Заболело в мире
176,747,563
Умерло в мире
3,820,197
Вылечилось в мире
160,801,403
Заболело в Украине
2,223,978
Умерло в Украине
51,692
Вылечилось в Украине
2,130,665
5+5: газовые столицы мира, меняющие архитектуру европейского рынка

5+5: газовые столицы мира, меняющие архитектуру европейского рынка

На котором Украина становится всё более активным игроком

Цей матеріал також доступний українською
5+5: газовые столицы мира, меняющие архитектуру европейского рынка
Фото: pixabay

Спустя три года после выпуска первого рейтинга мировых центров, задающих основные направления развития газового бизнеса в Европе, Mind пересмотрел подход к ранжированию и подготовил его вторую – обновленную – версию. Поводом для этого стали значительные изменения на газовом рынке, которые произошли в последнее время и продолжают набирать обороты. Пандемия COVID-19 оказывает дополнительное давление на устоявшийся расклад в торговле энергоресурсами. 

Еврокомиссия утвердила план восстановления экономики, в котором сделала ставку на экологически безопасные технологии и сокращение потребления ископаемого топлива, чтобы радикально сократить выбросы парниковых газов, вызывающих глобальное изменение климата. По сути, речь идет о трансформации технологического уклада в производстве, которая затронет все страны и будет учитывать региональную специфику энергоснабжения.

В популярных дискуссиях эти изменения представляются излишне романтическим процессом, далеким от реальности. Не остается сомнений, что реализация политических решений для предотвращения климатической катастрофы изменит традиционный баланс в спросе на энергоносители.  Но хотя углеводородам станет сложнее конкурировать с возобновляемыми источниками, они не исчезнут с рынка. Спрос на разные виды энергоресурсов будут определять рыночные тенденции и темпы развития технологий, а не искусственные препятствия, созданные климатическими активистами.

Отраслевые специалисты сходятся во мнении, что природный газ будет усиливать свои позиции в торговле – это наиболее безопасное для экологии и климата ископаемое топливо, которое способно гарантировать устойчивую работу энергосистемы с доминированием «зеленой» генерации, зависящей от погодных условий.

Распространение технологий для производства сжиженного природного газа (СПГ) и сланцевый бум в США запустили мощную трансформацию газового бизнеса, который стал менее зависимым от трубопроводных поставок, привязанных к географии. А для трейдеров во всем мире открылась возможность гибко реагировать на изменение спроса, оперативно направляя и перенаправляя товар по морю с одного континента на другой.

Первая часть обновленного рейтинга «Газовые столицы мира», которую сегодня представляет Mind своим читателям, отражает актуальные тренды в ключевых центрах, задающих направление развития газового бизнеса в Европе.

Вторая часть будет посвящена главным изменениям, которые определяют перспективы газовой торговли в условиях энергетического перехода – на деловой карте мира уже проявились центры, которые стимулируют весь европейский газовый рынок для инновационных преобразований и создания новых механизмов, ориентированных на устойчивое развитие и решение климатических проблем. Ее мы опубликуем несколько позже.

Методология рейтинга была основана на анализе широкого круга источников и интервью с отраслевыми экспертами.

Город: Вена/Баумгартен

Страна: Австрия

Сегмент газового рынка: транспортировка, торговля

Австрийская столица – признанный административный центр на европейской карте, где предпочитают вести непростые дискуссии представители энергетических компаний и участники политического процесса, которые определяют «погоду» на топливном рынке.

В декабре 2019 года подписанием пятилетнего контракта в Вене завершились напряженные переговоры «Оператора ГТС Украины», НАК «Нафтогаз Украины» и российского «Газпрома» об условиях транзита газа из РФ в Европу. Эта сделка, которая приносит Украине порядка $2 млрд ежегодных доходов, позволяет считать столицу Австрии ключевым центром, где пересекаются интересы Украины и России в газовом бизнесе. И это не выглядит чистой случайностью.

Здесь находится главный офис нефтегазового холдинга OMV, которого «Газпром» называет своим «главным партнером в добыче, поставке и транспортировке газа». Обе компании связывает давняя деловая история и геополитические амбиции.

Например, еще в 1975 году планировалась масштабная трехсторонняя сделка по поставкам газа из Ирана через территорию СССР в страны Западной Европы. Предполагалось, что трубопроводный маршрут пройдет через Луганск, Киев и Ужгород с выходом на Чехию, Германию, Францию и веткой на Австрию для поставок OMV. Также Украина играла особенную роль в планах экспансии СССР на европейский газовый рынок в конце 1960-х, которые начали реализовываться благодаря договоренностям с Австрией. До того как восточные и западные области нашей страны стали более взаимосвязаны через сеть газопроводов, стабильность всего экспорта газа из СССР зависела от поставок с газовых месторождений в Галичине.

В городе Баумгартен (53 км от Вены и 1,5 км от границы со Словакией) расположен один из крупнейших центров европейской газовой торговли – Центрально-Европейский газовый хаб (CEGH, Central European Gas Hub). Им владеет OMV совместно с Венской фондовой биржей (80% на 20%).

История хаба уходит корнями в 1968 год, когда OMV стала первой западной компанией, заключившей долгосрочный договор на поставку природного газа из СССР в Европу.

Официально CEGH начал работу в 2009 году. Предполагалось, что он будет ориентирован на поставки каспийского газа по газопроводу «Набукко», одним из акционеров которого был OMV. Но после того как в 2011 году реализация этого проекта отложилась на неопределенное время, хаб было решено переориентировать исключительно на российский газ. CEGH является целевым рынком для поставок по газопроводу «Северный поток – 2», который вопреки санкциям стремится достроить «Газпром», чтобы отказаться от услуг украинской газотранспортной системы.


Город: Сабетта/Новый Уренгой

Страна: Россия, полуостров Ямал

Сегмент газового рынка: добыча, переработка, транспортировка

Несмотря на геополитическое противостояние, Россия остается основным поставщиком природного газа для европейских потребителей. Но «Газпрому», бизнес которого основан на трубопроводном экспорте, становится все труднее удерживать долю на рынке. Причины этого следует искать не только в европейской политике безопасности, которая строится на принципах диверсификации источников и маршрутов поставок энергоносителей. Благодаря развитию СПГ-технологий, бизнес на поставках сжиженного газа превратился в один из самых динамичных в энергетическом секторе – он открыл дорогу для либерализации газового рынка и расширил возможности для конкуренции.

Компания «Новатэк» Леонида Михельсона и Геннадия Тимченко первой среди других игроков на российском рынке сделала ставку на данный тренд и не прогадала. В декабре 2017 года вместе с зарубежными партнерами она запустила масштабный проект «Ямал СПГ» в заполярном поселке Сабетта, построенном на берегу Ледовитого океана. Здесь располагается стратегически важный для российской экономики центр по разработке газовых месторождений.

Первая партия с завода «Ямал СПГ» была отправлена на танкере Christophe de Margerie, названного в память о руководителе французской компании Total Кристофа де Маржери (он погиб в 2014 году во время катастрофы в московском аэропорту Внуково). После перепродажи от первоначального заказчика, этот газ ушел в охваченный резкими холодами Бостон, став тем самым первой партией СПГ, поставленной из России в США.

Топливо с проекта также уходило в ЕС, Великобританию и Китай. Специфика рынка СПГ и участия акционеров в самом проекте «Ямал СПГ» позволяет осуществлять глобальные поставки, несмотря на присутствие «Новатэка» и основных акционеров компании в списке антироссийских санкций Вашингтона.

В «Ямал СПГ» «Новатэку» принадлежит 50,1% акций. По 20% – у французской компании Total и китайской CNPC, еще 9,9% – у китайского инвестфонда Silk Road Fund. СПГ поставляется на спотовый рынок акционерами проекта пропорционально их долям. Также российский СПГ поступает в другие страны через трейдеров, которые закупают его на Ямале.

Однако зарубежные контракты «Новатэка» ограничиваются административными решениями Кремля, который стремится сохранить монополию «Газпрома», когда речь идет о поставках на политически значимые для РФ рынки. Несмотря на активную торговлю газом с ЕС, российские власти отказываются выполнять условия «Третьего энергопакета» об анбандлинге и доступу независимых поставщиков к магистральным газопроводам для экспорта газа.

Зато поддерживают планы «Газпрома» по развитию добычи на Ямале, который является основной ресурсной базой для «Новатэка». «На полуострове, где расположено 32 месторождения, формируется новый центр газодобычи, который в перспективе станет одним из основным для развития газовой отрасли России», – говорится на корпоративном сайте «Газпрома».

Пока же неформальной газовой столицей РФ считается Новый Уренгой, возникший как город газовиков вблизи Уренгойского газового месторождения. Здесь не только сосредоточена основная добыча «Газпрома», но и сформировалась крупнейшая украинская диаспора на территории России.

Это связано с тем, что в советское время много специалистов попадали в Уренгой по распределению после окончания Ивано-Франковского института нефти и газа, который был важной кузницей кадров для газовой отрасли СССР.

В 1984 году был запущен газопровод «Уренгой – Помары – Ужгород». Он стал ключевым маршрутом для транспортировки газа из Сибири в Европу и основной частью украинской газотранспортной системы. Сейчас эта инфраструктура обеспечивает Украине порядка $2 млрд доходов от оказания транзитных услуг «Газпрому».


Город: Хьюстон/Вашингтон

Страна: США

Сегмент газового рынка: добыча, переработка, торговля

Географическая удаленность от Европы не мешает Соединенным Штатам Америки играть важную роль на европейском газовом рынке. Этому способствует признанный статус государства как ведущей экономики мира, политическое влияние которого распространяется далеко за его пределы.

Компании нефтегазового сектора – самые желанные клиенты лоббистов, офисы которых сосредоточены на K Street в Вашингтоне. Суммы, которые они выкладывают для продвижения своей повестки в Конгрессе, ежегодно превышают сотни миллионов долларов. А к расцвету этого направления консалтинговых услуг привело развитие технологий сланцевой добычи, превративших США в экспортера углеводородов глобального значения.

Главные «агенты американских нефтегазовых инвестиций» ведут свой бизнес в Техасе – крупнейшем энергетическом центре США. На его территории добывают больше всего нефти и газа в стране. Кроме того, штат лидирует по объемам ветровой генерации на внутреннем рынке.

Штаб-квартиры крупнейших отраслевых компаний сосредоточены в Хьюстоне, который называют энергетической столицей мира. В районе Даун-Таун – деловом центре города – разместились главные офисы таких международных корпораций как Chevron, ConocoPhilips и Marathon Oil.

Отсюда же управляется компания Cheniere Energy – это один из самых значимых игроков американского газового бизнеса для Европы и Украины. Она владеет крупнейшими инфраструктурными СПГ-проектами, ориентированными на экспорт – газовыми хранилищами и трубопроводами, по которым газ с континентальных месторождений транспортируется на СПГ-терминалы Sabine Pass и Corpus Christi в районе Мексиканского залива.

Бизнес Cheniere Energy начинался с нефтегазовой разведки в 1996 году. Его организовал иммигрант из Египта Шариф Суки, который в 2000-е годы первым в Америке занялся строительством СПГ- терминалов, и поэтому считается «отцом-основателем» экспорта СПГ в Соединенных Штатах. В 2016 году на волне споров со скандальным инвестором Карлом Айканом («любимый миллиардер» Дональда Трампа, своими манерами напоминающий Игоря Коломойского) Шариф Суки покинул Cheniere Energy и организовал новый собственный бизнес – компанию Tellurian, которая занялась производством СПГ и строительством терминала Driftwood в Луизиане, чтобы торговать газом с Индией и Европой. Его партнером по СПГ-терминалу стала французская энергетическая корпорация Total.

C марта 2017 года по сентябрь 2020-го исполнительным вице-президентом по маркетингу Tellurian был дипломат Амос Хохштайн – давний соратник Джо Байдена и бывший независимый директор в набсовете НАК «Нафтогаз Украины».

Глобальный кризис, в котором оказался весь мир из-за пандемии COVID-19, поставил на паузу планы Tellurian и энергокорпораций в разных странах. Но восстановление экономики и спроса на энергоносители все изменит. Движение на рынках уже стимулирует распространение вакцинации. Вероятно, что к концу 2022 года европейский рынок снова будет активно искать ценовой баланс между танкерными поставками из США, трубопроводным российским газом от «Газпрома» и ресурсом от других производителей, чтобы не только удовлетворить возросший спрос, но и не навредить энергобезопасности региона.


Город: Доха/Рас-Лаффан

Страна: Катар

Сегмент газового рынка: добыча, переработка, торговля

Доха – город небоскребов из стекла и бетона, выросший посреди пустыни. Он превратился в крупнейший мировой центр торговли СПГ, когда Катар стал важным поставщиком газа для европейских потребителей.

Украина также заинтересована получить доступ к СПГ из Катара. Это один из вопросов, которые обсудил президент Владимир Зеленский в Дохе, где находился с официальным визитом 4-5 апреля.

Катар стал мировым лидером производства СПГ еще в 2006 году, обойдя Индонезию. Сейчас страна обеспечивает производство и экспорт около 25% всего СПГ в мире.

Развивая свои новые СПГ-проекты и принимая инвестиционные решения по ним в начале 2000-х, Катар рассматривал США как основной рынок. Но в силу изменения рыночной конъюнктуры производимые объемы газа перераспределились, главным образом, на рынки Азии и Европы. В настоящее время география поставок катарского СПГ охватывает страны от Южной Кореи и США.

В Дохе расположена штаб-квартира Форума стран-экспортеров газа, который объединяет владельцев 73% мировых запасов газа, обеспечивающих 42% его мировой добычи. Эта организация известна также под неформальным названием «газовая ОПЕК», поскольку оказывает влияние на сравнимую с нефтяным картелем долю рынка энергоносителей.

С другой стороны, по поводу перспектив ФСЭГ влиять на ценообразование на газовом рынке часто звучат скептические оценки. Причина в том, что страны-участники ФСЭГ находятся на разных этапах развития газовой отрасли, обладают разными инструментами для экспорта (трубопроводы и танкеры), тем самым, их интересы слишком различаются даже для проведения унифицированной ценовой политики.

5+5: газовые столицы мира, меняющие архитектуру европейского рынка

Производство СПГ в Катаре сосредоточено в промышленном центре Рас-Лаффан на побережье Персидского залива, строительство которого началось в 1990 году. Государственная компания Qatar Petroleum является основным акционером во всех очередях двух крупнейших СПГ-проектов – QatarGas и RasGas. В них также участвуют американские компании ExxonMobil и ConocoPhilips, французская Total, англо-голландская Shell, японские Mitsui и Marubeni.

В 78 км от Рас-Лаффана находится месторождение «Северный купол» – основная ресурсная база для катарских СПГ-проектов. Природный газ на заводы в Рас-Лафан поставляется по отдельным газопроводам под силой собственного давления, при этом не используются дополнительные компрессорные установки.

Огромные запасы газа, американская военная база на территории и влиятельный телеканал «Аль-Джазира» позволяют Дохе проводить активную и порой агрессивную политику на Ближнем Востоке.

У маленького Катара то и дело вспыхивают  приграничные конфликты с арабскими соседями, одновременно Доха поддерживает тесные связи с Ираном, вполне мирно деля с Тегераном права на гигантское месторождение газа Северное/Южный Парс в Персидском заливе. 


Город: Свиноуйсьце/Варшава

Страна: Польша

Сегмент газового рынка: транспортировка, торговля

Тесные отношения с Вашингтоном и непримиримая позиция в борьбе против газопровода «Северный поток-2» для увеличения поставок российского газа в Германию вывели Варшаву в ранг активного игрока, который стремится нарастить влияние на европейской газовой карте.

Польские власти хотят помешать усилению немецко-российского партнерства и параллельно развивают проекты, позволяющие превратить страну в газовый хаб, причем не без участия Украины, которая привлекает своей масштабной газотранспортной инфраструктурой.

Строительство газопровода Baltic Pipe для поставок газа из Норвегии в Польшу через Балтийское море, развитие внутренней добычи и биржевой торговли, партнерство с «Нафтогазом» и компанией «Энергетические Ресурсы Украины» по разработке месторождений на западноукраинских территориях, участие в модернизации украинских газопроводов и подземных газовых хранилищ – все это элементы амбициозных планов, на которые делает ставку Варшава.

Но главное достижение польского газового рынка, которое уже изменило расстановку сил в Евросоюзе – это строительство СПГ-терминала им. Леха Качиньского в Свиноуйсьце на Балтийском море, которое обошлось в 720 млн евро (одна из крупнейших польских инвестиций в энергетике за последнее десятилетие).

Этот СПГ-терминал официально был запущен в декабре 2015 года, когда был принят первый газ из Катара. Летом 2016 года туда поступил первый танкер с норвежским газом по контракту PGNiG и Equinor. А в июне 2017-го в Свиноуйсьце пришел первый танкер из США, отправленный с Henry Hub.

К настоящему времени, в Свиноуйсьце разгрузили уже более 150 СПГ-танкеров. По итогам 2020 года, более 25% импортируемого Польшей газа пришлось на СПГ (3,8 млрд куб м после регазификации). Расширилась также география поставок. В дополнение к американскому, катарскому и норвежскому направлениям, стала развиваться торговля с такими странами Северной Африки как Нигерия, Тринидад и Тобаго.

Поляки хотят, чтобы терминал в Свиноуйсьце стал крупнейшим центром газовой торговли в Европе. Рассчитывая на успех проекта, его оператор – компания Gaz-System – решила увеличить мощность терминала с существующих 5 млрд куб. м до 7,5 млрд куб. м газа в год. Также Gaz-System реализует второй проект в Гданьском заливе по установке плавучего блока для хранения и регазификации СПГ (FSRU) мощностью 4,5 млрд куб м газа. Он будет запущен в 2026-2027 году.

На такие планы заинтересованно смотрит Украина, которая стремится развивать международное сотрудничество в газовом бизнесе, чтобы никогда больше не возвращаться к зависимости от «Газпрома», ангажированного в геополитические игры Кремля.

И это главное, что объединяет интересы Киева и Варшавы на европейском газовом рынке – диверсификация поставок и осторожное отношение к сотрудничеству с российскими энергокомпаниями, бизнес которых ставит на первое место не экономическую, а политическую выгоду.

Больше полезной информации, новостей и аналитики о мировом энергетическом рынке – на канале Светланы Долинчук. Читайте тут о главных трендах в энергетике и торговле энергоресурсами, новых технологиях в нефтегазовой отрасли, энергопереходе и декарбонизации.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате