Теория форс-мажоров: как доказать обстоятельства непреодолимой силы в разных странах

Теория форс-мажоров: как доказать обстоятельства непреодолимой силы в разных странах

Каким образом этот вопрос регулирует английское, французское и украинское право

Этот материал также доступен на украинском
Теория форс-мажоров: как доказать обстоятельства непреодолимой силы в разных странах

Бизнес, ведущий внешнеэкономическую деятельность, периодически сталкивается с различными форс-мажорными ситуациями: международные санкции, двусторонние экономические ограничительные меры, массовые беспорядки, блокировки кораблей, захват территорий, военные конфликты, природные катаклизмы. Как все эти обстоятельства можно учесть в договорах с партнерами и каким образом они влияют на правовые отношения в деловой среде, Mind рассказала Юлия Курило, адвокат, партнер Адвокатского объединения «СК ГРУПП».

Что является форс-мажором?

О форс-мажоре говорится лишь в контексте ненадлежащего исполнения или неисполнения внешнеэкономического контракта. Этот аргумент использует именно та сторона, которая желает избежать предусмотренной ответственности.

В соответствии со статьей 79 Конвенции ООН «О международной купле-продаже товаров» от 1980 года, компания не несет ответственности за невыполнение любого из своих обязательств, если докажет, что это было вызвано препятствием вне ее контроля. Также предпосылкой для форс-мажора является невозможность предвидеть наступление такого обстоятельства/события при заключении договора или избежать либо преодолеть это препятствие и его последствия.

Казалось бы, ничего сложного: например, международные экономические санкции – от стороны по договору не зависят, следовательно, являются препятствием для выполнения договорных обязательств, освобождающих от ответственности.

Однако судебная практика свидетельствует о другом. В деле, где право на товар (вместе с рисками) по условиям контракта перешло от продавца покупателю, а международные санкции в отношении страны продавца не позволяли покупателю немедленно вступить во владение товаром (вывезти его со склада продавца), суд не нашел оснований освободить покупателя от ответственности за неуплату товара, установив, что по контракту риск потери имущества уже перешел к покупателю.

Одновременно при таких же обстоятельствах на основании статьи 79 Конвенции от ответственности был освобожден продавец, который передал товар перевозчику (и вместе с ним право собственности и риски по условиям договора перешли покупателю), в то время как перевозчик из-за международных экономических санкций не смог вовремя выполнить обязательства по поставке товара.

Еще в одном решении указано, что запрет на экспорт, который был введен в стране продавца, является препятствием в понимании статьи 79 Конвенции, однако суд отказал стороне в освобождении от ответственности. Основанием стало то, что такое препятствие, учитывая развитие событий на момент заключения договора, можно было предвидеть.

Однако не только международные конвенции устанавливают правила торговых отношений по внешнеэкономическим контрактам. Часто применяется национальное законодательство. Его особенности следует также учитывать.

Английское право

70% трейдинга агропромышленных товаров происходит с применением права именно Англии. Чтобы не попасть впросак и точно понимать правовые последствия определенных обстоятельств, которые делают невозможным выполнение договора, следует помнить о следующем.

Английское право выделяет два основных средства защиты стороной, допустившей неисполнение договора через непредсказуемые события. Эти обстоятельства, хотя и имеют следствием освобождение стороны от ответственности, но от форс-мажора принципиально отличаются тем, что они являются внедоговорными инструментами, тогда как форс-мажор вводится именно договором.

Так, обстоятельствами, которые могут освободить сторону от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства, являются:

Невозможность выполнить контрактные обязательства

Иногда после заключения договора наступают обстоятельства, которые не зависят от волеизъявления обязанной стороны по договору, однако делают исполнения договора неоправданно дорогим – непрактичным. Вот пример. В деле Taylor vs Caldwell истец арендовал у ответчика помещение концертного холла. Вследствие случайного пожара помещение стало непригодным для концерта, ответчик нарушил договор. Судья, рассматривавший дело, отметил: поскольку пожар не был вызван ни одной из сторон и они не отвечают за его возникновение, исполнение договора невозможно. Существование вещи является важной составляющей, которая влияет на возможность выполнить договор. На этом основании судья освободил обе стороны от ответственности за неисполнение договора и признал договор прекращенным.

Недостижимость цели заключения договора (frustration), которую имели стороны, заключая контракт

Эти обстоятельства исключают ответственность за нарушение контракта, когда они наступают после заключения контракта, однако делают невозможным достижение цели, которую имели стороны, заключая контракт. В этом случае выполнение договора одной стороной утратило ценность для другой стороны. Продемонстрировать пример такого события можно на деле Krell vs Henry. Ответчик арендовал комнату у истца с целью наблюдать из этой комнаты за коронацией короля Эдуарда VII. Однако король заболел, коронацию отложили. В связи с тем, что целью аренды комнаты было наблюдение за коронацией – суд признал договор утратившим смысл для ответчика (frustrated), и освободил стороны от исполнения обязательства.

Внедоговорные средства защиты от ответственности за ненадлежащее исполнение договора вследствие непреодолимой силы по английскому праву не работают, когда стороны включают в договор форс-мажорное предостережение. Так, по делу Aquila, Inc vs C.W. Mining судья не согласился с доводами ответчика, основывающего свою защиту на внедоговорных доктринах, при наличии в договоре форс-мажорного предостережения, которое отражало договоренности сторон об условиях, при которых невыполнение договора не влечет ответственности.

Другим интересным примером, когда внедоговорные непреодолимые обстоятельства не работают как защита в споре об ответственности, является дело Trs. Of Conneaut Lake Park, Inc. vs Park Restoration, LLC. По договору ответчик должен был обеспечить обслуживание определенного дома. В контракте стороны предусмотрели обязательства ответчика освободить помещение после расторжения договора, вернув его чистым и неповрежденным. Однако помещение было уничтожено в результате пожара неизвестного происхождения. Ответчик сослался на невозможность выполнить договор вследствие обстоятельств, от него не зависящим. Однако суд отверг этот аргумент, отметив, что контракт составлен таким образом, что стороны достаточно четко распределили между собой риски случайной гибели вещи, возложив их на ответчика. Итак, ответчик лишен возможности ссылаться на обстоятельства непреодолимой силы и должен отвечать за ненадлежащее исполнение договора.

В английском праве перечень обстоятельств, которые стороны отмечают в договоре как освобождающие от ответственности, трактуется судом очень узко. То есть эти обстоятельства должны быть прямо предусмотрены договором: это может быть как определенное событие, так и группа обстоятельств, которую можно охарактеризовать определенными родовыми признаками.

Более того, в отличие от континентального права, форс-мажорные обстоятельства по контракту, который подчинен английскому праву, и которые могут освобождать стороны от ответственности, не должны быть непредсказуемыми, такими, которые делают невозможным выполнение договора, или делают достижения правовой цели договора невозможным.

Свобода договора предоставляет сторонам право самостоятельно распределять между собой риски и договариваться о том, в каком случае сторона будет освобождена от ответственности за ненадлежащее исполнение. Поэтому участникам внешнеэкономического контракта по английскому праву следует быть чрезвычайно внимательными к содержанию пункта о форс-мажоре и помнить о балансе рисков.

Французское право

Очень часто, вспоминая о форс-мажоре, ссылаются на французский гражданский кодекс Наполеона как на первоисточник этой концепции. Однако в самом кодексе определение понятия не найти. Итак, порядок применения этой защиты от ответственности за ненадлежащее исполнение нарабатывался во Франции доктринально и судебными органами.

Французское гражданское право, наследующее Римское право, исповедует принцип ответственности за нарушение договорных обязательств при наличии вины (за некоторыми исключениями). Ссылка на форс-мажорные обстоятельства не требуется, если неисполнение контракта произошло при отсутствии вины со стороны участника контракта, который его нарушил.

Договорное право различает два основных типа контрактных обязательств:

  1. Контрактные обязательства, где сторона должна действовать с разумной осмотрительностью, однако достижение результата не является обязательным;
  2. Контрактные обязательства, где сторона обязана обеспечить наступление определенного результата.

Примером первого являются медицинские услуги, где доктор не обязан достичь определенного результата, он его не гарантирует, поэтому ответственность наступает, если доктор не приложил разумных усилий и не проявил разумной осмотрительности во время лечения. Пример второго – контракт на перевозку грузов, предусматривающий безопасную доставку груза с одного определенного места в другое, и передачу груза получателю. Здесь ответственность исключается только при наличии форс-мажорных обстоятельств.

В последнем случае на сторону, которая ссылается на форс-мажорные обстоятельства, возлагается обязанность доказать их наступление. Это особенно трудно, когда причина, по которой обязанная сторона не достигла обусловленного договором результата, неизвестна.

Следует помнить, что во французском праве форс-мажор освобождает от ответственности за ненадлежащее исполнение временно. Выше рассматривался пример английского права, там последствия наступления форс-мажорных обстоятельств должны в полной мере быть предусмотрены сторонами в договоре, а если применяются внедоговорные средства защиты, скорее всего, договор будет вообще прекращен.

Для того чтобы форс-мажорное предостережение полноценно сработало, необходимо подвергнуть фактические обстоятельства, ставшие его причинами и последствиями, четырехуровневому тесту.

Были ли события неотвратимыми? Причем спрашивать необходимо в отношении тех последствий происшествия непреодолимой силы/форс-мажора, возможно ли было их избежать, употребляя разумные меры предостережения, приемлемые в соответствующем торговом обороте.

Были ли события непредсказуемыми? Отвечая на этот вопрос, необходимо очень тщательно изучать факты. В показательном деле Chais d'Armagnac 1962 года суд отказал в применении форс-мажорного оговорки, поскольку ответчик ссылался на непредсказуемость наводнения как причину невозможности выполнения коммерческого договора. Суд отметил, что наводнение случается в этой местности достаточно регулярно (последнее имело место 69 лет назад), таким образом критерий «непредсказуемости» был провален. Так же в 1974 году в деле Dame Bosvy суд отказался признать сход лавины форс-мажорным обстоятельством из-за того, что вероятность его наступления подтверждается соответствующей историей наблюдений.

Украинское право

Условия освобождения от ответственности за ненадлежащее исполнение договора предусмотрены статьями 617 Гражданского кодекса Украины и 219 Хозяйственного кодекса. Однако непосредственное значение в последнее время получило определение форс-мажора, которое содержит часть 2 статьи 14-1 Закона Украины «О Торгово-промышленной палате».

В свою очередь Регламент удостоверения Торгово-промышленной палатой Украины и региональными торгово-промышленными палатами форс-мажорных обстоятельств (обстоятельств непреодолимой силы) предусматривает, что для признания и подтверждения форс-мажорных обстоятельств (обстоятельств непреодолимой силы) предоставленные заявителем документы должны свидетельствовать о:

  • исключительности таких обстоятельств (носят исключительный характер и находятся за пределами влияния сторон);
  • непредсказуемости обстоятельств (их наступления и последствия невозможно было предугадать, в частности, на момент заключения соответствующего договора, перед сроком наступления обязательства или до наступления налогового долга);
  • неотвратимости (непреодолимости) обстоятельства (неизбежность события и/или его последствий);
  • причинно-следственной связи между обстоятельством/событием и невозможностью выполнения заявителем своих конкретных обязательств (по договору, контракту, соглашению, закону, нормативному акту, акту органов местного самоуправления и т. д.).

Украинский суд уже неоднократно занимал позицию, что установление форс-мажорных обстоятельств в договорных правоотношениях является именно компетенцией Торгово-промышленной палаты Украины, а следовательно сертификаты о наступлении обстоятельств непреодолимой силы являются их надлежащим доказательством. Однако такие доказательства оцениваются судами в их совокупности, и даже при наличии сертификата ТПП суды отказывают в применении этой защиты, если будут установлены, например, или фактическая (даже теоретическая) возможность выполнить хозяйственные обязательства, или возможность предвидеть наступление таких обстоятельств, на которые сторона ссылается как на основание освобождения от ответственности.

Очень интересна также позиция суда о невозможности ссылки на форс-мажорные обстоятельства при отсутствии соответствующей оговорки в договоре, если спор связан именно с договорными правоотношениями. При этом Верховный суд исходит из того, что субъекты хозяйствования в соответствии со статьей 219 Хозяйственного кодекса Украины имеют соответствующие знания и компетенции, чтобы предусмотреть в договоре те обстоятельства непреодолимой силы или события чрезвычайного характера, с которыми связывается наступление соответствующего последствия – освобождение от ответственности за нарушение обязательства.

Учитывая разнообразие подходов различных правовых систем, на практике при составлении внешнеэкономических договоров обобщенно используются следующие варианты вложения форс-мажорного предостережения:

Контракт содержит обобщающий перечень обстоятельств, с наступлением которых связывается освобождение от ответственности в случае невыполнения договора. Очень часто стороны используют устойчивые формулировки из международных конвенций, в частности ст. 79 Венской конвенции. В таком случае стороне, которая ссылается на действие обстоятельств форс-мажора, необходимо доказать, что определенное обстоятельство представляет собой препятствие вне контроля для стороны, или отвечает признакам форс-мажора в соответствии с правом, которое применяется по соглашению сторон в контракте.

Стороны договариваются о неисключительном перечне обстоятельств (так называемый catch-all clasue), которые освобождают стороны от ответственности.

Следовательно, при проектировании внешнеэкономического договора очень важно выбрать такую ​​редакцию форс-мажорной оговорки, которая будет отвечать праву страны, которое регулирует правоотношения по контракту, правильно распределяет риски случайностей между сторонами и определяет порядок взаимодействия сторон, если такие обстоятельства будут иметь место. В противном случае форс-мажорное предостережение не будет иметь ожидаемого правового эффекта.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате