Заболело в мире
12,910,357
Умерло в мире
569,128
Вылечилось в мире
7,116,957
Заболело в Украине
54,133
Умерло в Украине
1,398
Вылечилось в Украине
26,503
Новые газовые войны: как РФ теснит Украину на водородном рынке

Новые газовые войны: как РФ теснит Украину на водородном рынке

И при чем тут Дмитрий Фирташ

Этот материал также доступен на украинском
Новые газовые войны: как РФ теснит Украину на водородном рынке
Фото: https://www.iamrenew.com/

Не прошло и полгода с момента подписания украинско-российского контракта на транзит газа, который предотвратил очередную «газовую войну», как между странами наметилось новое противостояние – в этот раз на водородном рынке.

Несмотря на то, что водородные технологии в разных странах сейчас находятся только на этапе проработки и экспериментального тестирования, они уже стали ареной для состязаний ведущих мировых держав, борющихся за глобальное лидерство.  Что и не удивительно,  ведь этот инновационный рынок сулит радикальное перераспределение сил и влияния в поставках энергоносителей. А значит – и изменения в традиционном политическом раскладе.

Водород, полученный с использованием возобновляемых источников энергии, безопасен для климата; он способен потеснить природный газ и нефтепродукты. Поэтому такие страны как Украина, обладающие большим потенциалом в «зеленой» генерации, теперь получают шанс усилить свои конкурентные позиции в мире, укрепить собственную энергобезопасность и энергонезависимость. С другой стороны, государства, лидирующие в добыче ископаемого топлива, также стремятся обеспечить себе место в перспективном будущем: они совершенствуют известные технологии получения водорода из углеводородов, чтобы снизить их ущерб для окружающей среды.

И хотя о массовом использовании водорода речь пока не идет, активность Украины в развитии «зеленого» потенциала уже послужила поводом для атак со стороны лоббистов российского природного газа как внутри страны, так и на территории Евросоюза.

Как развивается это противостояние, что его объединяет с дискуссией вокруг «Северного потока – 2», какие риски для Украины несет возврат к прямому сотрудничеству с «Газпромом» и какую роль в этом может сыграть бизнес Дмитрия Фирташа – разбирался Mind.

Откуда «взялся» водородный бум?

Водородные технологии, вызывающие в наши дни большой резонанс, впервые пришли на службу человечеству более 200 лет назад. Однако доступность более дешевого топлива отложила их распространение в долгий ящик. Зато теперь водород переживает новое рождение. Стимулом послужила его уникальная способность, получившая особую ценность на волне борьбы с глобальным потеплением.

Водород – это универсальный энергоноситель, абсолютно безопасный для климата, поэтому его можно использовать для декарбонизации промышленности без ущерба экономическому росту.

Но спрос на него остается еще довольно низким. Например, в 2018 году в мире произвели всего 70 млн тонн водорода – это в 6285 раз меньше, чем за тот же период добыли нефти, и в 5514 раз меньше, чем оказались поставки природного газа (данные Hydrogen Council).

Такая ситуация связана с тем, что в большинстве стран (и Украина среди них) водород остается техническим газом, интегрированным в процессы ограниченного числа отраслей – в нефтепереработке, производстве азотных удобрений, металлургической промышленности и тепловой генерации.

Водород в этом случае получают самым дешевым способом – паровым риформингом ископаемых углеводородов (природного газа, угля, нефтепродуктов). Но несмотря на доступность, такая технология обладает весомым недостатком – она создает значительные выбросы углекислого газа, которые не решают, а лишь усугубляют проблему глобального изменения климата.

Электролиз – более дорогой вариант производства водорода. В этом случае его получают с помощью электричества и воды.

Стремительное развитие возобновляемой энергетики, способной обеспечить нулевую эмиссию парниковых газов, и падение ее стоимости привело к тому, что наиболее прогрессивные страны мира теперь делают ставку на «зеленый» водород. Ведущие компании также инвестируют миллиарды в адаптацию его производства для широкого применения. Например, Еврокомиссия в прошлом году поддержала финансирование более 30 масштабных проектов на территории ЕС по «зеленому» водороду, которые способны радикально изменить всю экономику.

Такое благоприятное отношение обосновано тем, что «зеленый» водород может не только решить проблему выбросов в промышленности и транспорте. Технология его производства также позволяет увеличить маневренность возобновляемой генерации – адаптировать ее поставки к изменчивому спросу. Лишняя электроэнергия, произведенная на солнечных и ветровых электростанциях, может быть преобразована в водород, который в нужное время можно снова превратить в электричество и направить потребителям.

Пандемия коронавируса обострила внимание к проблемам климата и вывела их в авангард глобальной повестки. Отрицание климатического дискурса стало в политическом плане не менее токсичным, чем отрицание Холокоста.

В Брюсселе этой теме уделяют особое внимание. Несмотря на экономический спад и ограничения, связанные с карантином, Еврокомиссия Урсулы фон дер Ляйен продолжает реализовывать планы, обозначенные в «Европейской зеленой сделке» (Green Deal EU). Развитие ВИЭ, отказ от ископаемого топлива и водородные технологии – их неотъемлемая часть.

Какие перспективы есть у Украины?

Украина стремится участвовать в этом тренде, чтобы получить свои политические и экономические бонусы. Речь не только об укреплении евроинтеграции, которая является стратегическим ориентиром в развитии страны.

У Украины есть все возможности, чтобы занять место ключевого поставщика «зеленого» водорода в ЕС. Брюссель официально подтвердил масштабный потенциал нашей страны.

В апреле был опубликован план «Инициатива «зеленого» водорода мощностью 2x40 ГВт в рамках «Европейского зеленого соглашения»». Его разработала отраслевая ассоциация Hydrogen Europe (входит в структуру Еврокомиссии), а одним из соучастников подготовки документа выступил «Украинский Водородный Совет».

Данный официальный документ предполагает установку электролизеров европейского производства мощностью 40 ГВт на территории ЕС, а также в двух странах – Украине и Марокко. Такой подход, как отмечают в Еврокомиссии, позволит ускорить энергетический переход, связанный с постепенным отказом от ископаемого топлива, развивать устойчивую экономику и создать безопасное будущее, свободное от рисков климатических катаклизмов.

Почему не все страны этому рады?

«Зеленые» перспективы Украины, способные принести стране экономическую выгоду от экспорта водорода в Европу, провоцируют также активность ее основного конкурента – России. Это проявляется по разным направлениям.

В апреле российское правительство утвердило Энергетическую стратегию РФ до 2035 года. В соответствии с заявленными амбициозными планами, Россия должна войти в число мировых лидеров по производству и экспорту водорода с объемом поставок 2 млн тонн.

Несмотря на политические препятствия, «Газпром» продолжает строительство газопровода «Северный поток – 2». По этому маршруту компания планирует поставлять в Европу значительные объемы природного газа в смеси с водородом, чтобы качество топлива соответствовало новым климатическим требованиям ЕС. Допустимая безопасная концентрация водорода в этом случае, как утверждают в «Газпром экспорте» – 30%.

В Германии более явной становится борьба сторонников и противников развития сотрудничества с «Газпромом». «Против» – экологические организации, которые поддерживают ВИЭ и развитие производства «зеленого» водорода; «за» – бизнес-партнеры и лоббисты «Газпрома» на высшем политическом уровне.

Например, глава компании Uniper Андреас Ширенбек заявил, что водородная стратегия Германии не должна строиться исключительно на «зеленом» водороде, а «Северный поток – 2» может быть использован для поставок природного газа с концентрацией водорода 80%.

«Я бы хотел видеть определенный дальтонизм касательно водорода. Под этим я подразумеваю, что за исключением серого водорода, во время производства которого происходит утечка CO2, все остальные цвета водорода должны рассматриваться одинаково. Я не вижу проблем с декарбонизацией СПГ или трубопроводного газа для производства водорода», – отметил топ-менеджер энергетической корпорации.

«Региональная газовая компания» из орбиты влияния Дмитрия Фирташа, известного своей ориентацией в бизнесе на сотрудничество с Россией, заявила о планах построить установку для производства водорода. Этот проект, как ожидается, будет реализован на одном из экспериментальных полигонов, где РГК проводит тестирование газораспределительных сетей для транспортировки природного газа в смеси с водородом. А сырьем будет выступать импортный природный газ, закупленный либо в Европе, либо напрямую у «Газпрома».

Чего ждать дальше?

Примечательно, что объявление РГК о старте данного проекта совпало с попытками «Газпрома» восстановить прямые поставки газа в Украину на заманчивых условиях – со скидкой 25%. Но пока реформа украинского газового рынка не завершена,  такое сотрудничество сулит Киеву политические риски, способные ограничить развитие евроинтеграции. Тогда как «Газпром» получает возможность компенсировать сокращение экспорта на территорию ЕС, где российский трубопроводный газ вынужден все больше конкурировать с поставками СПГ из Катара, США, Алжира, Нигерии, а также от российской компании «Новатэк».

Специфика водородных проектов, которые сейчас реализуются в мире, связана с тем, что определенные ограничения пока не позволяют им конкурировать с традиционными технологиями. Совершенствования требуют и сами водородные технологии.

Если речь о производстве «зеленого» водорода, то проблемой остается его цена. Удешевить процесс удастся в ближайшие 10-15 лет – к такому выводу пришли аналитики Bloomberg New Energy Finance. Они же прогнозируют, что падение цен позволит «зеленому» водороду обеспечить 24% мировых потребностей в энергии к 2050 году, и сократить глобальные выбросы от ископаемого топлива в промышленности на треть. Но такой рывок потребует значительной политической поддержки.

А масштабное производство водорода из природного газа для декарбонизации будет иметь смысл только в том случае, если станет доступной технология улавливания, хранения и утилизации СО2. На данный момент она слишком дорога и повышает себестоимость такого водорода на 25% (расчеты Wood MacKenzie).

Но богатые государства и компании не скупятся на инвестиции, чтобы ликвидировать все экономические преграды, мешающие водороду конкурировать с другими энергоносителям. Hydrogen Council оценивает рынок водородной энергетики в $2,5 трлн к 2050 году. Этот прогноз можно считать призывом к действию для тех игроков, которые  стремятся к лидерству и новым выгодным возможностям в современных стремительно меняющихся условиях.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате