законотворцев и заставило, пусть ненадолго, задуматься о необходимости легализовать работу целой отрасли.

ТИПАЖ: РЕМЕСЛЕННИК-ПАТРИОТ

Период: 2014–2021

Кто он
Вернувшийся из-за рубежа или отслуживший в добровольческом батальоне в АТО бывший бодигард начала и середины нулевых. Либо бывший сотрудник спецподразделения «Беркут». Член общественной организации, общественного формирования или муниципальной дружины.

Параметры:
35+, рост 180+. Прическа – не имеет значения, может носить бороду.

Внешний вид:
Любой, в зависимости от выполнения задачи – от современного спортивного до камуфляжа и строгого костюма неприметной расцветки. С собой: «купленные» удостоверения журналиста или члена формирования по охране общественного порядка плюс удостоверение охотника (для ношения карабина). Либо сертификат охранника 3-го разряда (средний уровень, без разрешения на применение специальных средств). Из оружия: не только наградной короткоствол, но и опционально – автомат в машине сопровождения.

Особенности:
Опытен, уверен в себе, хладнокровен, циничен, имеет боевой опыт. Умеет «решать вопросы», готов к выполнению задач любой сложности.

Эталон:

  • Майк Бэннинг (Джерард Батлер, фильмы «Падение Олимпа», «Падение Лондона» и «Падение ангела», 2013, 2016 и 2019);
  • Дэвид Бадд (Ричард Мэдден, телесериал «Бодигард», 2018)

С началом войны определенное число «заробитчан-телохранителей» вернулись «на патриотизме», оставив приличные заработки в горячих точках. Они сразу пошли в АТО, кто-то – на контракт, кто-то – в добровольческие батальоны. Отслужив, занялись привычной охранной деятельностью в Украине. Но уже – с карабинами, автоматами и часто на  камуфлированных джипах с военными номерами. Удостоверение журналиста для законного ношения «травмата», как и удостоверение охотника для законного обладания карабином – обязательный набор документов. Особый шик – телохранитель с собственным наградным оружием. Неважно, как и за что он его получил.

Нынешний гражданский вариант автомата Калашникова – это охотничий карабин. И типичные отмазки охранников, когда их останавливают, звучат примерно так: «Мы журналисты, по совместительству охотники, у нас в багажнике в специально сшитых сумках для быстрого извлечения находятся охотничьи карабины. В этот самый момент с друзьями собрались и едем на охоту. Браконьерский сезон? Хорошо, извините, промазали: едем на стрельбище, лицензированное, пристрелять вот этот прицел. Мы его вчера купили в интернете. Если вопросов много, сейчас приедет специально обученный адвокат. Вот он точно объяснит, куда мы ехали. Мы немножко забыли. Занимаемся боксом еще по совместительству, нас много раз били по голове, и мы забыли».

Отслужившие в АТО и ООС начали вливаться в ряды общественных формирований по защите общественного порядка «под крышами» МВД и Минобороны. Теперь они не боятся ничего, поскольку их лично охраняют три кита: опыт вкупе с боевыми заслугами, «крыша» со стороны правоохранителей и вера в правильность их версии общественной справедливости.

А вот охранному бизнесу как рынку услуг по-прежнему нужна защита закона – вместо «крыш», сменявшихся над ним друг друга в течение 30 лет. Сложно представить себе другой вид законной деятельности, который бы так долго жил в режиме монополии правоохранительных органов и в ожидании внятной регламентации, разумной системы подготовки кадров, получения лицензии и разрешения пользоваться профессиональным инструментарием. Между тем от этого зависит, станет ли этот бизнес полноправным сектором экономики, будут ли телохранители платить налоги, станут ли они полноправными участниками трудовых отношений и просто начнут выполнять свои функции в соответствии с установленными правилами.


«Национальная концепция безопасности прописана, но рынка частной охраны в ней просто нет. Если будут просто работать нормы права и узаконенный доход, тогда заказчики будут вынуждены платить за наш труд нормальные деньги, «вкусовщина» закончится, и сотрудники охраны будут защищены в том числе нормами трудового законодательства».

Олег Кончаковский


Что нужно рынку охранных услуг?

  • Внесение изменений в закон об охранной деятельности;
  • Пересмотр образовательных стандартов;
  • Закон об оружии;
  • Привлечение в профессию молодежи;
  • Саморегуляция;
  • Включение рынка частной безопасности в концепцию национальной безопасности.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно