Кандидатская по экономике: подводные камни программы лидера БЮТ. ч. 1

Кандидатская по экономике: подводные камни программы лидера БЮТ. ч. 1

Или как можно бороться с кланами олигархов путем предоставления им новых кредитов

Этот материал также доступен на украинском
Кандидатская по экономике: подводные камни программы лидера БЮТ. ч. 1
Юлия Тимошенко во время заседания Согласительного совета, Киев, 11 марта 2019 г.
Фото: УНІАН

Mind продолжает публикацию редакционного анализа решений, которые предлагают (или чаще – не предлагают) по отдельным отраслям кандидаты в президенты Украины. С полным перечнем вопросов, на которые мы искали «ответы» у кандидатов, можно ознакомиться здесь; все материалы специального проекта Mind «Кандидатская по экономике» здесь.

Читайте также: Кандидатська з економіки. Відповіді Юлії Тимошенко: державні фінанси, ринки та макроекономіка ч. 1

Команда Юлии Тимошенко представила редакции ответ на половину вопросов анкеты «Кандидатская по экономике»Mind представляет редакционную рецензию на них. Наша цель – указать, по нашему мнению, на сильные и слабые стороны ответов кандидатов, а также на риски, с которыми столкнется кандидат на посту президента (или другой возможной должности в исполнительной власти).

Подготовка программ, выступлений и презентаций всегда было сильной стороной Юлии Тимошенко. Глубина, оформление, масштабность – нужно отдать должное тем, кто причастен к их составлению. Однако первым ассоциативным воспоминанием по этим документам – презрительные усмешки представителей американских и европейских инвестиционных фондов, которые они часто не могли скрыть, впервые слыша макроэкономические ориентиры из этих программ. Так бывало в финальной части периода ее премьерства. И, возможно, будет в будущем.

Сразу нужно очертить – большая часть слов, авторизованных подписью Тимошенко, являются чистой правдой. Особенно когда речь идет о живописании накопившихся проблем. Сложности проявляются, когда речь заходит о путях устранения дисбалансов, генерации решений на перспективу.

Политика в управлении госфинансами

Например, признание того, что перераспределение ВВП находится на высоком уровне можно только приветствовать. Однако сокращение его уровня лишь до 30% вряд ли остановит дивергенцию экономики Украины и стран ЕС: беднейшая страна Европы будет физически раздавлена тяжестью своего же государства.

Время обычных мер экономического оздоровления уже давно прошло. На сегодняшний день они могут лишь законсервировать ситуацию еще на дополнительное время, но патогенная среда на стыке госноменклатуры и коррумпированных корпораций обеспечит сохранение деструктивных суицидных тенденций.

Суицидных потому, что они формируют (при сложившемся количестве внешних врагов Украины) избыточное количество рисков, в том числе риск потери управляемости и вообще суверенитета. Огромный госаппарат, лояльность к коррупции, высокие налоги уничтожали и более прочные государственные образования, чем Украина.

В этом свете предложения о рестрикции роли государства выглядят избыточно размытыми. При практической реализации они могут стать как решением, так и новой проблемой. К примеру, лишать субсидирования отечественные отрасли, тогда как аналогичные отрасли за рубежом получают господдержку – ослаблять позиции отечественных производителей в международной конкурентной борьбе.

К тому же сокращение расходов на госуправление на 5% и 30% – это принципиально разные вещи. Можно сократить на треть персонал в центральном госаппарате в результате использования опыта Эстонии по внедрению электронного правительства. Или наметить сокращение общего количества госорганов двое. Но конкретных маяков  в этом вопросе не обозначено, что снижает доверие к таким заверениям.

Предложение о повышении эффективности госзакупок нужно сопровождать хотя бы наброском инструментов, которые будут применяться для преодоления сопротивления групп, которые незаконно обогащаются в этой сфере.

Ответственный политик не может просто пообещать отрубать руки, но может предложить солидарную имущественную ответственность ближайших родственников таких преступников, ужесточение до максимального уровня уголовной ответственности при потерях бюджета свыше 30 млн грн, введение системы значительных премий для лиц, оказавших определяющее содействие в выявлении доказательств незаконного обогащения (вплоть до 20% от конфискованных сумм). Отсутствие такой конкретики оставляет большую свободу в случае реализации госполитики в перспективе, но и снижает вес таких заявлений.

Конечно, если бы пост президента был призом в конкурсе проектов программ, то Тимошенко безальтернативно стала его обладателем. Однако, если гладко на бумаге, в жизни часто буераки.

Премьер Тимошенко приняла страну в декабре 2007 года со смешным по нынешним временам совокупным (прямым и гарантированным) госдолгом в  $17,573 млрд, а сдала в начале марта-2010 с $37,944 млрд. Рост общего госдолга в этот период в 2,2 раза сформировал модель госуправления на долговом основании, которая эксплуатируется до сих пор.

Под давлением президента Кучмы дефицит госбюджета был сокращен с 6,6% ВВП в 1997 году до 1,5% – в 1999 году. В последующем госбюджеты Украины в 2000-м и 2001 годах были сверстаны с нулевым дефицитом. Это показало, что при наличии политической воли можно сформировать основания для экономического оздоровления и притока иностранных инвестиций. Вместе с тем с тех пор никто из политиков не осмеливался повторить аналогичные непопулярные меры, что в результате привело страну к прогулкам по дну.

Кстати, опыт Молдовы показывает, что любое дно условно и всегда ситуация может ухудшиться. В ноябре прошлого года эту соседнюю страну и ассоциированного члена ЕС признали государством, захваченным олигархическими группами. Если ситуацию не менять, Украина рискует получить этот титул вместе с сопутствующими потерями.

Поэтому, когда звучат намерения дешево занимать деньги у чужих и недорого раздавать их своим, всегда  хотелось бы услышать конкретный план на случай, если никто под такие ставки денег не даст. 

Государство больно коррупцией и безответственностью чиновников. Без очевидных сдвигов в преодолении этого социального зла реализация масштабных инфраструктурных проектов будет лишь подпитывать те самые кланово-олигархические сонмища.

Кроме того, в переходной период приоритет индивидуальных потребностей, возможно, целесообразно уменьшить по сравнению с общественными нуждами. Например, если сохранять инвестиции в транспорт, то в большей мере – в систему железнодорожного соединения и общественного транспорта. Строить стадионы к очередному чемпионату – безответственное расходование народных средств в критической ситуации.

Изменения в сфере пенсий, видимо, начнут происходить лишь после возникновения задержек с их выплатой. А пока: средний размер месячной пенсии в 2018 году составил 2479,2 грн, тогда как годом ранее – 1828,3 грн. Рост на 35,6%. Это выше роста производительности труда, ВВП, инфляции и даже дефлятора ВВП. Однако, благосостояние пенсионеров основательно разрушено инфляцией в предыдущие годы, что даже такое увеличение не защищает от проблемы оплаты счетов за газ, продовольствие и лекарства.

На этом фоне за счет денег налогоплательщиков в 2018 году выплачено пенсий на сумму около 150 млрд грн (15% от расходов госбюджета), в 2019-м планируется уже 167 млрд грн. Это разрушительные показатели.

И как будет решена эта проблема за счет предлагаемого введения индивидуальных пенсионных счетов – абсолютно не ясно. Зато ясно куда может привести дальнейший необоснованный рост социальных расходов – об этом свидетельствует опыт Венесуэлы.

Госрегулирование и налоговая политика

И немного о войне – в этот раз о мировой войне за инвестиции. И одно из орудий в этой войне – снижение налогов. Пока Украина существенно проигрывает при сравнении со странами ЕС, которые имеют минимальные ставки. Налог на доходы физлиц в Украине – 18%, а в Болгарии и Румынии – 10%, налог на прибыль – у нас 18%, в Венгрии – 9%, НДС отечественный – 20%, в Люксембурге – 17%. Есть куда расти даже без введения налога на выведенный капитал.

Юлия Владимировна не отказывается от своих идей «социальной справедливости» и в этот раз. Для бизнеса это означает значительное влияние государства на его развитие. В штабе кандидата не верят в эффективность слепой руки рынка.

В то же время отдельным блоком лидер БЮТ обещает провести либеральную налоговую реформу, дерегуляцию и сокращение количества налогов. И если в активную борьбу с теневым сектором в случае победы Тимошенко верится легко, то в массовую либерализацию – с трудом. Зато переговорщик из Юлии Тимошенко – прекрасный. За время своего премьерства она не выполнила ни одного требования МВФ, с которым не была согласна. Поэтому принятие ПнВК и снижение регулируемых цен на энергоносители (за счет внутренней добычи или дотаций НАКа) – вполне реальные действия, которых стоит ожидать.

Но почему кандидат в президенты не обратила внимания на проблему релевантности ценовой статистики? Возможно, это последовательная политика: именно при премьере Тимошенко от обычных украинцев скрыли оперативные данные о динамике ВВП.

Банковское регулирование

Опережающий инфляционную динамику рост средних пенсий (36%) и зарплат (25%), а также увеличение гривневого кредитования физлиц банками на 31,5% и финансовыми компаниями на 39,5% (за девять месяцев) активно разогревали потребительский спрос. Это воздействие усиливалось за счет поступающих денег трудовых мигрантов, общий объем которых вырос за прошлый год по оценке НБУ на 24%.

Как мог избежать Нацбанк повышения ставок в таких условиях, стремясь хотя бы замедлить инфляцию?

Конечно, монетизация экономики существенно сократилась. Однако вернуть стимулы для кредитования, не решив перед этим задачу проблемных кредитов и защиты прав кредиторов, будет означать возвращение галопа цен и, как результат, перераспределение национального богатства в пользу более состоятельных слоев населения.

Кстати, украинские кланово-олигархические и прочие корпорации без каких-либо последствий перестали погашать и обслуживать кредиты на сумму 536 млрд грн, или 57% от такого кредитного портфеля банков. При сохранении действующего движка они с удовольствием примут из рук нового руководителя страны кредиты под 3%, чтобы рассчитаться по просроченным пятилетним займам, которые привлекались под 18%. С точки зрения налогоплательщика довольно сомнительный гешефт.

Радует оценка Тимошенко краха частной банковской системы Украины  и позиция по приведению к ответственности тех, кто принимал ключевые ошибочные решения в ее управлении. Это важнейший элемент восстановления доверия к государству и банкам. Действительно, рынок нужно было чистить от токсичных активов, а не от банков. И конечно, бороться с отмыванием денег, а не за уничтожение кредитно-финансовых учреждений.

Вместе с тем все проваливается в зияющую пустоту в том месте, где ожидалось увидеть изложение принципов повышения ответственности банкиров, чиновников надзора и крупнейших должников. А что же там есть? Предложение о смягчении требований к залогам и формированию резервов.

Конечно, решать проблемы банков и экономики за счет дешевых кредитов – это вполне в европейском тренде. Но есть проблема. Наш НБУ для этого будет печатать гривну, тогда как Европейский центральный банк – евро. Как избежать повторения катастрофы после начала новой госпрограммы по раздаче кредитов? Этот момент не освещается, и тут веет подвохом. 

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате