«Вперед в прошлое»: почему стратегия реформирования «Нафтогаза» нежизнеспособна

«Вперед в прошлое»: почему стратегия реформирования «Нафтогаза» нежизнеспособна

А председатель НАК Андрей Коболев пытается любой ценой расширить зону своего влияния

Цей матеріал також доступний українською
«Вперед в прошлое»: почему стратегия реформирования «Нафтогаза» нежизнеспособна
Фото УНИАН

Проект корпоративной стратегии госхолдинга «Нафтогаз Украины», реализацию которой лоббирует его руководитель Андрей Коболев, приведет к консервации монопольного положения компании на внутреннем газовом рынке. А также затормозит на неопределенный срок  либерализацию на основе Третьего энергопакета ЕС, предусматривающего создание высококонкурентных условий. Эта стратегия разработана с учетом устаревших принципов, актуальных для менеджмента крупных западных корпораций в 1940–1960 годах. Поэтому существует угроза продвижения «Нафтогазом» заведомо непригодного в современных условиях механизма планирования, когда вместо стратегических методов будет использоваться «ручное управление» через «прямые директивы краткосрочного характера».

К такому выводу пришла команда экономистов под руководством директора Института экономики и прогнозирования НАН Украины Валерия Гееца. При участии специалистов из Национального института стратегических исследований она провела научную экспертизу корпоративной стратегии НАК «Доступная энергия Украины». 

Что представляет собой стратегия? Целью разработки этого документа, копия которого есть в распоряжении Mind, была проверка стратегии «Нафтогаза» на соответствие современной методологии и практике стратегического планирования, а также требованиям украинского и европейского отраслевого законодательства с учетом международных обязательств Украины в рамках Энергетического сообщества и Соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом. 

Анализ корпоративной стратегии НАК «Нафтогаз Украины»

Сама стратегия «Нафтогаза», как сообщал Mind, предполагает не только создание отдельных операторов с участием иностранных партнеров для управления магистральными газопроводами и подземными газохранилищами, но и инновационные идеи расширения функций госхолдинга и усиления его роли на рынке. Причем внимание обращается на освоение новых для НАК сегментов, которые выходят за рамки традиционных для нее операций, связанных с нефтью и газом. В перспективе часть акций новой мощной компании планируется реализовать на западной бирже, чтобы привлечь дополнительные средства на развитие.

К каким проблемам приведет ее реализация? Все недостатки стратегии ученые-экономисты из Института экономики и прогнозирования НАН Украины и Нацинститута стратегических исследований связывают с монополизацией энергорынка и ограничением конкуренции. По их мнению, возникает реальная угроза злоупотребления «Нафтогазом» доминирующим положением в нескольких сегментах газового сектора:

  • в сфере газового импорта – вследствие возможной непрозрачной и дискриминационной системы доступа к трансграничным мощностям ГТС;
  • на рынке оптовой торговли – в сохранении ограничения доступа независимых поставщиков к природному газу, добытому государственными компаниями;
  • на розничном рынке возникают аналогичные угрозы в результате контроля «Нафтогаза» над распределительной сетью, что является прямым нарушением требований Третьего энергетического пакета ЕС;
  • в сфере оптовой и розничной поставки создается риск зависимости поставщиков от «Нафтогаза» как владельца подземных газохранилищ, что может привести к дискриминационным условиям пользования ими для других поставщиков на рынке.

В аналитическом отчете отмечается, что хотя международными обязательствами и внутренним законодательством Украины не запрещается существование вертикально интегрированных компаний, попытки углубить вертикальную интеграцию, что предусмотрено планами Андрея Коболева в управлении НАК, приведут к концентрации рыночной власти.

«С позиции функционирования« Нафтогаза» такой подход понятен, однако с позиции национальных интересов он является дискуссионным, поскольку создает предпосылки к злоупотреблению монопольным доминирующим положением компании в сферах добычи и поставки, снижает открытость и прозрачность рынка и может замедлять процессы развития конкуренции на рынке. А в случае сохранения влияния «Нафтогаза» на операторов газотранспортной системы и подземных газохранилищ, общая цель либерализации внутреннего рынка вообще нивелируется», – отмечается в отчете.

Есть ли у документа плюсы? Среди позитивных достижений «Нафтогаза» его авторы отмечают проведение оценки стоимости ГТС. В дальнейшем это «будет способствовать успешному выделению оператора ГТС из структуры холдинга и привлечению инвестиций для развития ГТС на прозрачной основе». А повышению качества предоставляемых услуг будет способствовать реализация планов по техническому аудиту и экономической оценке всех подземных газовых хранилищ, предусмотренных в проекте стратегии НАК.

Почему минусов больше? Несмотря на «позитивный опыт накопления массива аналитических данных для начала стратегического планирования в организации», команда «Нафтогаза» допустила «все классические ошибки» формирования действенной корпоративной политики, которые «снижают незаангажированность выводов о фактическом положении» госхолдинга: произошла подмена понятий «стратегия компании» и «стратегическое видение» менеджмента компании, ее перспектив и положения.

«Сработала традиционная ловушка «приоритетного варианта», когда в начале разработки стратегического документа заблаговременно известен желаемый вариант, под который «подгоняется» процесс и данные по разработке стратегии», – констатируют авторы экспертных заключений.

Кроме того, «предлагаемые решения проблемных ситуаций не имеют очевидных причинно-следственных или стратегических связей во внешней и внутренней среде «Нафтогаза». Поэтому возникают сомнения в корректности меры реагирования с учетом противоречивого украинсого опыта реформ, а также в рациональном распределении ресурсов компании».

В каком положении сейчас управление «Нафтогазом»? «Противоречивый украинский опыт реформ» с его коррупцией и политическими скандалами, в чем украинских чиновников упрекают западные партнеры и общественные организации, уже проявил себя также в истории с управлением и реформированием «Нафтогаза».

Последний громкий эпизод был связан с противостоянием Андрея Коболева и исполнительной власти, в центре которого оказался наблюдательный совет НАК – в конце сентября он, по сути, утратил свою дееспособность.

Из-за этого «Нафтогаз» остался без полноценного органа управления и контроля, которому фактически должно быть подотчетно правление холдинга. Но государство в лице Кабинета министров, как бы ни складывалась ситуация с наблюдательным советом, остается владельцем 100% акций «Нафтогаза» и, по уставу компании, представляет интересы ее главного акционера – народа Украины. Кроме того, Андрей Коболев является наемным работником, которого на должность руководителя «Нафтогаза» назначает правительство.

Но Андрей Коболев, судя по его публичной активности, решил игнорировать эти нормативно-правовые условности и вести самостоятельную политическую игру, которая активизировалась после увольнения с поста премьер-министра Арсения Яценюка в апреле 2016 года (с его подачи Коболев возглавил «Нафтогаз» в марте 20014-го). 

На что рассчитывает Андрей Коболев? Управляя бизнесом НАК, нынешний глава госхолдинга открыто конфликтует и с Кабмином, под прямым управлением которого находится «Нафтогаз», и с Министерством энергетики и угольной промышленности, которое определяет государственную политику нефтегазовой отрасли.

Обладая полномочиями главы «Нафтогаза», Коболев сконцентрировал в своих руках управление госхолдингом. Он также переориентировал все финансовые потоки дочерних компаний непосредственно на «Нафтогаз»: из классической управляющей материнской компании, как предусмотрено в уставе, НАК трансформировался в структуру с концентрированными контрольными функциями, а его «дочки» лишились возможности самостоятельно определять, каким образом распоряжаться своими доходами. 

Но не только управленческие амбиции провоцируют Андрея Коболева стремиться к усилению власти в госхолдинге и расширению его роли на рынке.

Доступ к масштабным ресурсам «Нафтогаза» превращает Коболева в знакового политического игрока и повышает вес на фоне других политических конкурентов. В перспективе это может поспособствовать успешному развитию политической карьеры и даже помочь избежать уголовного преследования после ухода из «Нафтогаза». Ведь противоречия в украинском законодательстве, которое регламентирует деятельность госкомпаний, делают заведомо уязвимым перед возможными уголовными преследованиями любого руководителя. Поэтому для обеспечения собственной безопасности отечественные госменеджеры выбирают обычно один из двух вариантов: либо покидают страну, либо финансируют политические проекты и участвуют в выборах в Верховную Раду, победа в которых может обеспечить им депутатскую неприкосновенность.

Чей все-таки «Нафтогаз»? Хотя портфель главы «Нафтогаза» обеспечивает контроль над финансами НАК, именно Минэнерго принадлежат имущественные права на ключевые активы госхолдинга, которые находятся в распоряжении его дочерних компаний, но не входят в их уставный капитал. В частности, Минэнерго отвечает за инвентаризацию и правила эксплуатации таких стратегических активов, как газотранспортная система и подземные газохранилища, которые играют центральную роль в нефтегазовой реформе.

Эти активы являются государственной собственностью, а их учет ведется в реестре госсобственности Фонда госимущества Украины. ФГИУ в свою очередь делегировало функции управления ГТС и ПХГ Минэнерго. А уже Минэнерго передало право пользования этими активами оператору газотранспортной системы Украины – компании «Укртрансгаз», которая входит в структуру НАК.

Кому «принадлежит» ГТС? При таком раскладе непосредственно у «Нафтогаза» нет юридических прав самостоятельно, без согласования с Кабмином или Минэнерго, определять формат управления газотранспортной инфраструктурой. Также НАК не обладает достаточными полномочиями вести по собственной инициативе официальные переговоры и оформлять договоренности с потенциальными зарубежными партнерами для создания совместных предприятий по управлению и эксплуатации ГТС и ПХГ.

Такие ограничения создали предпосылки для противоречий «Нафтогаза» с Минэнерго и правительством в отношении планов организации компании-оператора магистральных газопроводов. Споры переросли в серьезный конфликт, который не остался без внимания Еврокомиссии и Секретариата Энергетической хартии в Брюсселе.

«Критический характер приобретает вопрос усиления доверия и убеждения зарубежных партнеров и инвесторов в долгосрочной эффективности избранной украинской стороной бизнес-модели управления как ГТС вообще, так и ПХГ в частности. В этом контексте сторона ЕС отмечает, что разновекторные сигналы, поступающие из Украины в отношении параметров и процесса разукрупнения (анбандлинга) «Нафтогаза» не способствуют этой цели», – говорится в письме Николая Точицкого из представительства Украины при ЕС, направленного в адрес врио директора департамента ЕС и НАТО Министерства иностранных дел Украины Сергея Саенко по итогам консультаций, проведенных по инициативе генсекретаря Энергохартии Урбана Руснака 5 октября 2017 года.

Письмо Н. Точицкого к С.Саенко

 И кого она интересует? Участники политического противостояния за контроль над деятельностью «Нафтогаза» внутри Украины, судя по их затянувшейся борьбе, не намерены идти на уступки. 

Несмотря на это западные партнеры проявляют интерес к управлению украинской газотранспортной инфраструктурой. Выступая на 20-й международной конференции «Нефть и газ 2017», которая сейчас проходит в Киеве, Андрей Коболев отметил, что «Нафтогаз» ведет переговоры с четырьмя заинтересованными операторами ГТС из Евросоюза. «Критерием качества нашей работы в процессе анбандлинга является один результат: завершится ли этот процесс привлечением европейского партнера или партнеров. К сожалению, появление европейского партнера не является гарантией сохранения транзита [российского газа через Украину], но его отсутствие точно гарантирует потерю транзита», -– уверен он.

Ожидается, что условия конкурса на привлечение партнеров к управлению ГТС Украины будут утверждены правительством в течение следующего месяца.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате