Партнер Polish-Ukrainian Startup Bridge: «Надеюсь, инвестиции государства в стартапы рано или поздно окупятся»

Партнер Polish-Ukrainian Startup Bridge: «Надеюсь, инвестиции государства в стартапы рано или поздно окупятся»

Ярослав Харий – о том, какой польский опыт может перенять Украина, чтобы не оставаться донором более развитых стран

Цей матеріал також доступний українською
Партнер Polish-Ukrainian Startup Bridge: «Надеюсь, инвестиции государства в стартапы рано или поздно окупятся»

«Стартап получает финансирование от государства на изучение рынка и тестирование своего продукта. Позднее, когда компания начинает зарабатывать, она ежемесячно возвращает по 3% выручки, пока вся сумма не будет выплачена», – это условие одной из израильских программ поддержки стартапов. Израиль прославился на весь мир не только как Мекка для стартапов, а и страна, умеющая возвращать и приумножать свои инвестиции.

А что в Украине? Украинский фонд стартапов (УФС) выделил гранты почти 300 молодым проектам на общую сумму более 170 млн грн. На какие «дивиденды» может рассчитывать наше государство-инвестор? Какие «предохранители» от утечки грантов за рубеж использует Польша? Об этом в блиц-интервью Mind рассказал партнер Polish-Ukrainian Startup Bridge Ярослав Харий. Он помогает полякам находить украинские проекты, которые нуждаются в финансировании. А основанная Ярославом консалтинговая компания BFS сопровождает отечественные бизнесы при выходе на внешние рынки, занимается ангельскими инвестициями в Украине, помогает стартапам получить грантовое и инвестиционное финансирование в Европе.

– УФС вкладывает деньги налогоплательщиков в стартапы. Они подрастают и уезжают в ту же Польшу, США, Великобританию и т. п. То есть Украина инвестирует в более развитые страны, почти не получая дивидендов. Возможно ли изменить ситуацию?

– Это комплексный вопрос. Во-первых, государство субсидирует и уменьшает риски инвесторов на следующих уровнях финансирования. Такой путь проходят все страны. К примеру, когда украинские стартапы регистрируются в Польше и получают гранты, их фаундеры остаются стопроцентными собственниками своей компании. Такая же ситуация в США и других странах.

Во-вторых, украинским проектам выгоднее содержать свои R&D- и бек-офисы в нашей стране. Мало кто готов к полному переезду. В других странах стартапы открывают фронт-офисы по работе с клиентами на локальных рынках, но крупные бэк-офисы продолжают оставаться в Украине. К слову, весь крупный украинский бизнес структурирован по той же модели: многие имеют холдинговые компании в офшорах на Кипре и фирмы, которые занимаются продажами на других рынках.

УФС помогает развивать новые решения и продукты. После получения грантов у стартапов появляется больше шансов вырастить свою идею, привлечь финансирование и увеличить офисы в Украине. К слову, когда они продают свою долю, налоги платят (или должны платить) в Украине.

То есть надеемся, что гранты государства рано или поздно вернутся. Если не инвестировать на раннем этапе, стартапы сами по себе не вырастут. После старта работы УФС стартапы начали выглядеть более проработанными, запакованными под инвесторов. Повторюсь, большинство разработчиков и членов команды остаются в Украине. И свои немалые зарплаты они тратят в нашей стране. А это развитие локальных бизнесов. 

– То есть пока основной возврат инвестиций – через НДС?

– Да, малый и средний бизнес повышает продажи, а государство получает «дивиденды» на налогах.

Конечно, критиков любого дела всегда будет много. Но я считаю, работа УФС на 100% позитивна. Давайте для примера рассмотрим опыт Польши. Ранее поляки заставляли стартапы обязательно регистрироваться в Польше, не позволяя на следующих этапах финансирования юридически переезжать в другие страны. Но потом из-за этого получили огромные сложности при дальнейшем привлечении инвестиций. Потому что крупные международные фонды требуют, чтобы компании были зарегистрированы в США. В итоге Польша убрала это условие. Теперь поляки удерживают стартапы на ранних этапах, когда тратятся грантовые деньги, и просят платить налоги в Польше, но открывают двери на внешние рынки.

А наше государство вкладывает деньги в обучение и помощь на стадии, когда у проекта еще нет выручки. По данным исследования Polish-Ukrainian Startup Bridge, более 50% отечественных стартапов пока не имеют дохода. Т. е. у них нет потребности регистрироваться. На этом этапе самое важное – доработать продукт и зацепится за рынок, а также привлечь финансирование, чтобы продолжать развиваться дальше.

– Идея УФС позитивна. Вопросы к ее реализации. Один из критериев оценки стартапов – возможность масштабирования. Компании, которые ориентированы зарабатывать в Украине, «пролетают» по этому критерию. Было несколько скандалов. К примеру, популярный проект «Штрафы UА» получил низкие баллы жюри, так как концентрируется на нашем рынке. Получается, государство не поддерживает компании, которые точно останутся в Украине, и отдает приоритет тем, кто нацелен сбежать.

– Этот критерий придуман не Украинским фондом стартапов. Он заимствован у других фондов.

– Да, у негосударственных фондов. Но у частных инвесторов и государства могут быть разные приоритеты.

– Польские грантовые институты также оценивают стартапы по критерию «возможность масштабирования». Для любого инвестора – главное, чтобы стартап не оказался в долине смерти.

Не знаю, как именно оценивает УФС. Сложно комментировать. Общепринятый инвесторами подход: чем больше рынок – тем больше потенциальных заказов – тем больше шансов для роста капитализации. К примеру, проект Allegro – аналог Amazon на польском рынке – стал самой дорогой компанией на Варшавской бирже (вышли на IPO с оценкой $17,6 млрд). Zakaz.ua, который работает в основном в Украине, продается Glovo (за $80 млн, по оценке аналитиков). Если украинский стартап сможет показать, что он дойдет до уровня самоокупаемости или до доли украинского рынка, которая должна быть интересна для покупки глобальным игроком, конечно, он должен получить высокие баллы от УФС. Но если проект ориентирован на очень маленький рынок, условно, разрабатывает комбайн для сбора нескольких колосков, – фонд не выдаст грант.

А если хорошим проектам говорят «нет» – им не стоит опускать руки. В любой оценке – и позитивной, и негативной – всегда есть доля субъективного взгляда на проект и проблему, которую этот проект будет решать. Нужно сделать анализ, доработать предложение и пробовать привлекать деньги у частных украинских инвесторов. Успешные истории украинских единорогов сейчас мотивируют не только основателей стартапов, а и инвесторов из других отраслей. Также не стоит забывать, что именно отказы для многих суперуспешных стартапов были источником новых идей или мотивацией доказать, что именно их идея должна сработать.

Партнер Polish-Ukrainian Startup Bridge: «Надеюсь, инвестиции государства в стартапы рано или поздно окупятся»

Посмотрите на IT-аутсорсинг. Сейчас это вторая экспортная индустрия. Если бы IT-компании ориентировались только на локальный рынок, выросли бы они настолько мощно?

– Вопрос в другом, как государство может вернуть свои инвестиции?

– Только непрямым способом: увеличивая доходы граждан, покупательскую способность, помогая нашим стартапам продавать за рубежом, и предоставляя возможность платить налоги в Украине. Так происходит в других странах.

Государство не может требовать что-то взамен за гранты. Тем более что их размер небольшой. Стартап не встанет на ноги за те деньги, которые УФС в него вливает. Команда только подтвердит свою концепцию, проверит, нужен ли продукт клиентам, плюс, возможно, сделает красивую презентацию, чтобы ходить к инвесторам. Но государство не может ожидать: если оно дало $10 000 – 50 000, стартап будет сидеть в стране и никуда не ходить за деньгами.

– Израиль возвращает свои деньги, не «привязывая» стартапы. К примеру, по одной из программ, команды обязуются ежемесячно перечислять по 3% от дохода, пока не вернут всю сумму гранта. Возможен ли запуск такого условия в Украине?

– 3% от дохода может быть хорошим примером взаимовыгодного сотрудничества государства и стартапа. По сути – это беспроцентный беззалоговый кредит на ранней фазе развития, когда нужно дорасти до дохода. 

У Израиля есть много программ сотрудничества с другими странами, особенно по наукоемким инновационным разработкам.

Кстати, Израиль – один из крупнейших выгодополучателей в грантовой системе Польши. Там есть Национальный центр исследований и разработок. Он выделяет от $1 млн до $50 млн иностранным компаниям на R&D, которые «паркуются» в Польше. Таким образом, Польша притягивает наукоемкие стартапы из Израиля, Швейцарии и других стран.

Еще пример. Агентство развития предпринимательства Польши предлагает иностранным командам до $250 000 по программе SoftLanding в восточных регионах страны. Многие поляки также недовольны тем, что страна раздает деньги иностранцам. Но опять-таки в программе есть условие: большую часть гранта нужно потратить в Польше.

В Польше тоже есть много критиков такой системы. Они спрашивают, почему страна раздает деньги иностранцам. Но по условиям выдачи гранта, большая часть этих денег тратится в Польше и сразу же возвращается в экономику: в университеты, к экспертам, подрядчикам, учёным, создаются новые рабочие места. Также важно, что часть внешних сервисов закупается через открытую электронную систему публичных закупок. Это площадка, на которой польские эксперты и предприятия ищут дополнительный заработок, работая на компании, учредителями в которых часто являются иностранцы. Но эти гранты выдаются на конкурсной основе с возможностью доработать заявку и податься на конкурс в следующем наборе, если претендент не попал в список избранных.

Партнер Polish-Ukrainian Startup Bridge: «Надеюсь, инвестиции государства в стартапы рано или поздно окупятся»

Украина может просто скопировать успешный опыт Польши, Израиля, США и других успешных стартап-экосистем. Считаю, нам стоит улучшать систему поддержки стартапов.

– Как именно?

– Во-первых, нужны новые государственные программы для поддержки исследований, чтобы стартапы могли больше вкладывать в собственные разработки. А бенефициаром этого станут украинская наука, университеты. Пока содержать R&D в Украине выгоднее, чем в других странах. К примеру, недавно одна украинская компания проверила стоимость своего исследования: в Украине работу оценили от 100 до 300 евро, в ЕС – в 10 000 евро. На данный момент такие расценки – преимущество для наших стартапов.

Если государство создаст новые программы с большим объемом финансирования, более жестким конкурсом (чтобы действительно выигрывали самые лучшие проекты) и условием тратить гранты в Украине, – думаю, наши стартапы смогут более успешно расти. Пока же после акселерации стартап не всегда может добежать до внешнего финансирования. То есть важно создать систему поддержки проектов не только на ранней, а и на последующих стадиях.

Во-вторых, нужно создать условия для фондов, которые инвестируют на ранних этапах в Украине.

В-третьих, государству важно обеспечить инвесторам стандартные условия, касающиеся бизнес-климата: прозрачность, защиту прав акционеров…

– Вы верите, что третий пункт осуществим?

– Мы должны осознать, куда должны идти. С пониманием, а не вслепую. Двигаться в обозначенных направлениях и надеяться, что получится. Потому что у нас нет других вариантов.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно