Голодный год: возможен ли дефицит продуктов по обе стороны линии фронта

Голодный год: возможен ли дефицит продуктов по обе стороны линии фронта

И как санкции скажутся на продовольственном рынке страны-агрессора

Цей матеріал також доступний українською This material is also available in English
Голодный год: возможен ли дефицит продуктов по обе стороны линии фронта

Одна из неизбежных составляющих войны – это разорванные логистические цепочки, физическая недоступность продовольствия, а также дефицит отдельных или многих категорий товаров. В России подобный эффект провоцируют беспрецедентные санкции, введенные против агрессора. Mind проанализировал, как обстоят дела с обеспечением продовольствием на 20-й день полномасштабный день войны, развязанной Россией против Украины и каких возможных последствий можно ожидать в будущем.

Сразу нужно отметить, что мы выносим за скобки конъюнктуру, сложившуюся в осажденных и/или охваченных активными боевыми действиями городах, таких как Мариуполь. Ситуация там давно вышла за пределы просто сложностей с продовольствием и является гуманитарной катастрофой, о которой известно всему миру. Мы анализировали продовольственную конъюнктуру регионов, которые сохраняют или пытаются сохранять нормативную жизнедеятельность. 

Первый и основной тренд, который изменил украинский продовольственный рынок, – это принципиальное изменение потоков и объемов поставок в разрезе регионов. Существенное перетекание потребителей в западные области заставило поставщиков ритейлеров корректировать логистику и соответственно уменьшать поставки в северных и южных направлениях. Например, в Киеве по экспертным оценкам, осталось не более 1,2 млн человек – это как минимум в два раза меньше, чем до 24 февраля 2022 года. В агломерации, где население оценивалось в свыше 7 млн человек, отток еще более серьезный.

Из относительно хороших новостей – то, что сосредоточенные в столичном регионе складские мощности с учетом уменьшения количества оставшихся потребителей значительно превышают потребности, и, таким образом, даже в случае нарушения логистики и осады запас продовольствия дает жителям серьезный временной люфт. Мэр Киева Виталий Кличко заявил, что город сформировал запасы продовольствия минимум на две недели.

Второй тренд – взвешенная госполитика по отношению к продовольственным запасам. Как известно, Украина производит продовольствия в несколько раз больше, чем нужно для внутреннего рынка. По некоторым категориям разрыв достигает 5–10 раз. Несмотря на то что миновала уже половина аграрного маркетингового года, и экспорт зерна  в июле – декабре 2021 года был рекордным (свыше 30 млн тонн), оставшийся в стране урожай прошлого года все еще многократно превышает внутреннюю потребность, особенно учитывая количество покинувших страну людей. Тем не мене практически сразу после начала боевых действий было введено эмбарго на экспорт основных продовольственных товаров: КРС, сахара, гречки, ржи, проса, овса, соли.  По категориям пшеницы, кукурузы, подсолнечного масла, мяса птицы введено лицензирование экспорта – это позволяет отслеживать ситуацию в режиме реальном времени.

Третье – огромный гуманитарный ресурс. Украина – желанный объект для помощи всего мира. За первую декаду марта в Украину было ввезено более 40 000 тонн гуманитарной помощи, сейчас суточный объем поставок превышает 7000 тонн.

Эти товары, значительную часть которых составляет продовольствие, равномерно распределяются по стране. 

В сухом остатке из-за сложностей логистики на украинском рынке возможен временный дефицит части импортных товаров. Речь может идти о дорогих сырах, алкоголе и в большей степени – фруктах.

Русская кухня

Те, кто рассчитывал на повальный голод в России вследствие практически единогласного бойкота транснациональных компаний и общей токсичности российского рынка, будут разочарованы.

Внутреннего производства базовых товаров – зерна, масла, сахара и т. д. – в стране достаточно для обеспечения внутреннего рынка; внешние поставки в этих категориях незначительны. Так, по данным местного Минсельхоза доля импорта в категории «зерно» составляет всего 0,2%. В категории «мясо» РФ является нетто-экспортером, продавая заграницу на 3% больше, чем импортирует.

Доля импорта в сегменте молочных продуктов более значительна и достигает 20%. Но и тут скорее всего ниша может быть закрыта внутренним производством, особенно учитывая, что экспорт этой продукции из РФ наверняка упадет из-за этических самоограничений третьих стран (официально поставки продовольствия в санкционный пакет не включены).

Нужно еще раз подчеркнуть, что речь идет о самых базовых, простых продуктах, которых в стране производится  сверхдостаточное количество. Неожиданным исключением в этой категории может стать картофель, где  зависимость от импортных поставок семян – на уровне 90%. Параллельно в последние годы росла доля импорта уже выращенного картофеля и этот продукт входит в перечень наиболее подорожавших. То, что проблема не надуманная, подтверждает спешный проект Всероссийского НИИ сельскохозяйственной биотехнологии, который начал разрабатывать новые формы картофеля несмотря на то, что в РФ запрещено выращивать редактированные растения.

А вот в части более сложных товаров проседают целые сегменты. Опять же, нужно не обольщаться, что полностью исчезнет кофе или детского питание. Но их объемы значительно уменьшатся и соответственно подорожают даже без поправки на актуальный курс рубля. Наладить их производство внутри страны можно только ценой потерь во времени, объемах и качестве.

Критичный сегмент, который первым почувствовал кризис, – детское питание. Еще в начале марта компания Nestle уведомила ритейлеров, что ингредиентов для производства сухих смесей Nan и Nestogen осталось на полторы недели и перспективы пополнения непонятны из-за разрыва логистических цепочек.

Nutricia также еще неделю назад отчиталась, что  некоторых позиций уже нет в наличии, а время обработки заказов существенно увеличено. 

Аналогичные проблемы с ингредиентами у гиганта Danone.

За первую неделю войны спрос на сухие смеси вырос на 250%.

Смесями проблема не исчерпывается: в детских пюре и фруктовых смесях также большая доля импортного сырья.

По данным производителей, оптимистичный сценарий, когда запасы специфических импортных ингредиентов исчерпаются, – полтора месяца. Две недели из них уже прошли.

Овощи и фрукты. Ритмичность их поставок напрямую зависит от ситуации в Черном и Азовском морях и южных портах. Риски – как логистические, так и санкционные – отражены в торговых условиях: поставщики требуют стопроцентной предоплаты. Сегменту фруктов и ягод пророчат практически гарантированный дефицит, так как внутри России выращивается только небольшой перечень  этой продукции – виноград, абрикосы, вишня и др.

Корма для животных. Производители и дистрибьюторы уже фиксируют резкое сокращение запасов с трех-четырех месяцев продаж до одного-двух. Причина ажиотажного спроса – проблемы с логистикой, задержки поставок и запрет Россельхознадзора на ввоз некоторых видов кормов. Самый высокий и неудовлетворенный спрос на специализированное и лечебное питание для животных – в нем наибольшая доля импортного сырья.

Кофе. Здесь последствия санкций и самосанкций наложились на подорожание сырья, вызванное неурожаями кофе в основных странах производителях. Импортеры кофейных зерен из-за блокировки банков не могут расплатиться с производителями за уже отправленные партии и последние буквально в воздухе повышают отпускные цены на 20–25%. Океанские перевозки в Россию невозможны, и товар отгружают в Европе, откуда он едет железнодорожным или автомобильным транспортом. Эти пути тоже могут закрыться.

Финская компания Pauling, которая располагала заводом в Твери  и контролировала 17% рынка кофе в РФ ушла с российского рынка одной из первых.

Молочная продукция.  Как уже говорилось, количество молочного сырья в РФ позволяет покрыть недостачу импорта пусть менее статусной  и привычной продукцией.

Но и здесь возникают проблемы расходников и специфических ингредиентов, необходимых в производстве. Один из них – дефицит перекиси водорода, которая нужна для обработки упаковки для ультрапастеризованной продукции

Главный поставщик перекиси – французская компания Arkema, работающая через посредника в Санкт-Петербурге, прекратила поставки в РФ. Риски слишком высоки и уже выходят за границы просто этики, поскольку перекись водорода – груз двойного назначения. Поставлять его в Россию – это потенциально расписаться в поставке вооружения для прямой агрессии в отношении Украины. Компания заявила, что не будет отгружать  перекись ни в Россию, не в Беларусь.

Так как это опасный груз, то для его доставки требуется особая логистическая инфраструктура и оперативно перестроить поставки невозможно.

Запасов перекиси, по данным представителей российской молочной отрасли – на две недели.

Импортный алкоголь. Когда крупнейшие мировые бренды заявляют об уходе с российского рынка, это не всегда означает прекращение работы. Так, пивной гигант Carlsberg перекрыл инвестиции в местное производство и остановил поставки экспортной продукции, но пивоварни «Балтики» продолжат свою работу. Реальные последствия – это отсутствие на полках пива, производимого вне России. Также вероятен бан на поставки  ингредиентов, но это скажется на качестве производимой продукции, а не ее количестве.

По аналогичной схеме ушел из России и Heineken. Высокий уровень локализации производства позволит местным пивоварням компании продолжать работу. Реальные последствия – сворачивание дальнейших инвестиций и запрет на экспорт продукции в РФ.

Наиболее знаковые действия  предпринял мировой алкогольный гигант Diageo, производящий напитки класса премиум (Johnnie Walker, Captain Morgan), полностью отказавшийся от поставок в Россию.

Показатель недельной инфляции в России ускорился до 2,2%, достигнув уровня 1998 года.
Министр финансов  РФ Антон Силуанов заявил, что ведомство пристально следит за ростом цен и  в случае чего «не даст пенсионеров в обиду». 

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно