Поиск офшоров: как работает «Эстонский CIT» в Польше

Поиск офшоров: как работает «Эстонский CIT» в Польше

На что может рассчитывать бизнес в этой стране, а что останется лишь в мечтах

Цей матеріал також доступний українською
Поиск офшоров: как работает «Эстонский CIT» в Польше

В прошлом году бизнес, работающий с польской юрисдикцией, живо обсуждал и ожидал введения в стране модели налогообложения по примеру эстонской. Бизнес настраивался на возможность работать в респектабельной стране ЕС и вообще не платить налог на прибыль. И вот новый год принес ожидаемые изменения – с 1 января 2021 года вступила в силу новая модель налогообложения, которую в народе назвали  «Эстонский CIT».

Как работает новая польская модель и можно ли ее считать «офшором» в Польше, рассказали Mind адвокат, советник AVIDBIZ Мария Загрядская и налоговый консультант, партнер KKLW (польский офис AVIDBIZ) Марчин Романчук.

Один наш клиент в эйфории тут же побежал «заказывать» сразу семь компаний в Польше на «Эстонском CIT». Но в антиBEPS условиях сегодняшнего дня завышенные ожидания о неуплате налогов зачастую разбиваются о реальность.

Почему налог на выведенный капитал в Польше называют «Эстонский CIT»?

Сама аббревиатура CIT расшифровывается как Corporate Income Tax или налог на доходы юридических лиц. А отсылка к Эстонии заключается в налоге на выведенный капитал. Согласно ч. 1 ст. 50 Закона Эстонии о подоходном налоге компании – резиденты уплачивают налог с прибыли, распределенной в виде дивидендов или иных отчислений от прибыли.

Ставка подоходного налога юридического лица, применяемая к распределяемой прибыли, составляет 20% с брутто дивидендов. А для нераспределённой прибыли действует нулевая ставка, и это сделало эстонскую модель налогообложения популярным инструментом международного налогового планирования.

Да, не для каждого бизнеса подходит.

Да, банковский счет с украинским бенефициаром открыть очень сложно.

Да, дорогие дивиденды.

Но тем не менее свою нишу юрисдикция и ее налоговая модель нашли.

Как «Эстонский CIT» работает в Польше?

До нововведений в Польше интересные опции тоже были: стандартная ставка налога на прибыль составляет 19%, но для налогоплательщиков с доходом не более 2 млн евро в год (при определенных условиях) действует пониженная ставка в 9%.

И для стимулирования экономики законодатель предложил альтернативный путь – возможность перейти на налог на выведенный капитал, который окрестили польским «Эстонским CIT». У налогоплательщиков будет возможность выбрать новую модель налогообложения на 4 года.

Такая модель не отменяет налог на прибыль, а в случае нарушений требований, компания лишается возможности использовать ее и переходит на стандартную. Это идёт в разрез с моделью налогообложения в самой Эстонии, поскольку она не предполагает никаких альтернативных опций и сроков.

Согласно Национальной программе реформ Польши, компании, которые будут направлять свою прибыль на инвестирование в основные фонды и не выплачивать дивиденды, не будут платить налог. Звучит очень многообещающе, но давайте разберемся, что из положений о новой модели действительно так же привлекательно, как в Эстонии.

Кто может воспользоваться польской версией «Эстонского CIT»?

Польским «Эстонским CIT» могут воспользоваться микро, малые и средние ООО и акционерные компании, годовой оборот которых с VAT не превышают 100 миллионов злотых (около 22 миллионов евро), при чем такое условие применяется на протяжении всего времени использования такой модели.

Для компаний также есть дополнительные требования:

  • акционерами могут быть только физические лица;
  • у компании нет долевого участия в других предприятиях, трастах или других структурах;
  • не менее 3-х сотрудников по трудовому договору (исключая акционеров-сотрудников);
  • пассивные доходы не превышают активные доходы от операционной деятельности более чем на 50%;
  • компания инвестирует в основные средства.

По нашему мнению, положения о польском «Эстонском CIT» также могут применяться, если акционером компании будет физическое лицо-нерезидент Польши. Значит украинцы также могут эту модель рассматривать как опцию для международного структурирования своего бизнеса.

Не все компании смогут перейти на новую модель, в частности, она не доступна для:

  • компаний, которые осуществляют деятельность приносящую прибыль, и зарегистрированные в специальных экономических зонах или в польской инвестиционной зоне;
  • компаний, которые инвестируют в основном в новые технологии, и расходы которых направлены на лицензии, на авторские права и на права на патенты. Условием применения в таком случае будет фиксированная регулярная сумма на инвестиции, но только в основные фонды, поскольку термин «инвестиции» в Законе Польши об «Эстонском CIT» не содержит отсылок на необоротные активы;
  • компаний, созданных в результате раздела или слияния акционерных компаний или ООО;
  • компаний под ликвидацией или в стадии банкротства.

По сути все требования к компании для перехода на новую модель – это одно из наиболее важных отличий от настоящего эстонского налога на выведенный капитал. В самой Эстонии нет никаких ограничений ни по акционерам, ни сотрудникам, и самое главное, нет требования об инвестировании, о которое разбиваются все мечты о «польском офшоре».

Эффективная ставка налога на выведенный капитал в Польше

Эффективная ставка налога зависит от статуса налогоплательщика и от оборота. Ставки налога следующие:

  • 25%;
  • 15% (для малых предприятий).

Как видим, это больше, чем стандартные ставки в Польше (19%/9%). Однако на практике такие повышенные ставки по сути не будут применяться по двум причинам.

Во-первых, компания сможет снизить ставку на 5 процентных пунктов (то есть до уровня 20% и 10%), при условии, что расходы на инвестирование в основные фонды будут достаточно высокими:

  • 50% в каждый двухлетний период, или
  • 110% за каждый четырехлетний период.

Во-вторых, общий уровень налогообложения (на уровне компании и акционера) будет снижаться, поскольку акционер вычитает из своего НДФЛ часть того, что компания заплатила на польском «Эстонском CIT». Возможность снижения ставки налога на 5 процентных пунктов (то есть до уровня 20% или 10% для малых предприятий) потребует расходов на инвестиционные цели в размере, установленном законом.

У компаний есть прямая обязанность о прямых инвестиционных расходах (статья 28g Закона Польши об «Эстонском CIT»). Такая модель должна привести к накоплению налогоплательщиком основных средств. И поэтому, для того, чтобы оставаться на такой модели, компания должна выполнять требование об инвестировании в основные фонды, то есть расходов должно быть больше, чем:

  • 15% (но не менее 20 000 злотых) в течение двух лет подряд, или
  • 33% (но не менее 50 000 злотых) в течение четырехлетнего периода.

Например, стоимость расходов должна рассчитываться относительно первоначальной стоимости принадлежащих компаниям механизмов, инструментов, устройств и транспортных средств, определенной в последний день налогового года, предшествующего двухлетнему или четырехлетнему периоду на модели польского «Эстонского CIT».

Положения закона также указывают, что в эту стоимость не должны входить: легковые автомобили и другие транспортные средства, а также активы компании, используемые в основном для личных целей акционеров или членов их семей.

База налогообложения на польском «Эстонском CIT»

Она состоит из:

  1. суммы прибыли от дохода от распределенной акционерам прибыли и прибыли от дохода, предназначенного для покрытия убытков;
  2. суммы скрытой прибыли и прибыли от расходов, не связанных с предпринимательской деятельностью;
  3. прибыли от изменения стоимости активов в том месяце, в котором произошло слияние, разделение, преобразование компаний;
  4. чистой прибыли, полученной в том налоговом году, в котором закончилось единовременное налогообложение.

Так, польский «Эстонский CIT» предполагает четырехуровневое налогообложение, что дает семь налоговых баз. Как видим, такую модель вряд ли можно назвать «офшором», скорее оптимальным механизмом для стимулирования экономики.

В начале для компании могут появится две налоговые нагрузки: налог на прибыль от трансформации и налог на временные разницы между налоговым результатом и результатом баланса.

Налоговая нагрузка самой эстонской модели появится при выплате дивидендов как у компании, так и у акционеров. Более того, компании может грозить дополнительный налог, если её годовой доход превысит 100 млн злотых, и она по-прежнему будет использовать «Эстонский CIT» по-польски.

При выходе из модели налог также необходимо будет уплатить: в случае невыполнения условий использования, а также из-за невыплаты прибыли (дивидендов) или невыполнения отнесения на расходы прибыли от трансформации в период использования эстонской модели.

Выплата дивидендов и персональное налогообложение акционеров

Польский «Эстонский CIT» не изменил основного правила, согласно которому физическое лицо-акционер платит налог с полученных дивидендов. Сегодня это 19% НДФЛ в Польше. Законом был введен механизм, который снизит налоговую нагрузку акционеров и частично устранит двойное налогообложение.

Акционер сможет вычесть часть уплаченного компанией польского «Эстонского CIT» из своего НДФЛ. Ему будет разрешено вычесть:

  • 41% налога, уплаченного компанией – если он рассчитан по ставке 15%;
  • 37% – когда компания платит по ставке 25%;
  • 71% – когда компания платит по ставке 10%;
  • 51% – когда компания платит по ставке 20%.

Таким образом, общий уровень налогообложения (компании и акционера-поляка) может снизиться даже более чем на 9% (когда компания не является малым предприятием и платит по ставке 20%). В целом акционерам с польским налоговым резидентством следует ожидать снижения совокупного налогообложения на 4,39% или на 1,29% в случае малых предприятий.

Какова ситуация с НДС? 

При использовании «Эстонского CIT» в Польше у компании не будет никаких проблем и нюансов с НДС. Применяется все та же стандартная ставка в 23%. Из практики мы не видим проблем с регистрацией номера и администрированием НДС при переходе на новую модель.

Какой CIT лучше? 

В конце хотели бы отметить, что по сравнению с моделью в самой Эстонии, новый польский «Эстонский CIT» отличается более зарегулированными и сложными требованиями в части возможности применения такой модели.

Польская новинка подходит не всем компаниям, а для некоторых, например связанных с аутсорсингом или без основных средств, и вовсе не является опцией. Также компании на польской версии «Эстонского CIT» не смогут использовать другие налоговые преференции, как освобождения для R&D или IP Box, при чем это не применяется к решениям, связанным с инвестиционными фондами.

Поскольку модель новая, а требования к ней очень серьезные, ожидаемо бизнес с опаской смотрит в ее сторону. Как налоговые консультанты мы также видим проблему в ее применении на данном этапе, поскольку нет правоприменительной и судебной практики, сами налоговики еще не научились ее администрировать.

Среди наших клиентов мы видели повышенный интерес, но он угас после того, как мы разъяснили им требования и нюансы. В итоге никто не решился на переход на такую модель, все хотят подождать год.

Министерство Финансов уже опубликовало разъяснения на 123 страницах. Поэтому смотрим в будущее и ожидаем доработки нормативной базы по новой модели для того, чтобы бизнес мог комфортно ее применять, облегчая себе налоговое бремя и трудозатраты на бухгалтерскую отчетность.


Авторы материалов OpenMind, как правило, внешние эксперты и специалисты, которые готовят материал по заказу редакции. Но их точка зрения может не совпадать с точкой зрения редакции Mind.

В то же время редакция несёт ответственность за достоверность и соответствие реальности изложенной мысли, в частности, осуществляет факт-чекинг приведенных утверждений и первичную проверку автора.

Mind также тщательно выбирает темы и колонки, которые могут быть опубликованы в разделе OpenMind, и обрабатывает их в соответствии со стандартами редакции.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате