mind
Машина для репрессий: как и для чего государство терроризирует украинский бизнес

Машина для репрессий: как и для чего государство терроризирует украинский бизнес

Какие схемы при этом используются и кто попадает под пресс

Этот материал также доступен на украинском
Машина для репрессий: как и для чего государство терроризирует украинский бизнес

Правозащитники обеспокоены давлением на бизнес со стороны силовиков. С 2014 года ни смена первых лиц в правоохранительных органах, ни военные действия, требующие мобилизации всего общества так и не изменили отношение государства к налогоплательщикам и «традицию» противоправного присвоения чужих активов.

Несмотря на появление еще в декабре 2014 года совета бизнес-омбудсмена, а также ряда других антикоррупционных органов, представители бизнеса заявляют, что системных улучшений во взаимодействии с фискальными, контролирующими и правоохранительными структурами не ощущается. И все это на фоне риторики о дерегуляции, улучшении инвестиционного климата и верховенстве права, а также – принятия резонансных законов и обещаний главы государства избавить бизнес от постоянных проверок.

Распространенной практикой остаются обыски, инициируемые СБУ, МВД, ГПУ, изъятие оргтехники, поборы таможенной службы с предпринимателей, которые импортируют или экспортируют товары через границу Украины – на фоне устоявшихся контрабандных схем, существующих под прикрытием таможенников.

Давят как могут

В своем недавнем отчете бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета отметил, что чаще всего бизнес жалуется на действия представителей ГФС (263 случая в ІІІ квартале 2017 года), а также органов местного самоуправления (26 случаев). Первенство по поборам удерживает Киев. За столицей в черном списке следуют Днепропетровская, Харьковская, Одесская и Киевская области. Также Шемета рассказал, что участились жалобы предпринимателей и на действия сотрудников СБУ и Нацполиции. И очевидно, что официально зарегистрированные жалобы – это лишь капля в море.

«Фискалы продолжают использовать старые проверенные инструменты: бесконечные проверки бизнеса, безосновательное доначисление налоговых обязательств, открытие уголовных производств по фактам уклонения от уплаты налогов, допросы, обыски, аресты имущества. Все это в определенных дозах приводит к парализации работы предприятия, оказавшегося в роли жертвы. И все это с целью либо получения неправомерной выгоды в обмен на прекращение преследования, либо выполнения заказов конкурирующих структур, направленных на фактическое уничтожение или захват бизнеса», – рассказывает старший юрист ЮФ "Алексеев, Боярчуков и партнеры" Сергей Протасов.

Кроме того, как отмечает юрист, активное участие в репрессиях против бизнеса и нарушении прав частной собственности принимают органы Минюста. В частности, созданная в начале 2016 года комиссия по рассмотрению жалоб в сфере государственной регистрации.

Этот орган уполномочен отменять решения государственных регистраторов, вносить изменения в информацию о собственниках и руководителях любого предприятия. Чем он успешно и пользуется, лишая физических и юридических лиц права собственности на имущество, находящееся в процессе госрегистрации.

Пример «отлаженной» работы Минюста и Национальной полиции в связке с прокуратурой – ситуация с силовым захватом кондитерской фабрики «Житомирские сладости». По словам владельца фабрики Игоря Бойко, 27 ноября 2015 года «Житомирские сладости» были абсолютно безосновательно исключены из госреестра субъектов хоздеятельности. Вместо фабрики в реестр внесли фиктивное предприятие, которое связывают с депутатом от «Народного Фронта» Сергеем Пашинским. Причем спустя два года точка в этом деле так и не поставлена.

Под любым предлогом

Правозащитники подчеркивают, что государственный рэкет, как правило, начинается с обыска. Адвокаты называют такой алгоритм: сотрудники правоохранительных органов обращаются к следственному судье с соответствующим ходатайством. В случае его удовлетворения получают определение с указанным сроком, в течение которого предоставляется право реализовать процедуру обыска. Дальше следует уже практическая реализация самого следственного действия. И его сценарий предугадать невозможно.

Яркий тому пример – инцидент с ювелирной фирмой Graff, который произошел в августе 2014 года. Тогда оперативники Печерского райотдела МВД, бойцы спецназа «Сокол», следователи ГПУ и работники СБУ провели обыск в помещении магазина, который находится в самом центре Киева. Ордера на обыск не было, а поводом послужило то, что товар фирмы – это якобы фальсификат, начиненный радиоактивными материалами. При этом камеры видеонаблюдения зафиксировали факты кражи драгоценностей силовиками. Убытки составили 2,5 млн евро, но виновные до сих пор не наказаны и следствие не сдвинулось с мертвой точки.

«В целом, как показывает юрпрактика, за последнее десятилетие процедуры обысков мало изменились. Разве что наблюдается рост числа обысков, а также защищенная законом открытость процессов по делам, которые связаны с расследованием преступлений в отношении бывшего руководства нашего государства», – говорит Артем Барташевич, советник налогово-правового департамента адвокатской компании Goro legal.

Всех – на «карандаш»

Одно время захватам подвергались крупные предприятия как наиболее «вкусные» с точки зрения рейдеров. Например, «Электротяжмаш» – крупнейший в Украине производитель гидрогенераторов и турбогенераторов для гидро-, тепловых и атомных электростанций, электродвигателей для приводов прокатных станов, шахтных подъемников и другого оборудования.

Еще в 2015 году, при министре экономразвития Айварасе Абромавичусе, номинационным комитетом при Кабмине по отбору руководящего состава для крупнейших госпредприятий, состоящим из пяти министров и пяти независимых сторонних экспертов, было принято решение уволить директора завода Владимира Глушакова. Тот, однако, не сдался, продолжил воевать с министром, через суды восстанавливался в должности и четырежды вносил свое имя в госреестр.

«Не знаю, зачем эти товарищи держатся за свои кресла. Четвертый раз уже руководитель «Электротяжмаша» возвращается на предприятие путем внесения в реестр своего имени, это чисто рейдерская схема середины 90-х», – жаловался тогда Абромавичус.

Но тенденции меняются, и с недавних пор «модными» стали наезды на агробизнес, предприятия легкой и пищевой промышленности, к которым особое внимание проявляют представители фискальной службы, а вслед за ними и силовики. 

В одном из своих материалов портал для агробизнеса latifundist.com отметил, что, по статистике Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Украины, только в 2016 году в Украине произошло около 7150 случаев рейдерских захватов земли. «В криминальных сводках постоянно фигурируют аграрии, у которых незаконно вывозят урожай с полей или «экспроприируют» зерно с элеватора. Регулярно с «отжимом» активов сталкиваются и крупнейшие агрохолдинги Украины, зернотрейдеры и участники рынка», – говорится в статье.

Еще одним красноречивым примером давления на бизнес, по словам Сергея Протасова, является прецедент, произошедший с компанией «Гуд Фуд», которая специализируется на производстве и продаже бактериальных заквасок под собственной торговой маркой. Предприятие, получив по результатам внеплановой налоговой проверки доначисление по НДС и налогу на прибыль, отстояло в трех судебных инстанциях безосновательность претензий фискалов. Однако несмотря на это компания подверглась активному давлению со стороны налоговой милиции. Напор налоговых милиционеров удалось сломить только благодаря активной позиции владельцев компании, грамотной работе адвоката и офиса бизнес-омбудсмена.

«Тем не менее уголовное производство в отношении «Гуд Фуд» по-прежнему не закрыто несмотря на то, что около года по нему не проводилось никаких следственных действий», – уточняет Протасов.

Полный беспредел

На фоне «очистки» банковской системы Украины, под пресс органов правопорядка попали банки. Причем пострадали не только сами банкиры, но и клиенты финучреждений.

Машина для репрессий: как и для чего государство терроризирует украинский бизнес
Фото УНИАН

Так, 7 июня нынешнего года работники СБУ и ГПУ вскрыли арендованные клиентами индивидуальные ячейки хранения в Райффайзен Банк Аваль и провели выемку содержимого. Силовики утверждают, что выемка связана со сделками по взаимозачетам между заемщиками и кредиторами проблемных банков, в которых уже работают временные администраторы и ликвидаторы Фонда гарантирования вкладов физлиц.

20 июля 2017 года ГПУ и Нацполиция обыскала предприятие «Мотор Сич», а также офисы связанных с ним Мотор Банка и страховой компании «Мотор Гарант». «В течение 2013–2016 годов служебные лица указанного предприятия приобрели «мусорные» ценные бумаги путем перечисления денежных средств в сумме более 350 млн грн на расчетные счета ряда предприятий с признаками фиктивности. В дальнейшем средства обналичивались через банковские учреждения», – объяснило причину обыска следствие.

Но представители «Мотор Сичи» и связанных с ней структур заявили, что работают в рамках требований законодательства Украины. А озвученная ГПУ информация – перекручена и «может привести к негативным для предприятия репутационным и экономическим последствиям».  

Без вины виноватый

Одним из громких инцидентов на банковском рынке за последние годы стал арест экс-главы DV Bank Сергея Горбачевского. С апреля по июнь нынешнего года он находился в СИЗО по делу Интеграл-банка, где до 17 января 2015-го банкир работал в должности замначальника казначейства. Сейчас обстоятельствами заключения Горбачевского в СИЗО даже заинтересовались детективы НАБУ. 

В принципе правоохранители расследовали операции «Интеграла» по выведению средств через Forex, предоставление кредитов связанным лицам и изучали судьбу денег, пропавших на корсчете австрийского Meinl Bank AG. Но в итоге именно Горбачевскому приписали убытки 280 млн грн, хотя ни к корсчетам, ни к кредитованию инсайдеров он по штату не имел отношения, а убытков по балансу в банке на момент его увольнения не было. Согласно данным НБУ, у банка на тот момент на корсчете даже не было таких средств.

В юридических кругах предполагают, что травля Горбачевского прямо или косвенно является следствием скандала двухлетней давности, связанного с Расчетным центром. В 2015 году эта структура, принадлежащая НБУ и обладающая правом выдавать банкам рефинансирование, оказалась в центре скандала в связи с хищением 800 млн грн через корсчета Украинского профессионального банка (УПБ), принадлежащего собственнику компании «Милкиленд» Анатолию Юркевичу. Именно УПБ, несмотря на введение куратора, получал от нацбанковского Расчетного центра кредитование в течение почти года, о чем Mind писал ранее.

Юристы отмечают, что на сегодняшний день кейс Горбачевского – первый случай, когда дело о заключении бизнесмена в изолятор попало в руки детективов НАБУ и внесено в Единый реестр досудебных расследований уголовных правонарушений по целому ряду статей УК Украины, в том числе ст. 372 ч. 2 – обвинение в тяжком преступлении путем искусственного создания доказательств обвинения или иной фальсификации, а также ст. 364 ч.1 «Злоупотребление властью или служебным положением».

«Дело Горбачевского – далеко не единственный пример злоупотреблений. Уголовные дела есть практически по любому банку в Украине. Проводятся выемки, арестовываются корреспондентские счета. В судебных реестрах есть, наверное, тысячи полторы решений в отношении ареста корсчетов. И хотя закон это прямо запрещает делать, все происходит с точностью до наоборот», – рассказывает адвокат Денис Статников.

IT под прицелом

В 2015 году очередная волна обысков затронула представителей IT-сектора и телекома. Причем давление на эту сферу бизнеса продолжается до сих пор. Связано это с тем, что данная отрасль в Украине активно развивается и отличается большими объемами валютной выручки.

«Изменение предпочтений правоохранительных органов в выборе «жертвы» для давления обуславливается интересами «кукловодов» правоохранительных органов, которые формируются с учетом ликвидности и перспектив развития той или иной отрасли и того или иного предприятия. Например, если IT набирает обороты, то получить контроль за предприятиями в этой сфере достаточно интересно, и для этого используется силовое давление», – объясняет управляющий партнер адвокатского объединения Suprema Lex Виктор Мороз.

Конечно, правоохранители мотивируют свой повышенный интерес к многомиллионным оборотам IT-бизнеса поиском «теневых» доходов. Но очевидно, что здесь присутствует и корыстный мотив.

11 ноября 2016 года работники киевского отдела СБУ и бойцы спецназа «Альфа» нагрянули в офис одесского CDMA-оператора «Интертелеком». Был проведен обыск и изъято оборудование. Причина: подозрение в содействии российским спецслужбам. Руководство «Интертелекома» эти обвинения отрицало.

«Оператор предложил сотрудникам следственной группы все доступы, схемы и технические средства, позволяющие осуществлять мониторинг трафика, но несмотря на это сотрудниками СБУ лично были обесточены наиболее важные узлы и изъято оборудование», – говорилось в заявлении «Интертелекома».

Еще раньше, в начале 2016 года, СБУ обыскала отделения одного из крупнейших украинских интернет-провайдеров «Триолан». В ходе операции было изъято более 2 млн грн наличных средств, печати предприятий, техника, документы. Соучредитель киевской сети провайдера Вадим Сидоренко тогда заявлял, что налоговики намеренно хотели нанести вред ему и его семье, а саму проверку назвал «заказной».

Кроме того, с весны 2017 года «маски-шоу» по касательной затронули и реальный бизнес. Поводом для обысков стали антироссийские санкции, которые были введены в мае указом президента Петра Порошенко и ограничили использование на территории Украины продуктов российских IT-компаний. Это повлекло за собой рейды, в частности, в украинском офисе компании «1С» и, как следствие, инвесткомпании Dragon Capital, пользовавшейся программой учета и контроля рабочего времени сотрудников «Стахановец ПРО». 

По словам юристов, логика силовых структур проста: предприятие должно быть прибыльным и успешным, владеть дорогостоящими активами и/или иметь большой денежный и товарный оборот. При этом правоохранителями очень приветствуется отсутствие качественной службы безопасности и юридической поддержки на предприятии. А если у компании нет покровителей во властных кабинетах, то рейдерский захват либо обыск с изъятием имущества – это только вопрос времени.

Издание готово предоставить слово всем представителям силовой ветви власти, причастным к данным инцедентам, для выражения альтернативной позиции.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате