Деньги на свалке: почему стоит строить биоТЭЦ в Украине

Деньги на свалке: почему стоит строить биоТЭЦ в Украине

Но инвесторы ждут от Верховной Рады окончательного «вердикта» относительно судьбы ВИЭ

Этот материал также доступен на украинском
Деньги на свалке: почему стоит строить биоТЭЦ в Украине
Фото: pixabay

Как ранее сообщал Mind, в феврале парламентарии планируют рассмотреть во втором чтении законопроект №8449-д об обеспечении конкурентных условий производства электроэнергии из альтернативных источников.

В ходе подготовки к повторному принятию документа депутатам, в частности, нужно решить: снижать или не снижать на 10% «зеленый» тариф на производство электроэнергии из биомассы и биогаза для объектов, которые будут введены в эксплуатацию с 1 января 2020 года.

Как утверждают представители отрасли, от этого решения зависят во многом перспективы развития украинской биоэнергетики по части выработки электричества.

Норма о 10%-м снижении «зеленого» тарифа для объектов биоэнергетики с 2020 года содержится в действующем законе. Кроме того, для тех объектов, которые будут введены в эксплуатацию после 1 января 2025 года, должно состояться повторное снижение тарифа на 10%. 

Однако в ходе доработки законопроекта, который устанавливает новые правила игры для ВИЭ, депутаты и отраслевые эксперты усомнились в целесообразности урезания цены киловатт-часа для установок на биомассе и биогазе. Дело в том, что процесс выработки электроэнергии из собственного аграрного сырья или лесных отходов в Украине и без того хромает на обе ноги – в сравнении с СЭС и ВЭС доля биоэнергетики в выработке электричества мизерная.

И как утверждают представители отраслевых ассоциаций, 10%-е снижение действующего  «зеленого» тарифа с 2020 года способно полностью затормозить развитие биоэнергетики по части производства электроэнергии.

Вот как прокомментировал Mind ситуацию председатель Украинской ассоциации возобновляемой энергетики Алексей Оржель:

«Развитие биоэнергетики в Украине, где много земли отведено под аграрные цели, имеет очень большой потенциал. Несмотря на это, мы не видим особого прироста мощностей в данном секторе. В связи с этим участники нашей ассоциации, которая объединяет большинство ведущих производителей электроэнергии из возобновляемых источников Украины, считают необходимым дать возможность этому сектору начать свое развитие. Соответственно мы предлагаем в законопроекте №8449-д, который сейчас готовится ко второму чтению, отменить снижение тарифа на биомассу и биогаз в 2020 году. Вместо этого предусмотреть его поэтапное снижение на 5% в 2021 и 2022 годах.

Необходимо понимать, что утилизация сельскохозяйственных отходов – это не только получение чистой энергии. Это решение многих экологических проблем».

Каковы конкурентные недостатки биоэнергетики? Почему именно к вопросу снижения «зеленого» тарифа на производство электроэнергии из биомассы и биогаза приковано столь активное внимание депутатов и отраслевых участников?

Как рассказал Mind генеральный директор ООО «Смелаэнергопромтранс» (объединяет биоТЭЦ В Смеле и Переяслав-Хмельницком) Владимир Куковальский, именно выработка электричества на ТЭЦ и ТЭС на биомассе является наиболее сложным бизнесом в «зеленой» энергетике с экономической и эксплуатационной точек зрения.

Первое: сырье. В отличие от СЭС, ВЭС и ГЭС, которые работают на солнце, ветре и воде, биоустановка требует заготовки, доставки и переработки биосырья. Это дополнительные расходы. БиоТЭЦ мощностью 5–6 МВт использует порядка 8000 кубометров леса в месяц или 10–15 машин сырья в день.

В качестве топлива используются лесные отходы, солома, стебли кукурузы, шелуха подсолнечника – в случае с твердой биомассой, или жом, силос и навоз – при использовании биогаза.

Следует также учитывать, что на рынке сырья растет конкуренция в связи с постепенным замещением природного газа при производстве тепла.

Второе: эксплуатация. В сравнении с другими видами ВИЭ, биоэнергетика наиболее сложная в эксплуатации. На ТЭЦ в Переяслав-Хмельницком мощностью 5 МВт установлены 1500 датчиков.

На биостанциях много механизмов и автоматики, они требуют ежегодных плановых ремонтов, а также подготовки и содержания значительного количества персонала, включая высококвалифицированных специалистов. Собственно, как это происходит на любой тепловой или атомной электростанции в традиционной энергетике.

Третье: сроки строительства. Для сооружения станции на биомассе необходимо 2–3 года, включая стадии проектирования, сооружения и монтажа оборудования. А вот СЭС можно построить за полгода – год.

Кроме того, если капитальные затраты при сооружении СЭС и ВЭС из года в год снижаются, то оборудование для ТЭЦ, в силу инфляционного фактора, только растет в цене. А вот солнечные панели подешевели за два последних года на 30–40%.

Соответственно, если срок окупаемости в биоэнергетике составляет 6–7 лет, то в солнечной и ветряной – 4–5 лет.

Каковы преимущества биоэнергетики? В то же время биоТЭЦ обладают рядом положительных характеристик, в силу которых их развитие является крайне желательным как для энергосистемы, так и для национальной экономики в целом.

Первое: стабильный режим работы. ТЭЦ на биомассе и биогазе работают в ровном графике нагрузки и, в отличие от солнечной и ветряной энергетики, не требуют замещающих мощностей. Это крайне важно для Украины, где дефицит маневренных мощностей является одной из потенциальных причин для возможного сдерживания развития возобновляемой энергетики в будущем.

Второе: развитие экономики регионов. Вот как прокомментировал Mind данное преимущество биоэнергетики учредитель Всеукраинской теплогенерирующей компании «Укртепло» Иван Надеин:  

«Мы развиваем дополнительные мультипликаторы: сбор, доставку, логистику, подготовку сырья. А это развитие регионов и рынка рабочей силы. Кроме того, если в солнечной и ветряной энергетике в основном покупают за валюту импортное оборудование, то в биоэнергетике высока доля местной составляющей. Это, в том числе, является дополнительным стимулом и для нас, поскольку наши ТЭЦ могут получать надбавку к «зеленому» тарифу за использование украинского оборудования».

По словам Владимира Куковальского, расстояние между биостанциями должно составлять минимум 200–300 км, так как плечо поставки сырья – 150–200 км. Это позволяет задействовать для развития биоэнергетики максимальное количество регионов.

Третье: замещение импортного газа. Украина, в силу своих территориальных размеров и низкой плотности заселения, имеет, по европейским меркам, большой сырьевой потенциал – это порядка 7 млн. кубометров в год лесных отходов и 30 млн тонн аграрной биомассы. Однако этот потенциал пока эффективно не используется.

«Мы до сих пор экспортируем пелеты из подсолнечника в Европу, и импортируем при этом газ, который можно заместить биомассой. Рынок должен это отрегулировать, вводя установки по сжиганию собственного сырья», ‒ говорит Иван Надеин.

Кейсы для инвесторов. На одном из недавних профильных форумов Биоэнергетическая ассоциация Украины представила ТЭО демонстрационных проектов для потенциальных инвесторов в отечественной биоэнергетике.

Расчеты ассоциации позволяют оценить степень инвестиционной привлекательности тех или иных видов отраслевых бизнесов, связанных с переработкой сырья, производством биоэтанола, а также выработкой электрической и тепловой энергии.

Чому варто будувати біоТЕЦ в Україні

Презентация также содержит сравнительный анализ рентабельности и окупаемости разного вида объектов биоэнергетики, которые работают на одном виде топлива. Речь идет о трех разных установках: ТЭС – для производства электроэнергии, ТЭЦ – для комбинированной выработки электроэнергии и тепла, и котельной – для выработки тепла. В частности, на втором слайде ниже обозначены объекты, работающие на стеблях кукурузы.

Итак, самой непривлекательной для инвесторов является тепловая электростанция (ТЭС) мощностью 6 МВт для выработки электричества. Как следует из презентации, этот проект, стоимостью 15,9 млн евро, в случае его строительства за собственные средства, имеет простой срок окупаемости шесть лет при внутренней норме рентабельности (IRR, Internal Rate of Return) 13%.

Если же под сооружение этого объекта привлечь еще и кредит в размере 60% его стоимости на восемь лет и под 8% годовых, IRR проекта и вовсе снижается до 10%. Срок окупаемости при этом возрастает до 7,2 года.

«Этот проект не интересен инвестору. Международные кредиторы не финансируют проекты с IRR менее 20%, поэтому только одну электроэнергию вырабатывать никто не будет. Однако если дополнить выработку электрической энергии в когенерационном цикле еще и теплом, все становится интересней», ‒ заявил Mind председатель правления Биоэнергетической ассоциации Украины Георгий Гелетуха.

То есть если на базе той же ТЭС установить дополнительно 18 МВт мощности по производству тепла, IRR такого проекта, без привлечения кредита, возрастает до 23%, а срок окупаемости снижается до 4,1 года.

А еще интересней построить котельную мощностью 10 МВт тепловой энергии. Здесь IRR составляет 28%, срок окупаемости – 3,4 года.

«Таким образом, мы видим, что ТЭЦ, которые вырабатывают и электроэнергию, и тепло, находятся по экономике между котельными и ТЭС. Однако здесь уже возникает проблематика другого уровня – подключения к теплосетям. Нужно договариваться с городом, с монополистом теплокоммунэнерго. Но какой интерес ТКЭ подключать ТЭЦ, если она заберет у него часть рынка? Даже если тепло биоТЭЦ будет на 20–30% дешевле, чем на природном газе, то кто же его купит?» ‒ говорит Георгий Гелетуха.

Есть ли потенциал у украинской биоэнергетики? По словам Ивана Надеина, если парламентарии с 1 января 2020 года снизят «зеленый» тариф на производство электроэнергии из биомассы и биогаза, развитие отрасли может остановиться.

«Мы не говорим о повышении тарифа, мы пытаемся объяснить законодателю, что он должен оставаться хотя бы на действующем уровне. Если он останется на нем, мы прогнозируем, что в ближайшее время сможем увидеть рост биоэнергетики из сельскохозяйственной массы и отходов лесной промышленности», – говорит учредитель компании «Укртепло».

По данным Госэнергоэффективности, на 1 января этого года общая мощность установок биоэнергетики, которые работают на «зеленом» тарифе, составляла: 51 МВт – на биомассе и 46 МВт – на биогазе.

Энергетическая стратегия Украины на период до 2035 г. предусматривает наращивание доли тепла, производимого из возобновляемых источников, до 40%. Для достижения этой цели понадобится 24 000 МВт тепловой мощности. Приблизительно половину этой цифры обеспечит население. Еще порядка 12 000 МВт – это промышленность и системы централизованного отопления. Сценарий Энергетической стратегии предусматривает возможное размещение на их тепловой нагрузке дополнительно 1780 МВт мощности электрической.

Украинской биоэнергетике есть куда расти. Сырьевой потенциал это тоже позволяет.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате