По законам военного времени: что происходит с военными финансами в Украине

По законам военного времени: что происходит с военными финансами в Украине

Каков запас прочности у банковской системы

Цей матеріал також доступний українською
По законам военного времени: что происходит с военными финансами в Украине

Военные риски являются одними из самых опасных для финансовой системы. Во всех договорах они прописаны как форс-мажор, который освобождает стороны от ответственности. С началом войны в Украине этот форс-мажор стал реальностью. Однако на работе финансовой системы за первый месяц войны это фактически не сказалось: банковская система продолжает работать, а банки продолжают выполнять свои обязательства.

«Что сегодня означают военные риски с точки зрения финансовых операций с Украиной? Военные риски – это всегда форс-мажор. Если банк находился только в одном городе, а потом банка не стало вместе с городом, то предугадать такой риск 23 февраля было невозможно. Поэтому, конечно, к операциям по импорту сейчас условия будут ухудшены, будет в меньшей мере задействован коммерческий кредит или торговое финансирование. Но по мере стабилизации на фронтах все вернется на круги своя, еще до нашей победы и окончания военных действий», – обнадеживает член Совета НБУ Виталий Шапран.

По его словам, за время войны НБУ выдал рефинансирование менее 5% от всех обязательств банков. При этом, никакого ажиотажа, кроме первых дней войны, мы не наблюдаем, и банки стабильно сейчас размещают в НБУ средства. «Банковская система остается ликвидной. На валютном рынке достигнут некий консенсус между интересами населения и бизнеса, пока ситуация на фронте не улучшится, я бы их не менял», – говорит Виталий Шапран.

При этом условия работы украинских банков в мировой финансовой системе ужесточились. «В первые дни войны все иностранные банки начали требовать покрытие по всем лимитам украинских банков. Теперь для работы с иностранным банком украинский банк должен был разместить там свой депозит. Для иностранных банков это означало нулевой риск по Украине, так как в случае форс-мажора иностранный банк оставляет себе депозит», – рассказывает банковский эксперт Елена Домуз. По ее словам, для украинских банков это означает отток ликвидности, потому что они обязаны зарезервировать ликвидность на счетах за границей. 

Какой запас прочности при этом имеет банковская система, покажет время. Правительство, Национальный банк Украины и международные доноры предпринимают все возможные меры, чтобы поддержать украинскую финансовую систему в военных условиях. 

Под колпаком

В конце февраля 2022 года Международная группа по противодействию отмывания грязных денег FATF резко осудила действия России. «Действия правительства рф противоречат основным принципам FATF и представляют собой грубое нарушение обязательств, которые принимают на себя члены FATF», – сказано в заявлении. При этом под особый надзор попал весь регион.

FATF призвал компетентные органы всех юрисдикций способствовать обмену информацией со своим частным сектором по оценке и снижению любых выявленных возникающих рисков финансирования терроризма, легализации средств, полученных преступным путем и так далее, в том числе в отношении виртуальных активов, а также других угроз международной безопасности и безопасность из региона.

Данное заявление сделано по всем канонам дипломатического протокола, так как никаких действий за этим не последовало. То, что FATF признал факт агрессии России против Украины, пока говорит только о повышенном контроле над регионом. «На деле это означает, что проверки международного финмониторинга по Украине увеличиваются, ужесточается комплаенс по платежам», – рассказывает Елена Домуз. 

Хотя в стране происходит логичная для военного времени либерализация. Ростислав Кравец, юрист, глава адвокатского объединения «Кравец и партнеры» поясняет, что сегодня логично упрощаются все процедуры и операции по покупке гуманитарной помощи, средств защиты для армии и так далее. «Основная задача сейчас – не оглядываться на FATF, а защитить Украину. А сами финансовые транзакции будут проверены после войны», – говорит Ростислав Кравец. 

Лимиты для своих 

Основные ограничения, действующие сегодня, связаны со снятием наличных с карт и с вывозом денег за пределы Украины. НБУ по-прежнему ограничивает снятие наличных с карт украинцев 100 000 грн в день в Украине и валюты в эквиваленте за рубежом 100 000 грн ($3418) в месяц. «Оба лимита вполне достаточны для комфортного проживания как в Украине, так и за рубежом. Гривневый лимит внутри страны возможно пора снимать. А вот со снятием ограничений на снятие наличных за рубежом я бы повременил», – говорит Виталий Шапран.

За пределами Украины переводы quasi cash разрешены в пределах 100 000 в месяц со счетов одного контрагента, включая p2p, пополнение электронных кошельков, криптовалюту, Forex, подарочные сертификаты, букмекерские переводы и т. д.

Заблокированы на списание счета резидентов рф и Республики Беларусь, за исключением соцвыплат, выплат зарплаты, оплаты коммунальных платежей, налогов. Также ограничены платежи по счетам институтов совместного инвестирования ИСИ, платежи по которым возможны только по разрешению НКЦПФР для контроля операций.

«Я не вижу необходимости ограничения на снятие наличных обходить. Тем более что те, кто побогаче, обычно имеют карты ни одного украинского банка. Что касается фиксированного курса, беженцам он выгоден, таким образом, чтобы снимать через карты, а не идти на наличный рынок», – говорит Шапран. По разным оценкам, из Украины с начала войны уехали порядка 4 млн человек, прежде всего – женщины с детьми и пожилыми родителями.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.ua
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно