Кандидатская по экономике. Юлия Тимошенко и газ

Кандидатская по экономике. Юлия Тимошенко и газ

Какую экзотику привнесла нынешняя кандидат в президенты в «газовые» схемы и рыночные реалии

Цей матеріал також доступний українською
Кандидатская по экономике. Юлия Тимошенко и газ
Юлия Тимошенко во время заседания Окружного админсуда Киева, где оспаривает постановление Кабмина об отмене «социальных норм» потребления газа, 31 августа 2016 года
Фото: УНИАН

Mind продолжает публикацию редакционного анализа решений, которые предлагают (а чаще – не предлагают) по отдельным отраслям кандидаты в президенты Украины. С полным перечнем вопросов, на которые мы искали «ответ» у кандидатов, можно ознакомиться здесь; все материалы специального проекта Mind «Кандидатская по экономике» – здесь.

Читайте также: Кандидатская по экономике. Ответы Юлии Тимошенко: государственные финансы, рынки и макроэкономика

Читайте также: Кандидатская по экономике: подводные камни программы лидера БЮТ, рецензия Mind

Читайте также: Кандидатская по экономике. Юлия Тимошенко, промышленность и приватизация

Читайте такжеКандидатская по экономике. Юлия Тимошенко и аграрии

Читайте также: Кандидатская по экономике. Юлия Тимошенко, дороги, связь и цифровой разрыв

Предвыборный штаб Юлии Тимошенко частично предоставил ответы на вопросы Mind. Но нефтегазовую отрасль «обошел стороной». Поэтому Mind проанализировал высказывания кандидата по развитию отрасли на встречах с бизнесом и медиа, но с определенной поправкой на длительную историю работы Тимошенко с отраслью.

После распада Советского Союза газовый бизнес для Юлии Тимошенко оказался стартовой площадкой для карьеры в большой политике. Корпорации «Единые энергетические системы Украины» уже давно не существует, но это название устойчиво ассоциируется с ее именем, а также с бывшим премьером Павлом Лазаренко, который покровительствовал ее бизнесу.

В эту избирательную кампанию, как и во все предыдущие, отголоски тех времен едва не стоили Юлии Тимошенко репутационных потерь. Она заявляла, что осужденный в США Лазаренко, которого американское правосудие признало виновным в финансовых махинациях, может быть использован, чтобы навредить ей в президентской гонке. Этого до сих пор не произошло, но вероятность такого сценария по-прежнему остается. С приближением голосования ставки в борьбе за власть только растут.

Наиболее яркие страницы биографии Юлии Тимошенко неразрывно связаны с газом: управление бизнесом «ЕЭСУ» в начале 1990-х, война с Дмитрием Фирташем, вытеснение с рынка посредников «УкрГаз-Энерго» и RosUkrEnergo в конце 2000-х, заключение контрактов с «Газпромом» в непростых политических условиях зимы 2009 года, из-за которых она была осуждена в начале 2010-го.

С политической карьерой Тимошенко связаны и куда более нетривиальные эпизоды на газовом рынке. Например, в 2008 году в ее правительстве объявляли о небывалом прецеденте – заключении договоренностей с европейской компанией Vemex из Чехии, которая хотела арендовать украинские подземные хранилища газа. Но планам не суждено было сбыться: на поверхность всплыла информация, что это дочерняя структура «Газпрома».

В ту же премьерскую каденцию Тимошенко в новостях фигурировало совместное предприятие KazUkrEnergo. Эту компанию зарегистрировал энергохолдинг Korlea Invest, доминирующий тогда в экспорте украинской электроэнергии, чтобы попытать удачу в импорте газа из Казахстана, заручившись поддержкой на высшем государственном уровне. Идея с весьма сомнительными перспективами изначально, все-таки официально засвидетельствовала амбициозные попытки украинской стороны войти в переговоры с Москвой для диверсификации поставок газа на внутренний рынок, где основные схемы были завязаны на RosUkrEnergo и Дмитрии Фирташе.

Все упомянутые события из года в год утверждали неофициальный статус «газовой принцессы» Юлии Тимошенко. Теперь они могут стать для нее трамплином, чтобы оказаться на самом главном посту в системе государственной власти Украины. Какие перспективы ждут газовый рынок при таком повороте истории?

Про цены на газ для населения

Из выступления Юлии Тимошенко в Европейской Бизнес Ассоциации
По-перше, нам не можна підміняти поняття, не можна монополію називати ринком. На сьогодні в нас монополія «Нафтогазу».

Ми отримали ручний режим, який дає можливість на газ українського видобутку встановити ціну, яка за бухгалтерією «Укргазвидобування» має 200% рентабельності, а за деякими звітами 250% і вище.

Я не вірю в такий ринок і таке ціноутворення. У нас є український газ і є люди, які неплатоспроможні. Понад 60% людей отримують субсидії, це нормально?

Це безглуздий обіг грошей, коли частина йде в бюджет і в офшори, а потім – у субсидії через 250% рентабельності. Давайте визначимо рентабельність 60%, 30%, але не 250%. Це неправильний ринок.

Є 16,4 млрд куб. м українського газу. Встановіть нормальні ціни. Це розвантажить бюджет по субсидіях і дасть змогу людям відчути елемент справедливості.

Необхідно ламати монополію. Треба знімати монополію на імпорт газу. Хто зараз може імпортувати? З космосу? Хай з космосу везуть. Після зміни президента таємниці ціноутворення на імпортований газ не буде. Ми зможемо мати ринок, всі зможуть продавати газ, і ми матимемо ринкову ціну.

Из предвыборной программы «Новый экономический курс»
Ціна на український газ для населення буде знижена мінімум удвічі в перші тижні після інавгурації нового Президента України. Це відновлення справедливості в усіх її вимірах.

Ми направимо газ українського видобутку на потреби людей. Буде реформовано НАК «Нафтогаз України» і скасовано державне регулювання цін на газ.

Можливість такого зниження прорахована фахівцями і підкріплена цифрами. Це реально. Зниження ціни на газ спричинить за собою зниження тарифів на опалення і гарячу воду.

На встречи со СМИ в Харькове, март 2019
У президента достатньо повноважень для зниження тарифів на газ. Є рішення суду, яке говорить про те, що тарифи встановлені незаконно і вони завищені. Плюс у президента є повноваження накласти вето на незаконні постанови уряду, а постановою уряду встановлено ціну на газ. І Нацкомісія з регулювання в сфері енергетики, яка встановлює остаточні тарифи, теж формується президентом.

Комментарий Mind

В былые годы Юлия Тимошенко снискала славу сторонницы административных методов регулирования газового рынка. С этим связаны главные опасения бизнеса и в этот раз. Но она стремится смягчить риски, признавая важность конкуренции и обещая развивать биржевую торговлю всеми видами энергоресурсов.

Наиболее чувствительная для избирателей тема – цены на газ и коммунальные услуги, которые на фоне падающего благосостояния населения в последнее время значительно выросли.

Тимошенко декларирует, что уже в первый месяц после победы на президентских выборах тарифы на газ уменьшатся вдвое, а это повлечет за собой также уменьшение коммунальных тарифов.

Резерв для такой оптимизации она видит в переговорах с Международным валютным фондом об условиях кредитования Украины, но прежде всего – в бухгалтерии «Нафтогаза», где, как она считает, заложена чрезмерная рентабельность добычи газа на украинских промыслах, который должен использоваться исключительно на нужды населения.

Споры о себестоимости газа внутренней добычи – популярная и горячо любимая тема украинских политиков. Играя на слабостях избирателей, они подливают масла в огонь своими громкими обещаниями о дешевых энергоресурсах, которые так дороги сердцу многих граждан еще с советских времен.

Но в таких популярных суждениях упускается из вида специфика разработки украинских газовых месторождений.

Во-первых, в большинстве своем они требуют использования дорогостоящих современных технологий, которые облегчают доступ к труднодоступным залежам.

Во-вторых, затраты на бурение одной скважины могут достигать нескольких миллионов долларов, но никогда нет гарантии, что бурение окажется успешным. Компании не защищены от таких неудачных попыток, ведь геологическая разведка – это не точная наука, но она позволяет сократить риски, которые учитываются в себестоимости добытого газа.

Дешевые энергоресурсы порождают не только проблему теневых схем и коррупции на государственном уровне, но также способствуют неэффективному энергопотреблению. А в итоге это негативно сказывается на экономическом росте всей страны и ее конкурентоспособности в международном масштабе.

О Стокгольмском арбитраже

В интервью «Радио Свобода», март 2019
Виграв той контракт, який підписав мій уряд. Тому що вони (юристи «Нафтогазу) пішли з нашим контрактом у Стокгольмський арбітраж. І вони виграли гроші в Російської Федерації тільки тому, що в них в руках був цей контракт. І я можу сказати, що це й для всіх юристів, і України, і правознавців світу очевидний факт.

Якщо контракт був би підписаний не в інтересах України і не на користь України, ніякий Коболєв ніякий Стокгольмський арбітраж виграти не міг.

Крім того, після того, як було рішення Стокгольмського арбітражу, російська сторона заявила, що вони хочуть розірвати цей контракт. І це для мене найбільша нагорода. А президент України сказав, що він нікому не дасть до цього контракту доторкнутися. Ось реальна оцінка цього контрактом.

Комментарий Mind

Контракт на поставку российского газа, который был подписан в 2009 году, когда Юлия Тимошенко была премьер-министром, по своему формату ничем не отличается от типового договора, который подписывает «Газпром» с другими зарубежными потребителями.

Была в нем лишь одна специфическая особенность – это базовая цена в формуле расчета стоимости поставок газа в Украину. Упомянутые в договоре $450 были явно завышены, имели под собой политическую подоплеку и связывали ценообразование с политическими факторами, прежде всего – с присутствием во власти конкретных лиц, которые выступали гарантами определенных условий, выгодных России.

Тут уместно также вспомнить, что контракты 2009 года подписывались под беспрецедентным давлением Кремля и при риске  прекращения транспортировки газа через Украину в Европу зимой, когда спрос у потребителей на голубое топливо особенно велик.

Прессинг шел также со стороны оппонентов Юлии Тимошенко из так называемой группы RosUkrEnergo. Противостояние во власти стало базовой причиной, которая привела к подписанию договоренностей с «Газпромом», выгода от которых была весьма сомнительна изначально, и это подтвердил впоследствии Стокгольмский арбитраж.

Наиболее эффективным противоядием от повторения подобных ситуаций для Украины является реформа газового рынка и административного сектора, а также развитие конкуренции, причем не только в бизнесе, но и среди политических сил, которые борются за власть в стране.

О внедрении рынка газа

На украинском завтраке в Давосе, январь 2019
Деякий час не буде ринку, оскільки його ще побудувати потрібно. Потрібно буде принаймні три-чотири місяці – півроку, щоб побудувати ринок. Але до цього має бути правильне ціноутворення при монополії, як в інших країнах: не з довідника «стеля», коли уряд постановою встановлює «ринкову» ціну на газ.

Ключовим фактором у створенні ринку газу є демонополізація імпорту.

Комментарий Mind

В представлении Тимошенко, если судить по ее публичным заявлениям, реформы украинского газового рынка могут быть связаны с реализацией идеи о ликвидации холдинга «Нафтогаз Украины» для развития конкуренции на газовом рынке. Сомнения в целесообразности существования НАК на рынке ранее высказывал также финансист Джордж Сорос, называя компанию «основным источником коррупции» в украинской экономике.

Важность конкуренции Тимошенко подчеркивает красноречивыми и одновременно фантастическими высказываниями о том, что импортировать газ надо даже «из космоса». Похожим образом она намеревалась когда-то организовывать импорт из Туркменистана, но делала ставку на транспортировку дирижаблями, чтоб миновать препятствие в виде отсутствия договоренностей с «Газпромом» о транзите.

Отдельного комментария заслуживает ремарка Тимошенко о том, что «монополию нельзя называть рынком». Тут с ней поспорит любой экономист. Монополия – это один из видов рынков. Чтобы предотвратить злоупотребления компаний-монополистов, существует государственное регулирование.

Но в Украине здесь по-прежнему остаются сильны традиции старой советской номенклатуры, когда чиновники куда больше нацелены на реализацию собственных интересов, чем общественных. Украинское антимонопольное законодательство – одно из самых прогрессивных в Европе, оно разрабатывалось при непосредственном участии зарубежных специалистов.

А корень проблемы – в отсутствии правовой культуры и независимой судебной системы в стране. Кардинально изменить ситуацию пока не помогли даже административные и правовые реформы.

Отраслевой госрегулятор – Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг – независимым является гипотетически. Кроме того, это весьма неэффективная госструктура с точки зрения концентрации рыночных сегментов, которые входят в сферу ее компетенции, что противоречит прогрессивным практикам зарубежных стран. Но это же превращает ее в удобный политический механизм влияния на бизнес.

Безусловно, в таких сегментах как добыча, импорт и реализация газа важно развитие конкуренции и наличие множества игроков, чтобы у потребителей был выбор. Это будет способствовать не только снижению цен в борьбе за покупателей, но и повышению качества услуг. Хотя противоборствующие группы во власти оказывают сильное сопротивление реформам, Украине предстоит выполнить обязательства, взятые перед западными партнерами, которые поддержали страну в политическом противостоянии с Россией.

Это даже вопрос не выживания, а цивилизационного выбора дальнейшего пути развития страны.

Telegram-канал автора: ROTHSCHILD QUEST: ENERGY TRENDS

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате