Каждый за себя: чем грозят миру ограничения на экспорт продуктов питания

Каждый за себя: чем грозят миру ограничения на экспорт продуктов питания

Государства массово прибегают к протекционизму в торговле продовольствием и аграрным сырьем

Цей матеріал також доступний українською This material is also available in English
Каждый за себя: чем грозят миру ограничения на экспорт продуктов питания
Фото: depositphotos.com

Набирающий обороты мировой продовольственный кризис спровоцировал два, казалось бы, взаимоисключающих тренда, которые меняют привычную архитектуру глобальной торговли продуктами питания.

С одной стороны, все больше государств прекращают или существенно ограничивают поставки околопищевых товаров на внешне рынки. Концепт зон свободной торговли, единых экономических пространств и приверженность принципам глобализации пасуют перед более насущным вопросом – как обеспечить собственное население едой по сходной цене.

С другой стороны, разворачивается противоположная тенденция. Ревниво относясь к собственным пищевым ресурсам, государства продолжают рассчитывать на внешние поставки и максимально либерализируют режимы ввоза, чтобы стимулировать импорт. Мир вступает в период неслыханно наплевательских фитосанитарных процедур – продолжать перебирать товарами с позиций качества могут позволить себе только сверхбогатые страны, такие как Саудовская Аравия.

Оба тренда никак не способствуют оздоровлению мировой торговли продовольствием и формируют еще большее напряжение, усугубляя кризис. Можно ли разорвать этот замкнутый круг?

Худший после 2008-го

По оценке рейтингового агентства Fitch Solutions, нынешний уровень протекционизма в сельском хозяйстве находится на самом высоком уровне со времен кризиса 2007–2008 годов.

С начала военных действий в Украине уже более трех десятков государств в той или иной степени ограничили поставки продовольствия на внешние рынки. В эквиваленте это означает, что более 10% мировых калорий не поступят покупателям. Наибольшее количество ограничений зафиксировано в сегментах пшеницы, растительных масел, муки, макаронных изделий, сахара, куриного мяса и кукурузы. Чаще всего ограничения введены до конца текущего года.

При этом бороться с голодом ограничениями поставок пищевых категорий – все равно, что пытаться потушить пожар бензином. ООН призывала государства не прибегать к такой практике, поскольку эмбарго сами по себе усиливают давление на мировой рынок продовольствия.

Украина – один из ведущих мировых поставщиков агропродукции – оказалась едва ли не единственной, кто готов осуществлять экспорт в запланированном объеме. Но не может этого сделать это из-за чисто физических ограничений, связанных с блокадой портов. Тем не менее, даже сейчас используются все возможности для организации сухопутного экспорта, хотя железная дорога и автомобильный транспорт способны генерировать поставки на уровне 1/7 от довоенных. 

«Для нас это [продолжение экспорта] важно, несмотря на продовольственную инфляцию. Поэтому мы призываем другие страны-экспортеры, которые ввели экспортные ограничения с целью снижения внутренней инфляции, – пожалуйста, обеспечьте беспрепятственный экспорт продуктов питания, а не инфляцию продуктов питания. Блокируя экспорт, вы делаете еду менее доступной», – сказал, выступая в ООН, заместитель министра экономики, торговый представитель Украины Тарас Качка.

Однако пока эти призывы похожи на глас вопиющего в пустыне. Список стран, вводящих ограничения постоянно расширяется, усугубляя кризис и увеличивая расходы на импорт в зависимых государствах.

Самым громким и экономически чувствительным стал запрет на экспорт пшеницы из Индии, который разово поднял мировые цены этого товара на 4%.

После этого Индия, являющаяся вторым по величине экспортером сахара, ввела квоту на экспорт этой категории на уровне 10 млн тонн. Импортеры всерьез опасаются, что далее может последовать запрет на поставки риса, поэтому спешат закупить рекордные объемы в расчете, что подписанные контракты все же будут отгружены. Всего за две недели трейдеры заключили контракты на 1 млн тонн риса с поставкой в июле-сентябре.

Одной из первых ограничения на поставки ввела Сербия – еще 10 марта власти страны запретили вывоз товаров, важных с точки зрения продовольственной безопасности. Отгрузки пшеницы разрешены только по ранее заключенным контрактам. Прогноз экспорта пшеницы из Сербии по итогам сезона снижен на 25%, кукурузы – на 40%.

Бразилия отменила контракты на экспорт сахара – на фоне роста цен на энергоносители бразильские переработчики предпочитают перенаправить эти объемы на производство биоэтанола. Совокупный объем по отмененным контрактам составил не менее 400 000 тонн сахара-сырца.

Аргентина с целью снизить продовольственную инфляцию начала ограничивать экспорт говядины. Страна контролирует 6% мирового экспорта этого продукта.

В конце мая Малайзия ввела с 1 июля запрет на экспорт курятины с лимитом 3,6 млн голов в месяц, столкнувшись с нехваткой внутреннего предложения и ростом цен. Этот шаг поставил в затруднительное положение Сингапур, который получает около 33% импорта курятины из Малайзии. Также Малайзия может ограничить экспорт пальмового жмыха – он экспортируется преимущественно для нужд европейского животноводства.

Россия регулирует экспорт зерна с помощью плавающей экспортной пошлины.

С 15 апреля Казахстан, реагируя на 30%-ный рост цен, объявил об ограничениях на вывоз пшеницы и муки. Поставки из этой страны генерировали 4% мирового экспорта зерна.

Запрет на экспорт сырого пальмового масла, введенный Индонезией, всколыхнул весь мир. Он продлился всего три недели и под беспрецедентным давлением был отменен. Однако даже после формального упразднения будет действовать ряд ограничений на поставки. Для получения разрешения на экспорт индонезийским компаниям необходимо будет выполнить так называемые «обязательства на внутреннем рынке».

Логичные ограничения на экспорт пшеницы ввел Египет. Производя мизерные – даже по внутренним меркам – 6 млн тонн государство стремится полностью выкупить их в резерв, в то время как у производителей может быть искушение экспортировать урожай с суперпремией.

Импорт: «это другое»

Национальный протекционизм в большей степени односторонний. Прибегающие к нему страны продолжают ожидать от своих партнеров активного экспорта и готовы поступиться рядом административных и фитосанитарных ограничений.

16 мая президент Мексики подписал декрет о временной отмене импортных пошлин на ввоз 66 тарифных позиций с целью сдерживания продовольственной инфляции. Режим наибольшего благоприятствования будет действовать на импорт говядины, свинины, баранины, мяса птицы, рыбных полуфабрикатов и консервов, молочной продукции, пищевого яйца, картофеля, пшеницы, кукурузы, риса, пшеничной муки, хлебобулочной продукции и живых сельскохозяйственных животных.

Бразилия еще весной также отменила до конца года пошлины на импорт ряда продовольственных товаров. Нулевая ставка будет действовать на говядину, куриное мясо, кукурузу, пшеницу и пшеничную муку, хлебобулочные и мучные кондитерские изделия. 23 мая налоговый режим был еще раз пересмотрен. Оставшиеся импортные пошлины на ряд продуктов, в том числе продовольственных, были снижены еще на 10%. В итоге либерализация затронет примерно 87% облагаемых пошлинами товаров и будет действовать с 1 июня 2022 года по 31 декабря 2023 года.

Малайзия отменила требование по лицензированию импорта пшеницы «с целью организации беспрепятственного доступа населения к базовым категориям продовольствия».

Индия, ограничившая собственные продовольственные поставки, лояльна к импортным. Страна обнулила пошлины на сырое соевое и подсолнечное масло – в льготном формате будет разрешен ежегодный ввоз 2 млн тонн сырого соевого масла и 2 млн тонн сырого подсолнечного масла. Режим вступил в силу 25 мая и будет действовать до 31 марта 2024 года.

Турция, столкнувшись с резким скачком цен на сахар на внутреннем рынке, которые достигли $1200 за тонну, согласовала беспошлинный импорт сахара в объеме 400 000 тонн.

Филиппины, чья кормовая промышленность зависима от импорта, объявили о намерении снизить пошлину на импорт кукурузы с 35% до 5%.

Чтобы сдержать продовольственную инфляцию, правительство Марокко с 3 июня приостановило действие таможенных пошлин на импорт подсолнечника, сои и рапса.

Республика Корея тоже борется с инфляцией снижением налогового давления: отменяются импортные пошлины на пищевое масло, свинину и муку.

На фоне засухи и снижения урожая Кения обнулила пошлины на импорт кукурузы в объеме 540 000 тонн.

Египет – один из крупнейших в мире импортеров пшеницы, закрывавший до 24 февраля потребность преимущественно в Причерноморье, сейчас стремится расширить список потенциальных поставщиков – в том числе смягчая требования к товару. Так, был разрешен импорт пшеницы с влажностью до 14% (ранее – 13,5%), чтобы увеличить количество претендентов на тендерах GASC.

Даже благополучные США борются с кризисом на рынке детского питания стимулированием импорта. Планируется упростить иностранным производителям процедуру ввоза смесей, приоритетное внимание будет уделено тем компаниям, которые могут обеспечить крупные поставки.

Параллельно страны работают над укреплением или созданием новых торговых соглашений.

Израиль и ОАЭ подписали соглашение о свободной торговле – первый подобный документ со страной арабского мира. Соглашение отменяет или снижает пошлины на 90% торгуемых между двумя странами товаров, в том числе продовольственных. Прогнозируется, что в течение пяти лет объем взаимной торговли увеличится почти в 10 раз – до $1,2 млрд.

Даже Китай, славящийся неспешностью в части открытия своего рынка, заметно ускорил процедуры. Министерство торговли КНР сообщило о подписании фитосанитарного протокола, который позволит китайский рынок доступным для бразильских поставщиков кукурузы. Одновременно подписан протокол на экспорт в Китай бразильского очищенного арахиса. На финальной стадии находится процедура подписания фитосанитарного протокола на отгрузки из Бразилии соевого шрота и соевого белкового концентрата.

Неравные последствия

Как бывает почти всегда, масштаб последствий завит от стартового уровня доходов населения, с которым страны зашли в продовольственный кризис. Высокие цены на продукты питания непропорционально болезненно влияют на бедных, тратящих большую часть своего дохода на еду.

В то время как американские рестораторы уменьшают размеры порций, 10 млн человек в Великобритании сократили объемы закупок, а Франция выдает талоны на питание некоторым домохозяйствам, для жителей стран Африки, где расходы на питание формируют более 50% семейных бюджетов, подорожание продуктов буквально является вопросом жизни и смерти.

По данным мониторинга ООН, мировые цены на продовольствие выросли более чем на 70% с середины 2020 года и близки к рекордным. Только с начала 2022 года фьючерсы на пшеницу подорожали на 56%, на пальмовое масло – на 38%, рост цен на молоко составил 14%.

Тема мирового продовольственного кризиса и спровоцированного им голода была одной из основных на саммите в Давосе в этом году. Глава Всемирной продовольственной программы ООН Девид Бизли заявил, что число людей, испытывающих нехватку еды, за последние 4-5 лет выросло с 80 млн до 276 млн. Кризис в Причерноморье увеличит эту цифру еще на 46 млн человек.

МВФ призвал страны не пытаться искусственно сдерживать рост цен, а сосредоточить усилия на помощи наиболее уязвимым слоям населения. «Нужно позволить высоким мировым ценам проникнуть во внутреннюю экономику, защитив уязвимые домохозяйства», – считают в Фонде.

В масштабе страны такой путь менее затратный, чем попытка сохранить низкие цены на еду для всех, без оглядки на уровень платежеспособности. На сегодня около 70 стран в той или иной степени внедрили такие социальные субсидии или снизили налоги.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в нашем Telegram-канале Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно