Заболело в мире
13,026,225
Умерло в мире
570,924
Вылечилось в мире
7,188,992
Заболело в Украине
54,133
Умерло в Украине
1,398
Вылечилось в Украине
26,503
Gas Foresight: как Украине заработать на трубе

Gas Foresight: как Украине заработать на трубе

Как на это повлияет политическая повестка в Евросоюзе, российский интерес, и специфическая роль посредников

Этот материал также доступен на украинском
Gas Foresight: как Украине заработать на трубе
Фото: @EU_Commission, UNFCCC / James Dowson, Martin Lamberts/European Central Bank 2019, shutterstock.com

В разгар активных консультаций об условиях транзита российского газа через Украину с 2020 года в кабинетах Еврокомиссии произошла официальная смена власти. На прошлой неделе депутаты Европарламента после долгих дискуссий утвердили полный список новых еврокомиссаров, которые вошли в команду Урсулы фон дер Ляйен. И с 1 декабря, с опозданием на месяц, она начала исполнять свои обязанности на посту главы ЕК.

Уже на следующий день состоялся первый официальный визит Урсулы фон дер Ляйен: в понедельник, 2 декабря, в Мадриде стартовал Всемирный саммит ООН по вопросам изменения климата (СОР25), который будет проходить две недели. Решение этой же проблемы новая Еврокомиссия видит своим приоритетом, для чего планирует амбициозные преобразования в энергетическом секторе и экономике ЕС.

Не вызывает сомнений, что впереди нас ждут жаркие дискуссии европейских стран, какие изменения в традиционном промышленном укладе для них будут не только желаемыми (с целью сокращения выбросов парниковых газов), но и выгодными для их экономического развития. Новый накал страстей рискует оказаться даже намного более сильным, чем в знакомых нам обсуждениях влияния газопровода «Северный поток – 2» и российского газа на европейскую энергетическую безопасность, а также роли украинской ГТС на газовом рынке Европы.

Ведь речь идет о том, чтобы страны наращивали производство и потребление энергии, произведенной из возобновляемых источников. А попутно также решали проблемы эффективной работы энергорынков и развития конкуренции. В Польше, например, экономика которой продолжает зависеть от шахтерского труда и добычи каменного угля, уже возмущены такими планами. Для Варшавы сокращение зависимости от российского газа сейчас оказалось важнее экологии. Но давление защитников климата продолжает нарастать.

Так, Европарламент 28 ноября объявил о «чрезвычайной климатической ситуации». А новый президент Европейского центрального банка Кристин Лагард назвала своей «критической миссией» минимизацию выбросов СО2. 

Не остаются в стороне и инвесторы: они хотят, чтобы компании внимательнее относились к экологическим рискам и думали не только о прибыли. В пятницу агентство Reuters сообщило, что еще в январе европейские управляющие с активами более чем на $1,2 трлн направили большой четверке аудиторов – EY, Deloitte, KPMG и PwC – требование внимательнее относиться к рискам изменения климата. По их мнению, аудиторы его игнорируют, и это может нанести более серьезный урон, чем последний финансовый кризис.

Несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию, в которой оказалась Украина из-за аннексии Крыма Россией и вооруженного конфликта на Донбассе, наша страна не игнорирует актуальные процессы в ЕС, а стремится учитывать их в своих реформах. Министр энергетики Алексей Оржель заявил о планах пересмотреть Энергетическую стратегию Украины и увеличить роль ВИЭ в энергобалансе страны.

Для национальной экономики не будут лишними также доходы от транзита российского газа в Европу, которые могут достигать $3 млрд в год. Обеспечить соответствующие политические и коммерческие условия – одна из актуальных задач, стоящих перед Киевом.

Какие дополнительные факторы и обстоятельства способны повлиять на возможности Украины заработать на эксплуатации своих газопроводов, когда их роль в энергопоставках уже не выглядит настолько устойчивой и нерушимой, как в былые годы? О специфике конкуренции между Украиной и Россией, посредниках и взаимных интересах в газовом бизнесе – новый тематический выпуск Gas Foresight.

Кто будет отвечать за реформу газового рынка ЕС

Евросоюзу нужно решить непростую задачу: что делать с природным газом. Сначала активизация его использования считалась одним из шагов к сокращению зависимости от угля. Но амбициозные планы ЕК по декарбонизации уже требуют преобразований в самой газовой индустрии и на газовом рынке.

Брюссель призывает инвестировать в биогаз и «зеленый» водород. Но очевидно, что для стран ЕС в ближайшие 10–20 лет природный газ останется ключевым элементом энергетической безопасности. Поэтому актуальным также останется вопрос сокращения зависимости от российского импорта.

Издание Politico называет пять главных действующих лиц европейской политики, которые будут влиять на перспективы газовой отрасли:

Кадри Симсон, еврокомиссар по энергетике

Она будет продвигать программу декарбонизации ЕС, но одновременно ей предстоит определить оптимальную роль природного газа в качестве «переходного топлива» от ископаемых к возобновляемым энергоресурсам.

Симсон уже признала, что «газ будет занимать значительное место в процессе перехода к климатической нейтральности» и обратила внимание на важность расширения возможностей ЕС для закупок СПГ. Также новый еврокомиссар видит своей приоритетной задачей декарбонизацию транспортировки газа за счет использования «зеленого» водорода, который получают из воды с помощью ВИЭ.

Симсон придется поддерживать хрупкий баланс между странами Центральной и Восточной Европы, зависящими от природного газа, и климатическими амбициями государств на севере и западе Европы, которые стремятся использовать «зеленые» энергоресурсы.

Филипп Сауке, президент Eurogas

Газовые компании не только становятся основными участниками дебатов о будущем отрасли, но также ищут новые возможности для бизнеса в процессе декарбонизации. Филипп Сауке возглавил европейское газовое лобби, проработав до этого много лет на руководящих должностях в структуре нефтегазового гиганта Total. Он уверен, что Европа останется зависимой от голубого топлива в долгосрочной перспективе, однако изменится тип этого энергоносителя.

«Газ обладает уникальной способностью поддерживать надежность поставок возобновляемых источников энергии, одновременно постепенно превращаясь во все более «зеленое» топливо», – сказал Сауке в одном из интервью.

Он также говорит о необходимости увеличивать производство «зеленых» газов, таких как биометан и водород. Важную роль в поддержке таких планов должны играть субсидии и льготы, считает Сауке. Для этого он продвигает идею о регулировании цен на «зеленые» газы, чтобы стимулировать их производство так же, как раньше власти стран ЕС поступали с ВИЭ, обеспечивая гарантии закупок по более высокой цене. Кроме того, решение климатической проблемы Сауке связывает с заменой угля на природный газ при генерации электроэнергии.

Ежи Бузек, член Европейской народной партии

Бывший премьер-министр Польши больше не возглавляет комитет ЕП по промышленности и энергетике, но по-прежнему играет важную роль в европейской политике. Он является одним из лоббистов широкого использования природного газа для решения климатических проблем, а также более планомерного отказа от ископаемых видов топлива. Такая позиция обоснована тем, что Польша – родная страна Бузека – намерена увеличить импорт СПГ и трубопроводные поставки из Норвегии, постепенно отказываясь от угля. Другая цель – сокращение зависимости от российского газа.

Бузек, который в течение последних 15 лет оставался депутатом Европарламента, в прошлом году выступил в роли главного лоббиста идеи, что действие Газовой директивы ЕС (которая является частью Третьего энергопакета) должно распространяться на газопроводы из третьих стран, включая «Северный поток – 2». Он настаивает, чтобы изменения в Газовую директиву были имплементированы в полной мере, несмотря на протесты России.

Йорго Хатцимаркакис, генеральный секретарь Hydrogen Europe

Водород – один из видов климатически нейтрального газа, на который делают ставку европейские политики и бизнес для декарбонизации экономики. «Зеленый» водород получают в процессе электролиза воды с использованием возобновляемой электроэнергии. Но большая часть доступного в наши дни водорода классифицируется как «серый» – его получают из природного газа в процессе парового риформинга. Так как для этого необходимо тепло, часть исходного сырья сжигается, что ведет к дополнительному увеличению эмиссии СО2.

Масштаб финансовой поддержки проектов, связанных с «зеленым» водородом, а также его роль в европейском энергообеспечении зависит от Йорго Хатцимаркакиса, генерального секретаря Hydrogen Europe – отраслевой ассоциации в структуре Еврокомиссии.

Хатцимаркакис – бывший немецкий депутат Европарламента греческого происхождения. Он активно лоббирует амбициозные планы всех сторон, заинтересованных в создании рынка «зеленого» водорода в Европе. Он убежден, что успех новой отрасли напрямую зависит от развития необходимой инфраструктуры и системных стимулов для продвижения этого энергоносителя среди потребителей.

Дитте Юул-Йоргенсен, руководитель директората Еврокомиссии по энергетике

В то время как Кадри Симсон будет задавать направление всем реформам в европейской энергетике, датчанка Дитте Юул-Йоргенсен возьмет на себя роль того человека, который поможет ей ориентироваться в противоречивых приоритетах декарбонизации европейской экономики. Юул-Йоргенсен также предстоит решать проблему сокращения болезненной зависимости ЕС от импорта российских энергоносителей.

Ее карьера уже три десятка лет связана с коридорами Берлемона (так называется здание, где заседает ЕК. – Mind). Прежде чем в августе этого года Юул-Йоргенсен начала работать в департаменте по энергетике, она занималась проблемами конкуренции. «Когда дело доходит до взаимодействия с компаниями и правительствами разных стран, критически настроенными к планам Еврокомиссии, Юул-Йоргенсен всегда находит возможности компромисса, она внимательно прислушивается к самым разным мнениям», – говорила ранее Маргрет Вестагер, которая в Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера курировала вопросы конкуренции.


Как меняется роль газопроводов, когда инвестиции в газовые проекты теряют актуальность

Две недели прошло с тех пор, как Европейский инвестиционный банк – главный финансовый институт ЕС, обеспечивающий льготное кредитование, – объявил о намерениях в конце 2021 года прекратить финансирование любых проектов, связанных с природным газом. Такие планы заставили еще больше усомниться в бизнес-перспективности газовой добычи и строительства газопроводов.

Новые критерии финансирования ЕИБ значительно затруднят реализацию газовых проектов и их кредитование.  «Природный газ все активнее занимает центральное место в климатических дебатах, которое сопоставимо с ролью угля в большинстве стран. Это затрудняет его продвижение на рынке и создает предпосылки для падения спроса. Но одновременно такая ситуация становится серьезным стратегическим вызовом для компаний, которые связывают с газом рост своего бизнеса в будущем», – пишет в своем отчете для консалтинговой компании Wood Mackenzie аналитик Николас Браун.

В профильной организации Eurogas прогнозируют, что газовый бизнес спасет развитие технологий по улавливанию и хранению углерода, распространение водородных технологий и производство биогаза. «Инвестиции в модернизацию инфраструктуры для газовых поставок в новых условиях будут способствовать декарбонизации процессов в газовой индустрии. ЕИБ также обозначил необходимость завершения уже начатых проектов в отрасли, которые представляют общеевропейский интерес. Важно учесть, что ЕИБ продолжит финансирование проектов по установке небольших газовых котлов, которые помогают улучшить качество воздуха и сократить выбросы парниковых газов в районах, где до сих пор используется твердое топливо и нефтепродукты для отопления», – говорится в заявлении Eurogas.

Там также отмечают, что на территории ЕС является обязательным достижение целевых показателей в использовании «зеленого» водорода при транспортировке газа для декарбонизации трубопроводных систем. К 2030 году его концентрация в газовых поставках должна составлять не менее 10%, а в некоторых странах – 20%. Поэтому говорить о «смерти» газового бизнеса преждевременно.


Новый повод для конкурентной борьбы Украины и России на европейском газовом рынке

Его создают новые обязательные европейские стандарты по домешиванию «зеленого» водорода в природный газ, когда он транспортируется по газопроводам.

Mind уже сообщал, что ассоциация Hydrogen Europe недавно признала Украину основной площадкой для производства «зеленого» водорода в Европе. Предпосылки для такой знаковой роли на энергетическом рынке в новых условиях связаны с возможностями Украины в развитии солнечной и ветровой генерации. На использовании ВИЭ строится процесс электролиза воды для получения «зеленого» водорода, который является абсолютно климатически нейтральным энергоносителем.

В России водородный потенциал связан прежде всего с масштабными запасами природного газа, который также может быть сырьем для производства водорода. Но в результате получится так называемый серый или голубой водород (в обоих случаях используется процесс парового риформинга, но производство «голубого» водорода происходит с одновременным улавливанием и утилизацией парниковых газов, что делает его более безопасным для климата).

Хотя в России заинтересованы в экспорте водорода в другие страны, прежде всего в Европу, но есть один важный нюанс. «Европейцы хотят потреблять только так называемый зеленый водород, который произвели методом электролиза воды. А Россия хотела бы производить водород из природного газа, использовав его запасы в качестве конкурентного преимущества. Получается, что при экспорте есть ограничения, связанные с происхождением водорода», – говорится в публикации журнала «Эксперт».

Однако это не мешает «Газпрому» строить планы по использованию газопроводов «Северный поток» и «Северный поток – 2» для поставок смеси природного газа и водорода в ЕС, прежде всего на рынок Германии.

По оценке «Газпром экспорта», в современных газопроводах достижима безопасная концентрация водорода до 30%. Для украинской газотранспортной системы, по предварительным расчетам, это показатель может достигать 20% (при незначительных инвестициях в модернизацию). 

Но возможности Украины заработать на поставках смеси природного газа и «зеленого» водорода в Европу зависят от объемов транспортировки российского газа, а также – от продолжительности транзитного сотрудничества «Газпрома» с ООО «Оператор ГТС Украины».


Зачем нужны посредники при поставках газа в Украину

В последнее время наиболее активные дискуссии ведутся о том, окажется ли благом возобновление прямых поставок газа на украинский рынок от «Газпрома». Такой сценарий не исключен в результате новых договоренностей Киева и Москвы по условиям транзита российского газа через Украину со следующего года, а также погашения штрафных санкций по результатам судебных споров «Нафтогаза» и «Газпрома» в Стокгольмском арбитраже.

Но вопрос о посредниках в газовых поставках на украинский рынок остается реальностью. Правда, сейчас о них больше говорят в контексте импорта американского СПГ, а не сотрудничества с «Газпромом», с которым уже был прецедент участия посредника RosUkrEnergo в качестве «центра согласования экономических интересов России и Украины» (так говорилось на официальном сайте зарегистрированного в Швейцарии трейдера).

Негативный шлейф от этой украинско-российской истории тянется до сих пор, хотя посредники – неотъемлемая составляющая бизнеса, и они могут приносить пользу. Дело в том, что частные компании – поставщики газа из стран с развитой рыночной экономикой (таких, как США) чаще всего предпочитают не вести напрямую дела с государственными компаниями типа «Нафтогаза», потому что для них это связано с дополнительными политическими и коррупционными рисками. Ограничить влияние таких рисков и призваны посредники, выступая промежуточным звеном при заключении контрактов на поставку газа, хотя возможно и прикрытие с их помощью теневых договоренностей.

Участие посредников в сделках для поставок американского СПГ на украинский рынок упоминалось в обсуждении причин отставки министра энергетики США Рика Перри (с 1 декабря он покинул свой пост).

Хотя, как отметило агентство Associated Press, техасские корни Перри обеспечили ему связи с нефтегазовыми компаниями, которые занимаются экспортом в Европу. Но нет никаких подтверждений, что Перри организовывал сомнительные сделки с природным газом в пользу своих друзей.

«Коррупция усложняет бизнес в Украине, она способна связать газовые поставки с мошенничеством и коварными интригами. К тому же в стране нет СПГ-терминалов и другой инфраструктуры, чтобы свободно обеспечивать прямой импорт природного газа. Поэтому украинский рынок обладает гораздо меньшей ценностью для западных производителей и поставщиков СПГ, чем, например, Польша», – пишет Associated Press.

В публикации агентства также цитируется Эдвард Чоу, эксперт по энергетической политике восточноевропейского региона из Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне. «Мир, в котором Рик Перри продвигал интересы американского СПГ, богат незначительными персонажами, которые позиционируют себя в качестве посредников с широкими политическими связями. Такие люди всегда есть на рынке, они обычно стремятся привлечь к себе внимание обещанием многомиллиардных сделок, но на самом деле вряд ли способны достичь конкретного результата», – подытожил собеседник AP.


Необходим ли долгосрочный транзитный контракт

Популярные дискуссии о будущем украинских газопроводов поспособствовали возникновению иллюзии, что долгосрочный транзитный контракт с «Газпромом» – это исключительный интерес Киева. На самом деле здесь фигурирует обоюдный интерес соседних государств, отношения которых испорчены политическим противостоянием.

Объемы российских поставок газа через Украину на рынки стран ЕС – это не только доходы украинского бюджета от эксплуатации инфраструктуры и возможности для «Газпрома» использовать резервы подземных хранилищ газа на западноукраинской границе, чтобы оперативно покрыть пиковый спрос потребителей в отопительный сезон.

Газ по своей природе – это инертный товар, добычу которого сложно остановить за короткое время, если падает спрос. Возможности для хранения его избытка ограничены резервами ПХГ. А без долгосрочных контрактов с покупателями и транзитными государствами сложно обеспечить эффективную бизнес-модель разработки месторождений.

Но проблемы «Газпрому» создает не только отсутствие долгосрочного контракта на транспортировку газа с Украиной, когда строительство альтернативных маршрутов растягивается во времени из-за рыночных конфликтов и политических противостояний. Развитие СПГ-технологий сократило зависимость потребителей от трубопроводных поставок, привязанных к определенному региону. Природный газ все больше превращается в дискретный товар, в торговле которым географическое происхождение утрачивает былую значимость.

По этой же причине – в результате либерализации газовых поставок – сокращается не только конкурентоспособность российского газа, но и украинской ГТС. Впрочем, это не мешает ей оставаться заметным активом на рынке, роль которого еще не исчерпана.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате