Семь дней нефти и газа: нефтедоллары для «зеленой» энергетики, нефть в истории Facebook, «девальвация» саудовского гиганта и налог на СО2

Семь дней нефти и газа: нефтедоллары для «зеленой» энергетики, нефть в истории Facebook, «девальвация» саудовского гиганта и налог на СО2

Дайджест самых важных и увлекательных сюжетов в мировом нефтегазовом бизнесе и энергетике за неделю

Этот материал также доступен на украинском
Семь дней нефти и газа: нефтедоллары для «зеленой» энергетики, нефть в истории Facebook, «девальвация» саудовского гиганта и налог на СО2
Фото: @ksa_climate, saudiaramco.com, pixabay.com, facebook.com/zuck

Как всегда, по понедельникам Mind знакомит читателей с наиболее захватывающими сюжетами, которые волновали глобальную индустрию, связанную с производством и торговлей энергоресурсами.

Сегодня в выпуске:

Вызов – нефтедоллары перетекают в «зеленую» энергетику

Конфликт – Цукерберг переписал историю Facebook

Партнерство – СПГ пользуется все большим спросом

Интрига – 10 причин для отказа от покупки акций Saudi Aramco

Бонус – спасет ли человечество налог на СО2?


Вызов недели: нефтедоллары перетекают в «зеленую» энергетику

Инвесторы готовы вывести сотни миллиардов долларов из нефтегазовых проектов и увеличить финансирование альтернативной энергетики.

Вряд ли кого-то удивишь тем, что в наши дни добыча ископаемого топлива постоянно теряет привлекательность. Теперь эта устойчивая тенденция обретает все более четкое финансовое выражение. 

Компания Octopus Group изучила рынок и выяснила, что в ближайшие 10 лет инвесторы планируют вывести $920 млрд из проектов по добыче ископаемых энергоресурсов.

Порядка ста бизнесменов, представляющих активы на сумму $5,9 трлн, заявили о намерениях в течение этого периода сократить свой нефтегазовый портфель на 15,6%, причем около 6% активов они планируют продать уже в следующем году. Значительная часть полученных средств будет направлена в проекты, связанные с возобновляемыми источниками энергии: такие инвестиции планируется нарастить до 5,2% в течение 2020-го и до 10,9% – к началу 2030 года.

Новости, которые можно сравнить с глотком свежего воздуха в консервативном мире нефтяного бизнеса, создают не только компании, но и страны, чьи экономики основаны на добыче ископаемого топлива.

Пожалуй, наиболее резонансная из них связана с Саудовской Аравией и программой реформ наследного принца Мохаммада бин Салмана. Государство, которому еще не исполнилось 100 лет, до сих пор ищет свое место на мировой арене и делает первые шаги на пути строительства современной экономической системы. Обладание одними из самых больших запасов нефти в мире стало для саудитов преимуществом и одновременно большим недостатком после падения цены на нефть в 2014 году.

Экономика королевства, практически целиком зависящая от продажи нефти, в последние годы перестала быть конкурентоспособной: назрела модернизация. Три года назад Мохаммад бин Салман анонсировал Saudi Vision 2030 – амбициозную экономическую программу, призванную подтвердить статус королевства как «сердца арабского и исламского мира, инвестиционного центра и хаба, соединяющего три континента».

Опираясь на три столпа – общество, экономику и нацию, программа призвана снизить зависимость Саудовской Аравии от нефтяных доходов, модернизировать экономику и стимулировать развитие медицины, образования, инфраструктуры и туризма. В энергетическом блоке программы планируется увеличить активы Публичного инвестиционного фонда PIF с 600 млрд до 7 трлн риалов, нарастить долю применения местных товаров, услуг и рабочей силы в нефтяном секторе с 40% до 75%, поднять процент доходов от ненефтяного экспорта в ВВП с 16% до 50%, а также провести IPO нефтяной компании Saudi Aramco (не более 5% акций) и оптимизировать субсидии на энергоресурсы.

Японский SoftBank уже приступил к реализации в королевстве проекта по солнечной энергетике на $200 млрд. Речь идет о создании крупнейшего в мире парка солнечных батарей.

В аналогичном направлении – сокращения зависимости от нефтяных доходов – перестраивает экономику Казахстан (12-е место в мире по запасам черного золота). Кроме решения проблемы экономической уязвимости из-за нестабильных цен на нефть, развитие возобновляемой энергетики в стране улучшит экологическую ситуацию.

Государственная программа «Зеленая экономика» предполагает, что к 2020 году доля альтернативного топлива в производстве электроэнергии в Казахстане должна составлять уже 3%, к 2030-му – 30% и 50% – к 2050 году. Но растущий внутренний спрос на электроэнергию также требует серьезных инвестиций в модернизацию устаревшей инфраструктуры, построенной еще в советские годы.


Конфликт недели: Цукерберг переписал историю Facebook

На днях Марк Цукерберг выступил перед студентами в Университете Джорджтауна с речью, в которой защитил подход Facebook к свободе слова. Но что самое интересное – он фактически переписал историю создания соцсети. В ней неожиданно начала фигурировать военная кампания США в Ираке, которая стала одним из знаковых эпизодов в борьбе за влияние на мировом рынке нефти. Из других странностей – комментарии под прямой трансляцией выступления Цукерберга были одинаково хвалебными.

Цукерберг сказал, что Facebook появился как площадка для выражения мнения после вторжения американских войск в Ирак. «Помню, как подумал: если бы больше людей смогли поделиться своими мыслями на этот счет, то все могло пойти по-другому. Эти ранние годы сформировали мою убежденность в том, что предоставление права голоса каждому человеку расширяет возможности бесправных и побуждает общество со временем становиться лучше».

И это совершенно не вяжется с другой историей основания Facebook, которая всегда считалась единственно верной. Как известно, социальная сеть началась с сайта Facemash, созданного Цукербергом, который в том время был студентом Гарварда. Цукерберг получил доступ к внутренней системе университета, взял оттуда фотографии учащихся, загрузил их на сайт, а пользователи выбирали самых привлекательных.

Попытку переписать историю Facebook Цукерберг предпринял в тот момент, когда в США постоянно звучит жесткая критика в адрес его компании. Политики начали продвигать идею усиления контроля над Facebook, который стал главным инструментом политических провокаций, распространения фейковых новостей и манипуляций общественным мнением.

Упоминание иракского эпизода может быть связано с попыткой Цукерберга улучшить имидж социальной сети. В США военные и участники боевых действий неизменно пользуются большим авторитетом. По данным исследования Pew Research Center, опубликованного в сентябре, почти 90% американцев гордятся именно военной мощью страны (это всего на 2% меньше, чем гордость за научные достижения, которые на первом месте среди опрошенных). Кроме того, военная кампания США в Ираке 2003 года – тот исторический эпизод, который заставляет американцев гордиться своей страной и в наши дни.

Также в твиттере обратили внимание на однообразные комментарии под трансляцией 35-минутной речи Цукерберга. Больше всего лайков и реакций собирали те, где основателя Facebook хвалили и благодарили за создание соцсети.


Партнерство недели: СПГ пользуется все большим спросом

Спрос на поставки сжиженного природного газа растет во всем мире. Самые консервативные компании типа российского «Газпрома» адаптируют свой бизнес к новым условиям. На европейском рынке появляются новые центры СПГ-торговли в Польше и Турции. Но не всем это нравится.

На прошлой неделе Еврокомиссия утвердила инвестиции в 130 млн евро для расширения мощностей СПГ-терминала в Свиноуйсьце на балтийском побережье Польши. Брюссель поддержал этот проект, потому что он позволит усилить энергобезопасность региона и обеспечит дополнительные возможности для поставок газа в страны Балтии, Словакию, Чехию и Украину. СПГ-терминал в Польше получил приоритетный статус «проекта общего интереса» ЕС.

«Я приветствую приверженность Польши политике диверсификации, которая лежит в основе нашей общей энергетической стратегии. Это еще один важный шаг… для усиления конкуренции на европейском газовом рынке, а также обеспечения промышленности и частных хозяйств безопасной, надежной и доступной энергией», – заявил еврокомиссар по энергетике Марош Шефчович.

Турция, которая позиционирует себя как экономический центр на границе Европы и Азии, также усиливает свои позиции на газовом рынке. Власти страны не только реализуют трубопроводные проекты вместе с «Газпромом», но и строят новую инфраструктуру для торговли СПГ, диверсифицируют поставки. В результате Турция уже стала второй по объемам импорта СПГ в Европе (после Польши).

Однако популярность СПГ в регионе провоцирует критику климатических активистов. Они выступают против поддержки Евросоюзом проектов, связанных с ископаемым топливом.

«Мы видим, что американские компании заинтересованы исключительно в расширении поставок СПГ в Европу через новые терминалы. Это соответствует цели США стать крупнейшим в мире экспортером газа к 2022 году, обогнав Катар. Но чрезвычайная климатическая ситуация не может быть решена путем поддержки десятков проектов, связанных с природным газом… Это противоречит заявленной цели Еврокомиссии по декарбонизации европейской экономики», – отметила Фрида Кенингер из неправительственной организации Food&Water Europe.


Интрига недели: 10 причин для отказа от покупки акций Saudi Aramco

Несмотря на сложности, самая богатая нефтяная компания мира – Saudi Aramco – продолжает готовиться к первому публичному размещению акций. Международным финансистам, которые привлечены к организации процесса, власти Саудовской Аравии пообещали щедрые комиссионные. Но инвесторы Saudi Aramco рискуют больше потерять, чем приобрести. Почему? Американский Forbes называет десять причин. 

Геополитические риски. После атак на нефтяные объекты, которые привели к остановке добычи, Саудовская Аравия утратила статус надежного поставщика, защищенного от внешнего вторжения.

Ограничения для расширения бизнеса. Для успешной конкуренции на рынке товаров бизнесу важен масштаб. Но саудовская компания уже исчерпала свой потенциал роста и, судя по всему, достигла предела. С 2014 года объем ее производства остается стабильным – 10 млн баррелей нефти в сутки. В первой половине 2019 года чистая прибыль Saudi Aramco сократилась на 12%, до $47 млрд. По итогам года она может испытать дефицит собственных средств для выплаты дивидендов государству.

Отсутствие автономии. Независимо от степени вовлеченности в работу ОПЕК, Saudi Aramco выступает в качестве главного рычага нефтяной политики Саудовской Аравии. Причем ключевые решения в ее управлении принимает король, а не совет директоров.

Сомнительная оценка. Наследный принц Мохаммад бин Салман оценивал Saudi Aramco в $2 трлн. Такая цифра – это скорее рекламный трюк, чем реальность. Расчеты американских инвестбанкиров не превышают $1,5 трлн.

Слишком много альтернатив. Даже $1,5 трлн, вероятно, завышенная сумма, учитывая, что в мире уже известны раздутые, контролируемые государством, публично торгуемые нефтяные гиганты. Например, «Газпром», PetroChina и Petrobras пострадали от коррупционных скандалов, а их капитализация упала как минимум на 40% за последнее десятилетие. Equinor (норвежский нефтяной гигант, ранее известный как Statoil), считается самым успешным из государственных корпораций; он потерял всего 20% за последние десять лет и добился больших успехов в декарбонизации своего бизнеса – явное конкурентное преимущество.

Внутриполитические ограничения. Власти Саудовской Аравии контролируют местных бизнесменов и диктуют им условия, оказывая фискальное и политическое давление. Например, в конце 2017 года Мохаммад бин Салман арестовал группу наиболее богатых бизнесменов и заставил их выплатить в государственную казну внушительные суммы взамен на освобождение. Саудовцев больше нет в глобальном списке миллиардеров Forbes. В 2016 году Саудовская Аравия привлекла $7,4 млрд прямых иностранных инвестиций. В 2017 году этот показатель упал до $1,4 млрд, а в прошлом году немного восстановился – до $3,2 млрд. Всемирный банк ставит Саудовскую Аравию на 92-е место в списке из 190 стран по легкости ведения бизнеса.

Сила американской нефтяной отрасли. Если вы делаете ставку исключительно на нефтяной бизнес, то куда более привлекательно выглядят инвестиции в такие политически стабильные места, как штаты Техас или Нью-Мексико, где право частной собственности незыблемо, выполнение контрактных обязательств основано на верховенстве права, а вероятность иранских ракетных ударов ничтожно мала. Кроме того, у американских нефтекомпаний куда больше возможностей для роста бизнеса, чем у Aramco, и они не испытывают давления королевских финансовых аппетитов.

Проблема с соблюдением прав человека. Убийство журналиста Washington Post Джамала Хашогги, которое произошло в прошлом году, до сих пор попадает в заголовки новостей. И вряд ли можно быть уверенным, что он был первым диссидентом, ставшим жертвой саудовских наемных убийц.

«Абсолютная власть портит абсолютно». Даже в такой стране как Саудовская Аравия, где власти запрещают любую политическую оппозицию, обязательно наступят перемены. Без этого невозможно развитие государства и общества. И когда придет время для изменений, вряд ли они пройдут без потрясений.

Падение спроса на нефть. Мир всегда нуждался в ограниченном количестве нефти. Уже сейчас предложение превышает спрос, поэтому ситуацию на рынке регулирует ОПЕК, чтобы удержать цены. Новые технологии в обеспечении энергоресурсами постоянно вносят дополнительный вклад в сокращение спроса на ископаемое топливо. Поэтому инвестиции в добычу нефти изо дня в день теряют былую привлекательность и выгоду.


Бонус

Международный валютный фонд считает, что налог на углекислый газ остановит климатический кризис. Но эта идея рискует усилить проблему социального неравенства. Есть лучшие финансовые механизмы для декарбонизации.

Повышение налога на выбросы парниковых газов в МВФ называют «самой действенной мерой», чтобы проблема глобального потепления не закончилась катастрофой.

Сейчас средняя мировая ставка такого налога – всего $2. По расчетам МВФ, чтобы выполнить цели Парижского соглашения и удержать рост температур на уровне 2°С, к 2030 году нужно поднять стоимость выбросов до $75. Тогда переход к «зеленым» технологиям будет более привлекательным с экономической точки зрения.

На первых этапах рост углеродного налога отрицательно скажется на развитых странах. Например, цены на уголь поднимутся более чем в три раза, а на бензин – на 5–15 %. Но в долгосрочной перспективе эффект будет положительным, утверждают в МВФ. «Климатический кризис закончится или хотя бы замедлится, а воздух станет чище. Только в Китае это спасет 750 000 жизней за 10 лет», – отмечают эксперты фонда

Средства, собранные с помощью налога, МВФ предлагает направить на помощь людям, которые пострадают от таких резких реформ. Это сделает меру более-менее приемлемой с политической точки зрения. Но есть и другие варианты.

Например, сокращение щедрых государственных субсидий и налоговых льгот для компаний, которые занимаются добычей угля, нефти и газа, чтобы этот бизнес стал менее выгодным и не приносил сверхдоходы его владельцам.

«Огромные субсидии на разработку месторождений ископаемого топлива, которые существуют в США, свидетельствуют о том, что у богатых стран более чем достаточно средств, чтобы уже сейчас финансировать оперативные меры для декарбонизации экономики без ущемления интересов бедных слоев населения. Когда в обществе постоянно усиливается социальное неравенство, любая климатическая политика, основанная на усилении налогового давления, будет мертва. Причина этого довольно проста: богатые могут позволить себе приспособиться, а бедные – нет», – пишет The Guardian.

Telegram-канал автора: ROTHSCHILD QUEST: ENERGY TRENDS

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате