Обреченные на перемены: «Нафтогаз» снова оказался в эпицентре отраслевого конфликта

Обреченные на перемены: «Нафтогаз» снова оказался в эпицентре отраслевого конфликта

НАК жаждет стабильности и ради нее готов на любые потрясения

Цей матеріал також доступний українською
Обреченные на перемены: «Нафтогаз» снова оказался в эпицентре отраслевого конфликта
Председатель правления НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев
Фото УНИАН

1 августа должна заработать новая редакция Кодекса газотранспортной системы, которая предусматривает переход к суточной балансировке газа. Это значит, что «Укртрансгаз» как оператор ГТС получит возможность координировать предложения поставщиков и запросы потребителей газа, чтобы обеспечить их оптимальное взаимодействие. А суточная балансировка превращает газовый рынок в конкурентный супермаркет, где участники находят возможности для взаимовыгодных сделок.

Но компания «Укртрансгаз» и ее акционер – НАК «Нафтогаз Украины» – выступили с инициативой отложить внедрение такой прогрессивной инновации на газовом рынке, а также внести дополнительные изменения в Кодекс ГТС. Причина: нынешний вариант документа, по их мнению, противоречит европейской практике, несет значительные риски для оператора ГТС и вообще для существования рынка газа в Украине. Чтобы повлиять на Нацкомиссию, которая осуществляет регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ, она же вносит изменения в Кодекс ГТС), «Укртрансгаз» даже привлек посредника – Центр по решению споров и медиации при секретариате Энергосообщества.

Кто и почему против отсрочки? Единым фронтом против переноса на более поздний срок старта суточной балансировки газа выступили газосбытовые компании и «Украинская энергетическая биржа». Они нашли поддержку в Кабмине, в управлении которого находятся акции «Нафтогаза», и правительственных структурах. Вице-премьер Владимир Кистион заявил об обязательном переходе к суточной балансировке газа именно с 1 августа, когда должна заработать новая редакция Кодекса ГТС.

Пристальное внимание к работе «Укртрансгаза» проявили контролирующие органы. НКРЭКУ затеял его внеплановую проверку, чтобы проинспектировать выполнение лицензионных условий и исследовать возможный сговор с «Нафтогазом» для завышения вдвое цены реализации газа предприятиям теплокоммунэнерго. Антимонопольный комитет решил проверить, не злоупотребляет ли «Укртрансгаз» своим монопольным положением на рынке. А Министерство энергетики и угольной промышленности запросило у оператора ГТС и «Нафтогаза» отчет по подготовке к своевременному внедрению суточной балансировки газа.

Каковы аргументы сторон? За последние две недели обострения конфликта «Нафтогаза» и «Укртрансгаза» – с одной стороны, и газосбытовых компаний, большинство которых контролирует «Региональная газовая компания» Дмитрия Фирташа – с другой, его участники сделали множество громких заявлений. Главные обвинения оппонентов сосредоточились вокруг идеи о том, как трактовать некоторые нормы Кодекса ГТС и использовать их в бизнесе, не нарушая правовые нормы.

Госхолдинг утверждает, что правила Кодекса ГТС позволяют газосбытовым компаниям «воровать газ». Его оппоненты полагают, что НАК намеренно разжигает конфликт ради собственной цели – выйти на прямые поставки газа населению, став для него единым поставщиком, а потому блокирует либерализацию рынка, ключевым элементом которой является переход на суточную балансировку.

Нюансы такой дискуссии, к примеру, проявились во время рабочей встречи в Государственной регуляторной службе три недели назад, на которой рассматривались жалобы поставщиков газа на действия «Укртрансгаза».

Основные претензии к оператору ГТС, которые были озвучены на встрече в ГРС, – несвоевременное согласование номинаций (заявок) для газосбытовых компаний, что создает угрозы несанкционированного отбора газа, а также их новая форма подачи, предусматривающая необходимость предоставления личных данных потребителей (газосбытовые компании считают это попыткой завладеть абонентскими базами данных потребителей).

Кроме того, «Нафтогаз» обвиняют в манипуляциях аллокациями (распределением ресурса газа по точкам его передачи в системе ГТС) предприятий теплокоммунэнерго. Поэтому, как утверждают оппоненты НАК, у ТКЭ возникают небалансы газа, которые они должны оплачивать по цене 20 000 грн за 1000 куб. м (с учетом штрафов) вместо 4500 грн (как в договорах на поставку). И такое почти пятикратное увеличение стоимости газа угрожает всей тепловой отрасли.

Какие вопросы к регулятору? В центре всей неразберихи в системе газовых поставок, которая с приближением отопительного сезона рискует спровоцировать хаос на рынке, – позиция НКРЭКУ. Именно к госрегулятору, который отвечает за разработку Кодекса ГТС, утверждает его текст и впоследствии вносит в него изменения, больше всего претензий у «Нафтогаза». Помимо несогласия с терминологическими нюансами, «Укртрансгаз» обвиняет НКРЭКУ в несбалансированной и непрозрачной политике, которая ведет к ухудшению финансового положения оператора ГТС, а в перспективе – и к его возможному банкротству.

Несмотря на многочисленные обращения, НКРЭКУ отказалась рассматривать изменения в Кодекс ГТС, предложенные «Нафтогазом». А сравнительная таблица Кодекса ГТС в редакции НКРЭКУ и «Укртрансгаза» занимает ни много ни мало 180 страниц!

С чего началось противостояние? Проблемы во взаимоотношениях «Нафтогаза» и поставщиков газа в регионах не новы для украинского рынка. Они тянутся с 1990-х годов и трансформируются в зависимости от ситуации: облгазы, на смену которым сейчас пришли региональные газосбытовые компании, не могут быть обособленными предприятиями, поэтому всегда живут в тех же неоднозначных условиях, что и весь газовый рынок.

А основная и вечная проблема газового рынка в Украине – это дефицит средств для расчетов, прежде всего – у населения. Это влечет проблему с неплатежами у теплокоммунэнерго, «Укртрансгаза» и газсбытов.

Кроме того, нехватка средств негативно сказывается на технической поддержке безопасности газовых поставок в целом, в отрасли – кадровый дефицит из-за оттока кадров: техническим специалистам сейчас выгоднее уезжать на заработки, например, в Польшу или Венгрию.

«Нафтогаз» как крупнейший госхолдинг, в котором сконцентрированы основные финансовые потоки нефтегазовой отрасли, всегда стремился влиять на деятельность облгазов и контролировать ее. До нынешнего прецедента ярким эпизодом была история, инициатором которой в 2008-2009 годах выступил зампредправления НАК Владимир Триколич (НАК в то время возглавлял Олег Дубина, премьер-министром была  Юлия Тимошенко). Тогда «Нафтогаз» решил перейти на новые договорные отношения с облгазами, при которых поставки газа потребителям должны осуществляться только при условии его полной платы «Нафтогазу». Если же какой-то облгаз отказывался подписать договор на новых условиях, то НАК планировал заключать договора с линейными (местными) управлениями «Укртрансгаза», которые также могут обслуживать потребителей.

О чем спорят теперь? Конфликт, который возник между «Нафтогазом» и облгазами в наши дни, разворачивается на фоне новых правил, предусмотренных Кодексом ГТС. В этом его особенность и подоплека, породившая терминологическую путаницу и нестыковку в понимании ситуации на рынке.

Небаланс, по Кодексу ГТС, – это разница между поданными на поставку и отобранными объемами газа, а несанкционированный отбор  газа  – это отбор ресурса при отсутствии подтвержденной номинации (заявки). По сути, в новых терминах участники спора сейчас говорят о нераспределенном газе, который отобран без документального подтверждения – так возникает разбалансированный рынок.

Подобная проблема впервые возникла в Украине в 2002 году, когда на отечественном газовом рынке работало более сотни «поставщиков, дилеров и киллеров». Среди них в то время была популярной схема мошенничества: они переставляли друг другу объемы газа, а потом исчезали. Поэтому невозможно было отследить цепочку газовых поставок и найти того, кто должен оплатить ресурс.

Откуда берется разница в цене? Сейчас цепочка передачи газа предельно ясна:  «Нафтогаз» – «Укртрансгаз» – региональные газсбыты (облгазы) – конечный потребитель/ТКЭ.

Но поскольку  какие-то номинации на поставку газа (прежде всего, для ТКЭ) оказываются неподписанными, то эти объемы на уровне «Укртрансгаза» переходят в небаланс. Без номинации доказать, что произошел несанкционированный отбор газа (т.е. воровство), можно только в суде. Пока судебного решения нет, то «Укртрансгаз» должен закрывать небаланс за счет газа, приобретенного на тендере у «Нафтогаза» по коммерческой стоимости.

Таким образом, НАК через небаланс «Укртрансгаза» получает возможность реализовывать газ по рыночным ценам для  предприятий ТКЭ, которые должны закупать газ по социальным (заниженным) ценам. На облгазы идет продажа ресурса по коммерческой цене с коэффициентом 1.2, а на ТКЭ – уже с коэффициентом 2.

Так и происходит превращение 4500 грн за 1000 куб. м газа для предприятий теплокоммунэнерго в 20 000 грн, о которых говорили тепловики на встрече в Государственной регуляторной службе.

Кто крайний в схеме? «Раньше нераспределенный газ считался тем ресурсом, который непонятно кто взял. Для урегулирования ситуации искали конечного потребителя, проводили для этого специальные расследования. Но теперь известен и конечный потребитель, и первичный поставщик. Поэтому отношения между «Нафтогазом» и облгазами, за которыми сейчас все наблюдают, – это даже не конфликт по своей сути, а перебрасывание «Нафтогазом» ответственности на других участников рынка. Или вообще попытка «Нафтогаза» снять с себя ответственность за сложную ситуацию с платежами на рынке. «Укртрансгаз» волею судьбы оказался в центре конфликтующих сторон.  А процедура учета газа прописана так, что крайними оказываются облгазы, независимо от того, кто их контролирует», –  так растолковал суть нынешней запутанной и напряженной ситуации в разговоре с Mind один из видных игроков украинского газового рынка, который стоял у истоков его создания и разбирается в его хитросплетениях.

Проблема для «Укртрансгаза» также в том, что ему сложно регулировать объемы поставок: управляя трубой диаметром 1,4 м, он не может ее просто перекрыть для блокирования передачи несанкционированного ресурса облгазам, чтобы предотвратить наращивание собственных долгов. Ведь ГТС – это взрывоопасный объект, который требует соблюдения строгой техники безопасности и поддержки определенного давления подачи газа, чтоб избежать катастрофы.

Каким будет исход конфликта? За нынешним  жестким противостоянием с тревогой наблюдает не только отечественный газовый рынок, но и ключевые западные партнеры Украины. При этом «Нафтогаз» снова решил демонстрировать непримиримую позицию по отношению к  оппонентам. Но если раньше поддержку неоднозначным действиям топ-менеджмента госхолдинга оказывала Администрация президента, то теперь, по информации Mind, там заняли нейтральную позицию. Свою роль в этом сыграли решительные требования Еврокомиссии по разделению холдинговой структуры «Нафтогаза» и созданию независимого от НАК оператора ГТС.

При таком раскладе руководству госхолдинга традиционно остается рассчитывать на поддержку наблюдательного совета, который отличается лояльной позицией по отношению к его действиям.  Однако без помощи извне справиться со сложившейся ситуацией уже вряд ли удастся. Как стало сегодня известно, набсовет «Нафтогаза» даже готов привлечь международную консалтинговую компанию PricewaterhouseCoopers (PWC) к консультациям по скорейшему отделению оператора газотранспортной системы. Приступить к работе внешние консультанты должны в самое ближайшее время.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате