Газовая ловушка: почему борьба Украины против «Северного потока – 2» может сойти на нет

Газовая ловушка: почему борьба Украины против «Северного потока – 2» может сойти на нет

И как нарастить транзитные возможности отечественной ГТС

Цей матеріал також доступний українською
Газовая ловушка: почему борьба Украины против «Северного потока – 2» может сойти на нет

Закупка Украиной в ЕС газа российского происхождения, который с 2019 года станет поступать туда по газопроводу «Северный поток – 2», может оказаться реальностью, если «Укртрансгаз» нарушит выполнение инвестиционных программ, финансирование которых заблокировано Национальной комиссией по госрегулированию в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ).

О том, что средства, определенные как «плановые тарифные источники финансирования инвестпрограммы», запрещено использовать «Укртрансгазу», говорится в письме, которое председатель НКРЭКУ Дмитрий Вовк 2 августа 2017 года направил главе наблюдательного совета НАК «Нафтогаз Украины» Полу Ворвику (копия есть в распоряжении Mind). На документе стоит отметка, что спустя две недели, 11 августа, набсовет подтвердил его получение.

Инвестпрограмму «Укртрансгаз» еще не разработал. В тексте письма говорится о «беспрецедентном случае» на газовом рынке: «Укртрансгаз» нарушил требования нескольких законодательных актов и лицензионных условий, не предоставив регулятору инвестпрограмму развития газотранспортной системы и подземных хранилищ газа на 2017 год, для которой предусмотрено финансирование в действующих тарифах компании.

Поэтому все запланированные мероприятия в рамках этой инвестпрограммы остаются официально неутвержденными: «По состоянию на 1 августа 2017 года «Укртрансгаз» не предоставил регулятору планы развития ГТС и ПХГ на 2017–2026 годы, что не дает возможности осуществить их анализ и утвердить». 27 июня «Укртрансгаз» лишь проинформировал НКРЭКУ об отсутствии согласования таких планов с «Нафтогазом».

НКРЭКУ предупреждает Пола Ворвика, что подобное нарушение законодательных требований может помешать безопасной эксплуатации и поддержке в надлежащем состоянии украинской ГТС. В результате это сделает невозможным удовлетворение спроса субъектов газового рынка на услуги по транспортировке газа. Кроме того, «Укртрансгаз» не сможет выполнять в должной мере свои функции по строительству новых и реконструкции действующих газопроводов.

Средства на ее выполнение уже есть. Ранее Минэнерго анонсировало начало реализации проекта по расширению мощностей интерконнектора между Украиной и Польшей уже предстоящей осенью. Его протяженность – 100 км,  пропускная способность – 8 млрд куб. м в год. В соответствии с технико-экономическим обоснованием (ТЭО), утвержденным в 2014 году, в сентябре 2017-го должна стартовать закупка необходимых материалов, а в январе 2018 года – начаться строительные работы. Такой график позволит Украине после 2020 года принимать топливо, которое придет в Польшу из США и Катара на терминал для приема сжиженного газа на балтийском побережье в Свиноуйсце или из Норвегии по газопроводам в рамках проекта NorthGate к порту в Нехоже.

Деньги для начала строительства украинско-польского интерконнектора у «Укртрансгаза» уже есть: в ТЭО они предусмотрены за счет транзитных доходов, которые оператор получает по предоплате от российского «Газпрома» (около $2 млрд ежегодно).

Проблема в том, что теперь их использование невозможно: они оказались заблокированы НКРЭКУ из-за нарушений «Уктрансгазом» сроков подачи инвестпрограммы и ее утверждения регулятором. Поэтому есть риск, что начало эксплуатации нового газопровода между Украиной и Польшей может быть отложено на более поздний срок.

Такое сотрудничество Киева и Варшавы принесло бы обоюдную выгоду благодаря усилению энергобезопасности. Польша целенаправленно стремится к диверсификации газовых поставок на свой рынок, чтобы избавиться от зависимости от России. После 2022 года страна планирует полностью отказаться от закупок у «Газпрома».

В следующем году Варшава и Дания начинают строительство магистрального газопровода BalticPipe, который станет частью проекта NorthGateс пропускной способностью 10 млрд куб. м в год для поставок норвежского газа. Через польскую ГТС норвежское топливо сможет дойти до потребителей в Украине, странах Балтии, Венгрии, Чехии и Словакии.

В июне 2017 года СПГ-терминал в Свиноуйсце принял первую партию газа из США. Ее объем небольшой – около 100 млн куб. м. Но польские власти уже анонсировали подписание контрактов на регулярную поставку, которые также поддерживает президент США Дональд Трамп.

Развитию американского газового экспорта способствует не только его лоббирование Трампом, но и наращивание добычи сланцевого газа в США, что увеличивает свободный ресурс на внутреннем рынке. Данные бюллетеня Natural Gas WeeklyотU.S. EnergyInformationAdministration, опубликованные в конце июля, свидетельствуют о преодолении негативного тренда и начале роста добычи на основных сланцевых месторождениях. Причина – увеличение вдвое за последний год количества работающих буровых установок до 192. Это создает предпосылки для развития позитивной динамики.

Газовая ловушка: почему борьба Украины против «Северного потока – 2» может сойти на нет

Администрация Трампа уже утвердила строительство 11 новых терминалов для расширения экспорта СПГ.

Чтобы восстановить американскую экономику, Вашингтон сделал ставку на увеличение поставок СПГ в Европу, в основном через терминалы на Балтийском море в Польше, а также новые газопроводы, в том числе в направлении Украины. Экспортный потенциал США составляет около 180 млрд куб. м газа в год. Ожидается, что в ближайшие три года за границу начнет поступать примерно половина этого объема.

Евросоюз также заинтересован в американском газе, чтобы более активно развивать конкуренцию, сокращать риски зависимости от российского газа, а также играть на понижение цен других поставщиков (кроме России, это также Норвегия и Катар).

Достижению этих целей должны способствовать антироссийские санкции, подписанные Трампом в начале августа. 257-й раздел этого закона обозначил приоритетом сотрудничество США с ЕС и Украиной для либерализации энергорынков, диверсификации поставок и сокращения зависимости от российского газа, который Кремль «использует для политического влияния». Также отдельным пунктом обозначена поддержка, в том числе финансовая, проектов по расширению мощностей энергетических интерконнекторов между Украиной и ЕС.

Антироссийский закон носит глобальный характер, поэтому под американскими санкциями рискуют оказаться не только российские политики и олигархи. Еще санкции могут затронуть украинских чиновников и  бизнесменов, а также компании из других государств, настроенных на совместные проекты с Россией в нефтегазовом и финансовом секторах, горнодобывающих отраслях, машиностроении.

Украина уже почти два года не закупает российский газ непосредственно у «Газпрома». Газовый импорт поступает в страну по реверсу из ЕС. Прежде всего – из Словакии, с территории которой пропускная мощность составляет 44 млн куб. м газа в сутки, или около 16 млрд. куб. м в год.

Реверс газа из ЕС в Украину в основном обеспечивается по схемам замещения благодаря поставкам «Газпрома» через украинскую ГТС: значительную часть законтрактованных у европейских поставщиков объемов «Нафтогаз» отбирает за счет российского транзита.

По данным «Укртрансгаза», технические возможности реверса в Украину обусловлены  российским транзитом и зависят от его объемов:

Объем транзита российского газа через Украину,

млрд куб. м в год

Допустимый объем реверсных поставок из ЕС в Украину

в год, млрд куб. м

в сутки, млн куб. м

до 60

9-10,8

25-30

до 50

7,2-9

20-25

до 40

5,4-6,5

15-18

до 30

1,8-2,52

5-7

Контракт между «Газпромом» и «Нафтогазом» на транспортировку газа действует до 2019 года. Поэтому сейчас, когда европейские потребители активно пополняют запасы топлива на период высокого спроса в осенне-зимний сезон, российская корпорация увеличивает экспортные поставки через украинскую территорию, которые обеспечивают ей стабильную выручку

А значит, у «Нафтогаза» остаются и значительные возможности для организации реверса из ЕС.

Ситуация изменится, когда завершится транзитный контракт с «Газпромом». Российская сторона не намерена его продлевать и определила для себя приоритет –  переориентировать все поставки газа через Украину на альтернативные маршруты. Прежде всего через газопроводы «Северный поток» (эксплуатируется с 2011 года), «Северный поток – 2» и «Турецкий поток» (оба планируется запустить в 2019 году).

Несмотря на стремление США, Украины, Польши и Литвы заблокировать реализацию «Северного потока – 2», «Газпром» настроен его построить с партнерами из Германии, Австрии и Франции. Нет единого мнения по перспективам этого проекта и в Еврокомиссии.

Возможные противоречия. Похоже, что в Украине, вопреки публичным декларациям, также сомневаются в успехе усилий по блокированию «Северного потока – 2». В Энергетической стратегии Украины до 2035 года обозначен прогноз, что до 2019 года транзит российского газа через Украину будет в диапазоне 50–80 млрд куб. м в год, а потом сократится до минимума или вовсе прекратится.

В такой же сценарий верят в «Нафтогазе». Поэтому, чтобы полностью удовлетворить спрос на газ на внутреннем рынке и сохранить возможности поставок из стран ЕС, независимо от российского транзита, госхолдинг заинтересован в расширении сотрудничества с европейскими компаниями.

Благодаря поддержке высокого политического лобби в Еврокомиссии, в «Нафтогазе» ориентированы на реализацию проекта, который уже обеспечен транспортными мощностями, в отличие от маршрута из Польши. Речь об организации закупок на Центральноевропейском газовом хабе (CentralEuropeanGasHub, CEGH) в Баумгартене (Австрия) с поставкой в Украину транзитом через Словакию. До 2020 года НАК уже выкупил все транспортные мощности на украинско-словацкой границе. Здесь же определен тариф при транспортировке газа: на входе в украинскую ГТС – $12,47 за 1000 куб. м и на выходе – $32,80 за 1000 куб. м.

Проблемой при реализации такого плана может оказаться то, что по сути он приведет к закупкам Украиной российского газа, поступающего на CEGH через газопровод «Северный поток – 2», против которого официальный Киев сейчас выступает вместе с союзниками в ЕС и США.

Такой сценарий, способный всерьез ухудшить отношения Киева и Вашингтона, вполне реален. Хотя юридически газ на CEGH может напрямую и не принадлежать «Газпрому».  Австрийская компания OMV является не только одним из ключевых партнеров «Газпрома» в строительстве «Северного потока – 2», но и основным акционером газораспределительного центра в Баумгартене, куда планируется транспортировать газ по «Северному потоку – 2» для дальнейшей реализации конечным потребителям.

Поэтому организация закупок этого ресурса будет способствовать распространению политического влияния Кремля вопреки американским санкциям.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате