Заболело в мире
59,192,123
Умерло в мире
1,396,673
Вылечилось в мире
37,914,015
Заболело в Украине
647,976
Умерло в Украине
11,263
Вылечилось в Украине
299,358
Финальная точка: что изменится для Украины после окончательного запуска ассоциации с ЕС

Финальная точка: что изменится для Украины после окончательного запуска ассоциации с ЕС

И почему «торговый рай» все никак не наступает

Этот материал также доступен на украинском
Финальная точка: что изменится для Украины после окончательного запуска ассоциации с ЕС
Фото: Shutterstock

С 1 сентября в полном объеме начинает действовать Соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли между Украиной и ЕС. Но несмотря на завершающий этап вступления в силу этого документа, Украине вряд ли стоит ждать существенного увеличения товарооборота с Европой. Для этого украинской власти пора начать наконец отстаивать экономические интересы страны, поставив в приоритет их, а не личные политические цели.

Украина и ЕС подписали Соглашение об ассоциации с ЕС еще в марте 2014 года. Фактически три года ушло на ратификацию документа всеми членами союза – финальная точка была поставлена лишь 11 июля 2017 года после голосования Совета Европейского союза. Но ошибочно полагать, что именно 1 сентября перед Украиной откроется окно возможностей для торговли с Европой.

В чем суть новшеств? Де-факто зона свободной торговли с ЕС уже работает полтора года. Часть соглашения об ассоциации, касающаяся зоны свободной торговли, заработала еще 1 января 2016 года. С 1 сентября мы сможем говорить скорее о политическом и юридическом окончании ратификации документа. Все проволочки были связаны исключительно с позицией Нидерландов, которые тянули с одобрением именно политической части документа. К экономике эти разногласия не имели никакого отношения.

Тем не менее можно констатировать, что Украина наконец закончила длительный процесс и теперь имеет возможность ставить перед собой новые цели во взаимоотношениях с Евросоюзом. Кстати, во многом это может быть связано как с корректировкой Соглашения об ассоциации, так и с заключением отдельных исключительно экономических соглашений. Это было бы логично, учитывая нынешнее состояние торговых связей с ЕС, которое пока сложно назвать приемлемым для Украины.

Чего достигли? За полтора года работы Зоны свободной торговли доля украинского экспорта в ЕС существенно увеличилась. Сейчас на европейские страны приходится 39,8% всего нашего экспорта. В денежном эквиваленте это $4,8 млрд. Говорить о серьезности этого показателя можно лишь в относительных величинах, учитывая, что в реалиях 2013 года такую сумму вряд ли можно назвать прорывом. Но если рассматривать темпы роста, то, безусловно, после кризисного 2014-го и 2015-го годов эффект зоны свободной торговли весьма солидный: ЗСТ дает рост 25–30% в год. В первом полугодии 2017 года экспорт из Украины в ЕС вырос уже на 14,3%.

Тем не менее стоит учитывать характер этого экспорта. Фактически речь идет об АПК, который действительно интересен европейцам. Но дозированно. Больше всего европейцы покупают курятину, яйца птицы, пшеницу, ячмень, семена масличных культур, рапсовое масло, сахар и кондитерские изделия.

В январе – июне 2017 года оборот торговли сельскохозяйственными товарами между Украиной и Европейским союзом составил $3,8 млрд. Положительное для нашего государства сальдо превышает $1,7 млрд. Это безусловный плюс. Проблема только в том, что уже в первом полугодии мы снова (как и в прошлом году) исчерпали практически все беспошлинные квоты. А это говорит о том, что реально воспользоваться возможностями ЗСТ могут только крупные игроки, у которых выстроена своя система взаимоотношений с европейскими партнерами. Других же на фоне аграрного бума может ждать кризис перепроизводства.

Остается надеяться лишь на дополнительные квоты, которые слегка облегчат жизнь производителям меда, томатов и ряда других сельхозпродуктов.

Как себя чувствуют передовые технологии? Высокотехнологическая продукция Украины не может похвастаться такими же перспективами на европейском рынке. Объем экспорта колеблется на уровне $1,5 млрд в год, но это вопрос не столько к европейцам, сколько к отечественным производителям. Если говорить о промышленной продукции (включая химию и минеральные удобрения), то здесь тоже не все так гладко – падение на 1,2% по отношению к 2013 году. Украинская металлургия, приносившая в лучшие годы стране львиную долю валютной выручки, пока тоже стагнирует, не адаптировавшись к новым ценам на сырье.

В целом все это говорит не столько о проблемах самой ЗСТ с ЕС (хотя здесь ключевая проблема – квоты), сколько об отсутствии у правительства четкого видения структуры экономики Украины в ближайшие годы. Сделав ставку на АПК, власть не учла то, что рынок ЕС не нуждается в таких объемах, а кризис перепроизводства неизбежно нанесет серьезный удар по отечественным производителям. Потеряв возможность получать деньги за счет сырьевого экспорта, мы так и наладили собственное производство готовой продукции с высокой добавочной стоимостью, которая могла бы заинтересовать европейцев (в этом вопросе полезен опыт той же Турции).

В чем проблема? Украина пока предпочитает пользоваться экономическими «форточками» вместо того, чтобы открывать окно экономических возможностей. Иначе объяснить настойчивое желание увеличивать долю сельхозпродукции в структуре экспорта сложно.

Производители и отраслевые министерства продолжают искать легкие пути. Объем продаж машин, оборудования и механизмов, а также электротехнического оборудования в Россию по итогам I квартала текущего года составил $251,9 млн, что на 31,2% больше, чем за аналогичный период 2016-го. Это говорит о том, что многие производители «топчутся» на старых рынках сбыта, то ли не получая новых вводных от правительства, то ли пользуясь последними возможностями экспорта в РФ, несмотря на политическую подоплеку. Хотя абсолютно очевидно, что без комплексного политического решения вопроса о статусе торговых отношений с Россией  этот сегмент будет находиться в подвешенном состоянии с весьма неоднозначными перспективами.

Как выйти на новый уровень? Многие эксперты говорят о серьезных перспективах украинского IT-сегмента на европейском рынке. Это правда, но пока мы не остановим отток специалистов и не решим проблему налогообложения в этой отрасли, ни о каком комплексном рывке говорить не приходится.

Другая сторона работы ЗСТ с ЕС – потребительская. За полтора года украинцы так и не увидели долгожданный дешевый импорт, который мог бы не только подстегнуть падающую покупательную способность, но и открыть возможности для малого и среднего бизнеса. Одна из ключевых причин сложившейся ситуации – протекционизм внутренних игроков.

Чего ожидать теперь? С 1 сентября Украина вряд ли войдет в новую экономическую реальность. Скорее – страна получит возможность трезво посмотреть на свой пройденный путь и начать наконец-то отстаивать собственные экономические интересы. Ведь именно в этом и скрыт истинный смысл всех экономических соглашений.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате