Страна банкротств и инноваций: как развивался украинский финсектор за 30 лет независимости

Страна банкротств и инноваций: как развивался украинский финсектор за 30 лет независимости

И какие уроки можно извлечь на будущее

Цей матеріал також доступний українською
Страна банкротств и инноваций: как развивался украинский финсектор за 30 лет независимости
Фото: depositphotos.com

Финансовая система Украины за 30 лет прошла неоднозначный путь. Казалось бы, отрасль может похвастаться одной из самых современных и инновационных разработок в сфере платежных технологий и доступности финансовых решений. Но при этом страдает от постоянно подкашивающих малый бизнес и средний класс схем, до сих пор ощущая отголоски «лохотронов» 1990-х, банкротства банка «Украина», банкопадов 2008-го и 20142018 годов. 

Mind вспоминает основные и самые яркие события, происходившие в финансовой истории независимой Украины. Чтобы выделить их, мы опросили ведущих финансистов, в том числе людей с почти 30-летним опытом работы в этом секторе. Среди судьбоносных моментов они называют гривневую реформу, приход иностранных банков, национализацию системообразующих учреждений и т. д.

«Не сразу все устроилось»

Финансовая система Украины строилась частично на базисе финансовой системы СССР. Так как финансы в Союзе были жестко централизованными и в 1991 году целиком зависели от решений Москвы, то фактически с приходом независимости Украина получила в наследство только недвижимость и банковский персонал. Все процессы и международные отношения пришлось строить с нуля.

«На мой взгляд, самое важное достижение – это институциональное выстраивание банковской системы как флагмана рыночных преобразований в стране. Создание с нуля двухуровневой системы – законодательной и нормативной базы», – говорит финансовый аналитик Анатолий Дробязко.

Часть усилий по формированию отечественного финсектора были высоко оценены международным сообществом. Например, запуск торгов на Украинской межбанковской валютной бирже признан Всемирным банком самым большим рыночным достижением 1993 года в Украине.

Страховой брокер Ибрагим Габидулин приводит в качестве примера декрет Кабмина «О страховании» 1993 года. «Декрет дал начальные правовые основы создания страхового рынка после развала СССР и провозглашения независимости Украины. Документ устанавливал порядок вхождения страховых компаний в рынок, размер уставного фонда, который составлял на то время $5000. Был также учрежден первый регулятор – Комитет по делам надзора за страховой деятельностью», – рассказывает Габидулин.

Первая национальная валюта, галопирующая инфляция начала 1990-х и денежная реформа

Первая валюта независимой Украины была введена в 1992 году. Ею стали карбованцы – по аналогии с названием украинских денег времен Украинской народной республики. Но экономическая нестабильность начала «лихих 90-х» привела к галопирующей инфляции, которая исчислялась тысячами процентов, и обвалу курса.

Для выхода из кризиса была проведена денежная реформа. Руководили ею тогдашний глава Нацбанка Виктор Ющенко, премьер-министр Павел Лазаренко, вице-премьер Виктор Пинзеник и другие ключевые финансисты. «Важнейшее достижение на финансовом рынке, – это введение в обращение 2 сентября 1996 года настоящей национальной валюты. Курс к доллару на момент введения гривны составлял 1,7:1, к купоно-карбованцу (суррогатному предшественнику национальной валюты) – 1:100 000», – вспоминает доктор экономических наук, Chief Executive Officer (CEO) & Founder в Институте развития инноваций Дмитрий Гриджук. 

Запуск системы электронных платежей

Опрошенные Mind банкиры считают очень удачным решением запуск системы электронных платежей Нацбанка. «Важное достижение на финансовом рынке Украины – это запуск 28 лет назад СЭП НБУ. Сегодня Система электронных платежей – это основа всех расчетов в стране, работающая почти круглосуточно – 23/7», – говорит Дмитрий Гриджук.

Среди плюсов этой системы – функционирование платежей в период мирового кризиса 1997–1998 годов. Напомним: в 1997 году произошел азиатский экономический кризис, ударивший по экономикам Малайзии, Южной Кореи, Индонезии и других государств Юго-Восточной Азии. Следствием стал российский кризис 1998 года: в августе РФ вынужденно объявила технический дефолт.

«Благодаря СЭП мы избежали остановки платежной системы (массового банковского дефолта), как это случилось в РФ в 1998 году, когда безналичные расчеты в российских платежных системах были остановлены на несколько месяцев. Вдумайтесь: несколько месяцев клиентам нельзя было рассчитаться между собой по безналичным платежам», – подчеркивает Анатолий Дробязко.

«МММ», «Омета-Инстер», банк «Украина»

Периодическое банкротство финансовых учреждений – одна из причин, почему сотни тысяч украинцев из самого активного – среднего – класса, который в развитых странах является основой стабильного и богатого общества, решают жить и работать не в Украине, а за ее пределами.

За 30 лет независимости можно насчитать несколько сотен финансовых пирамид разной формы собственности. В том числе официальных страховых компаний и банков, которые в результате банкротства лишили сотни тысяч малых и средних бизнесменов накоплений, часто – при относительной безнаказанности организаторов этих схем.

Стоит выделить несколько периодов активности мошеннических схем, которая началась на заре 1990-х. Впрочем, тогда подобное явление встречалось на территории большинства государств распавшегося СССР и даже Восточного блока. Но бездеятельность именно украинского правительства, Нацбанка и правоохранительных органов в борьбе с этим злом и возможность для организаторов финансовых пирамид многократно безнаказанно возвращаться в бизнес, стали причиной процветаний в Украине самых разных видов мошенничества. К финансовому сегменту в этом недобром деле со временем присоединились и компании из сферы недвижимости. 

В самом начале 2000-х громким крахом закончилась работа крупнейшего агропромышленного банка «Украина». Проблемы, которые, по официальной версии, были спровоцированы кризисом 1998 года и дефолтом экономически близкой на то время Российской Федерации, привели к попыткам «накачать» банк бюджетными деньгами. Но учреждение все равно не выстояло – и к 2001 году обанкротилось.

Пострадали сотни тысяч украинцев. Тогдашние компенсации от Фонда гарантирования составляли скромный процент от реальных вкладов граждан. Это один из самых громких примеров банкротства крупных финучреждений в Украине.

Убийство Вадима Гетьмана

Вадим Гетьман – легендарный украинский банкир, глава Национального банка в 1992–1993 годах и руководитель Украинской межбанковской валютной биржи с 1993 по 1998 год. Считался настоящим патриотом, был среди инициаторов создания национальной валюты Украины. Его убийство в 1998 году стало одним из самых громких убийств власть имущих, наравне с гибелью Евгения Щербаня, Евгения Кушнарева, Георгия Кирпы и других.

Приход иностранного капитала и развитие кредитования

После Оранжевой революции 2004 года в Украину начал заходить международный капитал. В 2005-м крупнейшая финансовая группа мира BNP Paribas приобрела у Александра Ярославского Укрсиббанк. Тогда же Федор Шпиг и Александр Деркач продали австрийской Raiffeisen банк «Аваль».

В 2005–2008 годах банки строились под продажу, конкурируя друг с другом количеством отделений, так как считалось, что иностранцев интересуют банки с собственной сетью филиалов. В Украину пришли банковские группы Unicredit, Erste, OTP, PKO Bank Polski, Commerzbank, Swedbank и другие. На страховом рынке компании приобрели Vienna Insurance Group, PZU и т. д.

«После 2005 года Украина раскрылась для иностранного капитала. В страну зашло более $40 млрд прямых инвестиций в финансовый сектор, который вложил более $60 млрд в развитие реального сектора, – говорит Анатолий Дробязко. – У нас больше не было периодов такого бурного прироста ПИИ. Обратной стороной этой гонки кредитования 2005–2008 годов стал (после резкой девальвации 2008 года) финансовый пузырь на ипотечном рынке для физических лиц».

Кризис 2008 года 

Серьезнейшим испытанием для финансовой системы и всей экономики Украины стал мировой финансовый кризис, начавшийся осенью 2008 года в США как следствие американского ипотечного кризиса. Падение экономик развитых стран привело к кризису кредитования в Украине, в том числе ипотечному, и в целом ряде отраслей. Ради спасения ситуации Национальный банк и правительство начали долгосрочную программу сотрудничества с МВФ, предусматривающую миллиарды кредитов на поддержку украинской экономики. 

Власти страны предпринимали целый ряд мер для нормализации ситуации. Одним из таких громких решений стала национализация банков «Родовид», «Киев» и «Укргазбанк», когда Министерство финансов превратилось в основного акционера этих учреждений. Другим решением, годами оказывающим влияние на финансовую систему, стало жесткое ограничение кредитования в валюте. 

Владимир Мудрый, председатель правления ОТП Банка, считает очень правильным и необходимым принятый в 2008 году запрет на кредитования физических и юридических лиц в инвалюте при отсутствии у них валютных доходов. «Безусловно, это решение сузило возможности банков по кредитованию, заставило во многом пересмотреть бизнес-модели, привело к снижению ставок по валютным депозитам практически до нуля и т. п. Но в условиях нестабильного валютного курса остановка негривневого кредитования обеспечила существенное снижение кредитных рисков, формирование более здоровых активов, а значит, и большую стойкость всей банковской системы», – уверен Владимир Мудрый. 

Фондовый рынок: КУА и IPO

Главной неудачей Украины финансисты считают слабое развитие фондового рынка. В начале 1990-х все украинцы были владельцами приватизационных сертификатов, но фактически приватизация обернулась концентрацией капитала в руках ограниченного круга лиц. 

Самым успешным периодом для фондового рынка можно считать время президентства Виктора Ющенко. С 2005 года в стране были запущены десятки компаний по управлению активами. Украинские предприятия, такие как «XXI век» Льва Парцхаладзе, Ferrexpo Константина Жеваго и другие, начали первые IPO на западных биржах, в том числе в Лондоне. 

Видные инвестиционные компании – основанная в 2000 году Dragon Capital и созданная в 2004-м Concorde Capital – конкурировали между собой за успешные сделки и финансовый прорыв. О тех «сытых» годах ходят легенды – участники растущего фондового рынка могли позволить себе небывалую роскошь.

Понемногу развивались биржи – старейшая ПФТС, а также созданная весной 2008 года Украинская биржа. Это продолжалось вплоть до осени 2008-го, когда мировой кризис привел к стагнации отечественной экономики, став одной из причин того, как слабо развит по сей день украинский фондовый рынок.

«Неудачными считаю целую систему решений по созданию фондового рынка, он за 30 лет у нас не сложился. Бюрократический аппарат есть, система институтов есть, а рынка капитала, который конкурирует с рынком банковских депозитов, нет», – констатирует Анатолий Дробязко. 

Банкопад 2014–2017 годов

Одним из самых неоднозначных решений в финансовой истории Украины стало закрытие начиная с 2014 года почти 100 банков.  Официальной причиной называлось ухудшение состояния экономики после аннексии Крыма и начала АТО на Донбассе, где были расположены активы крупнейших предприятий и банков. Полученные в результате убытки стали очень болезненными для бизнеса. Вместе с тем МВФ запустил программу кредитования Украины, поставив условие по проведению стресс-тестов для определения платежеспособности здешней банковской системы. 

По результатам тестов было принято решение вывести часть банков с рынка. Одни, по мнению НБУ, принимали участие в операциях по оптимизации, нарушая правила финансового мониторинга. Был закрыт ряд банков; некоторые из них до сих пор оспаривают решения НБУ в суде, считая остановку банковских лицензий незаконной. От других банкиров потребовали внесения в капитал значительных сумм денег.

Почти для всех банков с украинским капиталом эти стресс-тесты завершились введением временной администрации. Хотя НБУ мог найти множество других сценариев, которые не привели бы к закрытию десятков учреждений, многие из которых работали на рынке более 20 лет. Например, введение ограниченных банковских лицензий, слияние банков и т. д. 

Член Совета Нацбанка Василий Фурман считает тогдашние действия НБУ справедливыми. «Если бы Национальный банк не провел эти болезненные, но необходимые меры, то впоследствии мы могли бы получить неконтролируемый финансовый кризис с глубоким падением банковской системы и абсолютной безнаказанностью ответственных за нее лиц», – настаивает он. 

При этом Фурман признает, что не все выводы банков с рынка были безупречными. «С последствиями мы имеем дело и сейчас. Ряд акционеров обанкротившихся банков обжаловали в судебном порядке решения НБУ и ФГВФЛ об отнесении банка к категории неплатежеспособных, введении временной администрации и отзыве лицензий. Как показывает практика, суды принимают такие иски к рассмотрению и удовлетворяют даже на уровне судов кассационной инстанции. Однако это единичные случаи. Абсолютное большинство выведенных банков ставили под угрозу стабильность финансовой системы в частности и экономики государства в целом», – считает Василий Фурман.

Национализация «Привата»

Одним из самых резонансных и неоднозначных решений стала национализация крупнейшего ПриватБанка в конце 2016 года. Решение этого вопроса выносилось на уровень переговоров между Украиной и внешними донорами государства.

Отметим, что с начала АТО и жесткой политики Нацбанка по закрытию финансовых учреждений из всех крупнейших и крупных украинских банков выстояли только два учреждения с украинскими владельцами: ПУМБ Рината Ахметова под руководством Сергея Черненко, и «Кредит-Днепр» Виктора Пинчука под руководством Елены Малинской. Все остальные банки местных собственников, включая бизнесменов Олега Бахматюка («Финансовая инициатива» и VAB Bank), Константина Жеваго («Финансы и кредит»), Николая Лагуна («Дельта») и многие другие были закрыты. ПриватБанк Геннадия Боголюбова и Игоря Коломойского был национализирован.

Отметим, что отечественная экономика с достоинством преодолела сам период вхождения государства в капитал «Привата». Более 20 млн клиентов банка при неблагоприятном развитии событий могли своими паническими настроениями «положить» финансовую систему. Допускалось даже введение Нацбанком моратория на снятие вкладов из банков, как во время Оранжевой революции 2004 года. Но банки самостоятельно установили лимиты на снятие наличных с карт «Привата» в их банкоматах, загрузили банкоматы наличными во избежание паники, и весь процесс перевода крупнейшего банка в госуправление прошел безболезненно. 

Сплит 

В 2002 году под руководством бывшего министра экономики Украины Виктора Суслова была создана Государственная комиссия по регулированию рынков финансовых услуг (Госфинуслуг) Украины – регулятор небанковских финансовых учреждений, включая страховые компании, кредитные союзы, ломбарды и т. д. Под надзором небанковского финрегулятора оказались сотни учреждений. Однако со временем в Украине началась дискуссия о необходимости формирования так называемого мегарегулятора – единой структуры, которая будет контролировать всех посредников финансовых услуг.

Обсуждалось несколько сценариев: перевод всех учреждений под контроль Минфина; создание новой структуры, которой будут подчинены и банки, и небанковские финансы. В результате был выбран сценарий расширения надзорной функции Нацбанка.

«Отличным организационным шагом стал перевод микрофинансовых, страховых, лизинговых, факторинговых и других небанковских финансовых компаний под надзор единого регулятора – Национального банка в 2020 году. И хотя в свое время он вызвал дискуссии о наличии соответствующей экспертизы у сотрудников НБУ, регулирование работы всех участников рынка финансовых услуг по аналогичным правилам создало для них равные конкурентные условия и способствовало их большей надежности и финансовой стойкости», – говорит председатель правления OTP Банка Владимир Мудрый.   

Развитие инновационного банкинга

Банкиры отмечают, что огромную роль в развитии экономики играют технологические решения. «К таковым я отношу Bank ID, позволяющий открывать счета для физлиц, электронные паспорта, изменения в закон в части финансового мониторинга, позволившее онлайн-идентификацию для физлиц и юрлиц, внедрение ЭЦП, возможность получения отчетности юрлиц онлайн», – рассказывает финансовый эксперт Василий Невмержицкий. Перечисленные решения были запущены в последние несколько лет.

С конца 1990-х и практически до 2017 года главным инноватором среди банков был «Приват». К его достижениям можно отнести систему «Приват24», которая является крупнейшей системой онлайн и мобильного банкинга, доступ к банковским услугам и колл-центру 24/7, использование QR-кодов для банкинга, усиление безопасности финансовых услуг через систему одноразовых паролей и так далее. Кроме «Приват24», у украинцев до недавнего времени были единицы альтернатив, позволяющих безопасно и удобно совершать платежи в онлайн. Например, платежная система «Портмоне», работавшая с рядом банков, и система онлайн-расчетов Web-Money.

Дмитрий Гриджук считает, что Украина – одна из топовых площадок по развитию платежных процессов и платежной инфраструктуры не только в Европе, но и во всем мире. Он приводит данные Украинской ассоциации финтех и инновационных компаний, согласно с которыми наша страна входит в топ-10 стран ЕС по платежам с помощью мобильных приложений.

Украина занимает 4-е место в мире по развитию бесконтактных платежей. Активных карт – более 38 млн, из них у 5,3 млн – в основе бесконтактная технология. Также, Украина входит в первую пятерку стран по NFC-платежам, более 20 банков предлагают NFC-сервисы, в топ-10 европейских стран по оплате с помощью девайсов, которые носят на теле или одежде (так называемые wearables), например часов, колец и др.

«Все эти процессы подкрепляются на законодательном уровне. Так, в середине лета этого года был одобрен и подписан закон о платежных услугах, нацеленный на глубокую модернизацию украинского рынка платежных услуг, более активное внедрение финтех-инноваций. Также закон поможет унифицировать платежные системы Украины и Евросоюза», – рассказывает Дмитрий Гриджук.

По его словам, пока что более трети украинцев не охвачены банковскими услугами. «Именно финтех, на мой взгляд, поможет решить эту проблему. Среди прогрессивных решений стоит обратить внимание на развитие необанков – финтех-компаний, которые предлагают стандартные банковские услуги в цифровом формате. У этих банков нет сети отделений, они обеспечивают удаленное открытие счетов и доставку платежных карт, а все операции можно совершать в мобильном приложении», – говорит Гриджук.

Речь, в частности, о созданном в 2017 году monobank, который оценили в почти $1 млрд, а также о sportbank, todobank, izibank, O.Bank, Neobank. «По инсайдерской информации, готовы к запуску еще несколько необанков» – сообщил Дмитрий Гриджук.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно