Заболело в мире
13,177,855
Умерло в мире
574,793
Вылечилось в мире
7,303,490
Заболело в Украине
54,771
Умерло в Украине
1,412
Вылечилось в Украине
27,154
Незрелый перегрев: 5 ключевых ошибок «зеленой» энергополитики в Украине

Незрелый перегрев: 5 ключевых ошибок «зеленой» энергополитики в Украине

И как изменятся правила игры в 2020 году

Этот материал также доступен на украинском
Незрелый перегрев: 5 ключевых ошибок «зеленой» энергополитики в Украине
Фото: pixabay

Mind продолжает серию публикаций на тему перспектив развития возобновляемой генерации в Украине.

Основной задачей энергетической отрасли в 2020 году станет минимизация негативных последствий от неконтролируемой экспансии ВИЭ на внутренний энергорынок, замерший в ожидании изменения правил игры.

Как уже писал Mind, по результатам прошлого года в украинской энергетике зафиксирован очередной рекорд: в стране было построено 4505 МВт новых альтернативных источников энергии, что позволило увеличить их общую мощность до 6779 МВт.

Рекорд, впрочем, никакой радости у отраслевых стейкхолдеров не вызвал. В отечественной профицитной энергосистеме растет критическая доля возобновляемой генерации, которую нечем балансировать и оплачивать.

Энергетическому руководству страны, если таковое де-факто существует, уже в ближайшее время придется идти на непопулярные меры: либо Киев ужесточает доступ инвесторов к «зеленому» фиксированному тарифу и ограничивает строительство ВИЭ, либо страна продолжает скатываться в сторону разбалансирования энергосистемы и энергетического дефолта.   

Детально о причинах проблемы и как меняется отношение к отрасли в мире – в материале «Зелено-жадно»: почему альтернативная энергетика не спасает окружающую среду».

Каневская ГАЭС как индикатор энергетического абсурда

В 1972 году на реке Днепр была введена в эксплуатацию Каневская ГЭС мощностью 479 МВт. Верхнее водохранилище этой станции емкостью 285 кубических метров должно было служить одновременно нижним водохранилищем Каневской ГАЭС, которую планировалось построить на втором этапе.

Однако СССР развалился, после чего в 1991 году в независимой Украине на сооружение объекта был наложен мораторий. После его отмены в 1999-м к проекту вернулись. На утверждение ТЭО, разработку и доработку проекта строительства, а также прохождение государственной экспертизы ушло долгих 14 лет. Кабмин утвердил проект в декабре 2013 года, а его сметная стоимость составила порядка 12 млрд. грн, или $1,5 млрд.

Даже с учетом необходимости строительства дополнительных линий электропередач для выдачи мощности Каневской ГАЭС, ее стоимость как источника маневренных 1000 МВт представлялась довольно привлекательной.

Для сравнения: сооружение нового атомного энергоблока-тысячника с нуля с легководным реактором американской Westinghouse могло бы обойтись Украине в $6–7 млрд.

Однако прошло еще семь лет, а работы по проекту Каневской ГАЭС продолжают оставаться на первоначальном этапе. Причина банальна – отсутствие средств. Ни на гидроаккумулирующую электростанцию, ни на ЛЭПы.

По данным Mind, еще в 2017 году Украина подписала протокол о финансировании проекта британским консорциумом OMECO, однако из-за разногласий в технических деталях соглашения, проект не был реализован.

После смены власти, консорциум выражал готовность возобновить проект, но ни со стороны «Укргидроэнерго», ни со стороны Кабмина никаких активных действий предпринято не было.

Как следует из проекта Отчета по оценке достаточности генерирующих мощностей НЭК «Укрэнерго» (страница 42), до 2030 года в компании считают реалистичным построить не более двух из четырех гидроагрегатов Каневской ГАЭС мощностью не более 500 МВт.

В то же время общий объем инвестиций, которые были привлечены в сооружение ВИЭ в Украине за последние пять лет, составил 4,9 млрд евро. Это те инвестиции, которые будут возвращены инвесторам из тарифа на электроэнергию по самым высоким в Европе расценкам в пределах 10–15 евроцентов за 1 кВт-час.

И это те самые инвестиции, которые в таких объемах Украине совершенно не нужны, поскольку страна использует в зимнее время максимум 24 ГВт при общей установленной мощности энергосистемы на конец 2019 года (без Крыма и НКТ Донбасса) 52,4 ГВт.

В Украине нет дефицита установленной мощности. Ее в избытке. В стране дефицит  регулирующей, маневренной и резервной мощности. 1000 МВт такой мощности могла бы выдать Каневская ГАЭС как высокоэффективный и возобновляемый (!) источник энергии, если бы за 21 год (начиная с 1999-го) ее построили. И если бы проект был уже реализован, это помогло бы разрешить во многом сегодняшние трудности с балансированием ВИЭ.

К Каневской ГАЭС Mind обратился не случайно. Именно история с этим долгостроем как нельзя лучше характеризует проблематику развития ВИЭ в Украине. «Зеленая» волна ворвалась в отечественную энергетическую отрасль после затянувшегося ее технического и инвестиционного простоя на протяжении более четверти века.

Но энергетический Киев оказался не готов к эффективной адаптации СЭС и ВЭС в энергосистему в сооружаемых объемах ни технически, ни экономически, ни организационно.

В итоге стало понятно, что возобновляемую энергетику можно эффективно развивать только в комплексе со сбалансированным и оптимальным развитием энергосистемы в целом. Как это и происходит в большинстве своем в рыночно развитых странах.

Хроника ошибочного пути

Как известно, стремительный рост «зеленых» мощностей в Украине совпал по времени с падением энергопотребления в стране. С осени прошлого года ситуация усугубилась еще и из-за теплой погоды. В результате «Укрэнерго» все чаще прибегает к принудительным ограничениям всех видов генераций, включая крупные ВЭС.

И это несмотря на то, что Украина обязана компенсировать возобновляемым источникам полную стоимость неиспользованной электроэнергии. Размер таких компенсаций может составить 3–3,5 млрд грн в год и будет только увеличиваться, если страна не начнет строить высокоманевренные мощности, позволяющие сбалансировать ВИЭ.

Происходящее выглядит алогично: страна сооружает возобновляемые объекты с наиболее дорогой в Европе электроэнергией, чтобы затем их отключать, да еще и выплачивать «зеленым» соответствующие компенсации.

В своих предыдущих публикациях Mind уже частично анализировал причины сложившейся алогичной и неэффективной практики. Попытаемся их резюмировать.

1. Ошибки в экономическом прогнозировании

Нельзя сказать, что бурное развитие «зеленой» энергетики оказалось для Украины неожиданностью. Кабмин поставил задачу доведения доли ВИЭ в структуре выработки электроэнергии в стране до 11% к 2020 году еще шесть лет назад.

Эта цифра определена в соответствующем Плане действий по возобновляемой энергетике, который был утвержден в 2014 году.

Однако этот план не имел под собой адекватной прогнозной модели экономического развития страны и реализовывался в условия тотального профицита генерирующих мощностей, а также спада энергопотребления.

В период с 2013 и по 2019 год использование электричества в стране снизилось со 147 млрд до 123 млрд кВт-час, без видимых перспектив наращивания потребительского спроса в будущем. Понятное дело, что в условиях профицита мощности и экономической рецессии планы по форсированному развитию ВИЭ можно было хотя бы пересмотреть в сторону их временного снижения.

2. Несбалансированное развитие энергосистемы

Украинская энергосистема является одной из наименее гибких в мире. Доля выработки базового атомного электричества в стране превышает 50%, при этом дефицит маневренных мощностей в стране еще до начала строительства ВИЭ составлял не менее 10%.

Так как ветряные и солнечные станции отличаются крайне нестабильной выработкой электричества, наращивание их мощности лишь усугубило проблему нехватки маневренных мощностей – их дефицит с каждым годом усиливается.

Как ранее отмечал Mind, наиболее оптимальным сценарием для украинской энергосистемы, в условиях появления от 7,5 ГВт до 13,5 ГВт новых ВИЭ, стал бы скорейший параллельный запуск в эксплуатацию 2 ГВт высокоманевренных газопоршневых станций.

Однако, чтобы появилась возможность привлечения инвестиций в сооружение таких станций, необходимо выполнить комплекс подготовительных организационных мероприятий, которые Киев пока не реализовал.

Таким образом, отечественная энергосистема для эффективной интеграции запланированных «зеленых» мощностей оказалась структурно неподготовленной.

3. Запаздывание с аукционами

Украина проспала общемировой процесс перехода от фиксированных «зеленых» тарифов (FIT) к системе аукционной торговли возобновляемыми мощностями, которая позволяет определить реальную рыночную цену ВИЭ и снизить тарифную нагрузку на потребителя.

В начале 2010-х фиксированный тариф обеспечил первоначальный импульс для развития возобновляемой энергетики во многих странах, однако дальнейшее полноценное развитие ВИЭ оказалось возможным только на основе конкурентных рыночных механизмов.

В 2016 году «зеленые» аукционы уже использовались в 68 странах мира, при этом в тех же США или Австралии «зеленая» генерация успешно конкурировала с традиционными источниками еще четыре-шесть лет назад. Аукционная цена ВЭС и СЭС на американском рынке составляла в 2016 году соответственно 4–5 центов за 1 КВт-час. В сегодняшней Украине фиксированная цена «зеленого» киловатт-часа для ВЭС и СЭС составляет 10–15 центов.

4. Игнорирование интересов потребителя

В Украину «зеленая» волна пришла без проведения предварительного анализа ее экономических последствий для потребителя.

В 2020 году общая стоимость «зеленого» электричества должна достичь 43–45 млрд грн (против 28 млрд грн в 2019 году), что составит порядка 20% от оборота энергорынка при 6–7%-ной доли ВИЭ в общем производстве электроэнергии в стране. То есть производим 6%, платим 20%.

Вполне закономерно, что подобные ценовые перекосы вызвали волну общественного неприятия «зеленой» энергетики в Украине. «Зеленку» обвинили во всех смертных грехах, как будто виновными являются сами технологии, а не чиновничий разум, который их неэффективно и неумело использует. 

5. Неограниченная выдача разрешений на подключение к сети

Для человека, незнакомого с реалиями украинской энергетической политики, сама история с бесконтрольной выдачей инвесторам технических условий на подключение ВИЭ к энергосети, может показаться дикостью.

«Укрэнерго» в рамках существующего законодательства не имеет права отказать инвесторам в выдаче разрешений, а Минэнерго заявляет, разводя руками, что не в силе изменить процесс. Ответственного за сложившуюся ситуацию в стране нет.

В итоге в Украине было выдано технических условий, вместе с уже построенными объектами, на 15 ГВт мощности.

Впрочем, далеко не все из 15 ГВт могут быть реализованы. В частности, в декабре прошлого года инвесторы приостановили реализацию проектов в солнечной энергетике как минимум на 3,5 ГВт.

Речь идет о проектах, которые находятся на ранней стадии и по которым еще не подписаны договора купли-продажи электроэнергии prPPA. Такая ситуация сложилась в силу намерений правительства пересмотреть с 2020 года правила игры для инвесторов на фиксированном тарифе в сторону их ужесточения.

С конца прошлого года рынок замер в ожидании.     

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате