Заболело в мире
40,403,537
Умерло в мире
1,118,293
Вылечилось в мире
27,703,638
Заболело в Украине
309,107
Умерло в Украине
5,786
Вылечилось в Украине
129,533
Марина Лазебная: «Зарплаты должны расти так, чтобы и министры, и обычные люди были довольны»

Марина Лазебная: «Зарплаты должны расти так, чтобы и министры, и обычные люди были довольны»

14 главных тезисов из интервью с министром социальной политики

Этот материал также доступен на украинском
Марина Лазебная: «Зарплаты должны расти так, чтобы и министры, и обычные люди были довольны»
Фото: Фото: Виталий Головин /Mind.UA/Mind.UA

Судя по карьерным этапам Марины Лазебной, в социальной системе она человек неслучайный. Занималась проблемами пенсионной реформы, вопросами социальной политики и труда, возглавляла Государственную службу занятости (ликвидированную в марте 2014 года правительством Арсения Яценюка) и Государственную социальную службу Украины.

На наши вопросы об оценке деятельности предшественников среди положительных сдвигов министр отметила монетизацию субсидий (в безналичной форме). Относительно минусов признается: «Когда в начале марта я пришла в министерство – неприятной новостью для меня стало отсутствие средств на индексацию пенсий. Они почему-то были заложены в бюджете Пенсионного фонда (ПФ) аж на декабрь 2020 года, хотя раньше именно в марте проводилась индексация пенсий».

Mind публикует главные тезисы беседы с министром социальной политики. Полная версия интервью опубликована тут.


Средняя пенсия в стране возросла почти на 400 грн в результате программ, которые мы сделали, до 3400 грн. Такие возможности бюджета.

О прожиточном минимуме – министерство считает фактический прожиточный минимум для пенсионера, и на май это 3300 грн.


Планируется повышение минимальных зарплат с 1 января 2021 года, что также повлияет на размер пенсий. Например, у лиц в возрасте от 65 лет (со стажем 30–35 лет) минимальные выплаты будут 2400 грн. Но следует исходить из реальных возможностей бюджета и дождаться решений ВР.


Могу сказать о себе и правительстве, в котором работаю. У нас зарплаты сразу были ограничены, премии отсутствуют. Я получаю на руки около 33 000 грн. Предыдущее руководство мало в разы больше.


Сегодня нужны другие подходы к пенсионному обеспечению и системы в целом. В ней определенные перекосы: дефицит ПФ, трансферты госбюджета, бестолковая политика 2016 года (когда ЕСВ снизили вдвое и за три года ПФ получил более 400 млрд грн). Работодатели тогда настаивали, что снижение ЕСВ приведет к легализации теневой занятости, но этого не произошло, количество застрахованных наемных работников не выросло.


На сегодня дефицит Пенсионного фонда увеличился на 15 млрд грн, и сейчас имеем почти 38 млрд грн. Эту цифру мы зафиксировали и работаем над улучшением поступлений.


В следующем году будет три этапа повышения пенсий: 1 марта индексация (хотя в 2017 году эта норма была аннулирована), 1 июля повышение прожиточного минимума и 1 декабря. Сейчас идет бюджетный процесс, и мы просчитываем различные варианты.


Чтобы предлагать обязательную накопительную пенсионную систему, следует понимать, что такое солидарная. А она зависит от демографии... Рождаемость в Украине в 2019 году упала до самого низкого уровня в истории – 7,4 новорожденных на 1000 человек населения. Сегодня граждан Украины в возрасте до одного года в стране меньше, чем жителей любого другого возраста до 72 лет включительно – такое наблюдается впервые.


У нас уже сейчас 13 млн человек, за которых уплачиваются взносы в Пенсионный фонд Украины, и 11,2 млн пенсионеров. А через 30 лет из-за демографии эта ситуация только ухудшится. Кто будет содержать пенсионеров? Нужен баланс. Его следует создавать сейчас.


Вопрос не в том, чтобы создать только обязательную накопительную систему. Речь о балансе двух систем, что нивелирует риски.


Мы предлагаем сделать light-вариант, начать с небольших взносов: 2% работник на свой счет и 2% работодатель на счет работника. Не создавать новые институты, а сделать на действующих. Усилить регулирование этого рынка, защиту и контроль активов. Накопительная система должна быть прозрачной и надежной.


Мы прорабатываем вопрос монетизации льготного проезда. Этот вопрос непростой. Идут дискуссии, представители органов местного самоуправления поддерживают такую ​​идею, но мы понимаем, что нам нужны унифицированные правила такой монетизации по всей стране.


Я тоже хочу, чтобы темпы роста зарплат были больше. Но Минфин и Минэкономики исходили из реальных финансовых возможностей государства. А чтобы произошло повышение минимальной зарплаты с 1 сентября, следует еще внести изменения в бюджет. И почему-то все забывают, что сегодня существует проблема COVID-19 и приоритетом является также система здравоохранения.


Сейчас у нас пять приоритетных программ помощи людям в период пандемии и карантина: поддержка доходов людей (повышение пенсий, пособий на детей, других социальных выплат), упрощенный доступ ко всем программам социальной помощи (автоматическое переназначение субсидий и т. д.), обеспечение прав человека (во время карантина возросло домашнее насилие, и борьбе с ним в условиях карантина уделяется особое внимание), поддержка граждан, в том числе медицинских работников, через Фонд социального страхования (больничные, оплата самоизоляции, выплаты в случае заболевания или смерти медицинского работника от COVID-19 ), программа «Помощь рядом» (обеспечение продуктовыми пищевыми наборами малообеспеченных и одиноких пожилых людей, лиц с инвалидностью).


Не знаю, какую зарплату можно считать достойной для должности министра: эту работу следует измерять эффективностью действий, ответственностью. И в период, когда страна в кризисе, и мы не знаем, как поднять прожиточный минимум до реального уровня, у чиновников не должно быть заоблачных зарплат. Зарплаты должны расти так, чтобы и министры, и обычные люди были довольны.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате