Заболело в мире
1,076,017
Умерло в мире
58,004
Вылечилось в мире
225,335
Заболело в Украине
1072
Умерло в Украине
27
Вылечилось в Украине
23
Палата или суд: что стоит за созданием очередных антикоррупционных органов

Палата или суд: что стоит за созданием очередных антикоррупционных органов

И получится ли у власти продавить свое видение реформы

Этот материал также доступен на украинском
Палата или суд: что стоит за созданием очередных антикоррупционных органов
Фото Shutterstock

На фоне снятия неприкосновенности с нардепов и ожидания нового транша от МВФ в Украине снова заговорили о создании антикоррупционного суда. Сторонники этого решения говорят о том, что другими методами коррупцию в стране не одолеть, критики – сетуют на параллелизм в судебной системе и возможную потерю контроля над правосудием в стране. Пока эти противоречия выглядят трудно разрешаемыми.

Создание системы антикоррупционных судов в Украине обсуждают уже несколько лет. В идеале эти органы должны были стать цементирующим элементом новой системы антикоррупционных органов, которая сегодня состоит из Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), Специальной антикоррупционной прокуратуры (САП) и Национального агентства по предупреждению коррупции (НАПК). Антикоррупционные суды должны были стать инстанцией по рассмотрению дел в рамках юрисдикции всех этих новых органов. Но на практике вопрос затянулся и фактически зашел в тупик. Если раньше западные партнеры могли надавить на власть, и создание того же НАБУ прямо привязывалось к получению очередного транша МВФ, то сегодня даже с помощью кредитов добиться прогресса в создании антикоррупционных судов не получается. Несмотря на то что это требование было прописано в очередном меморандуме с фондом. Теперь же власть пробует заменить идею создания антикоррупционных судов антикоррупционными палатами в рамках действующей судебной системы, и пока эта идея имеет гораздо больше перспектив, чем запуск полноценного нового органа.

Что такое антикоррупционный суд и чем он должен заниматься? Сейчас дела против коррупционеров рассматриваются в рамках действующей судебной системы судами общей юрисдикции. Судьи этих инстанций назначаются президентом Украины по представлению Высшего совета правосудия. Судьи же антикоррупционных судов должны назначаться на конкурсной основе и быть полностью защищены от политического вмешательства. Тесная взаимосвязь с НАБУ, САП и НАПК, руководство которых назначается по такому же принципу, должна сделать антикоррупционные суды единственным органом, рассматривающим коррупционные дела. По мнению авторов реформы, это даст мощный импульс борьбе с коррупцией в стране.

Противоречит ли создание системы антикоррупционных судов Конституции? Здесь мнения юристов разнятся. С одной стороны, создание судов фактически отдельной юрисдикции должно быть отображено в Конституции. К примеру, статус Конституционного суда в ней вынесен в отдельный раздел. С другой – в июне 2016 года, когда парламент принимал президентские изменения в Конституцию в части правосудия, было предусмотрено создание антикоррупционного суда. В новом законе «О судоустройстве и статусе судей» четко прописано создание Высшего антикоррупционного суда, правда, не указаны сроки. Такое положение вещей дает как сторонникам, так и противников создания антикоррупционных судов аргументы о совместимости этого органа с Конституцией Украины. Юридический спор может продолжатся бесконечно, и его исход напрямую зависит от политической воли.

Что с правовой базой? Пока в Раде зарегистрированы два законопроекта, которые могут послужить основой для создания антикоррупционной судебной системы. Это законопроект №6011, подготовленный так называемой группой еврооптимистов (Егор Соболев, Мустафа Найем, Оксана Сыроед, Иван Крулько и др.) и законопроект №6529 под авторством Сергея Алексеева из БПП. Если первый документ предполагает создать с нуля независимый Высший антикоррупционный суд первой инстанции и автономную апелляционную палату для рассмотрения дел НАБУ, то Алексеев в своем проекте говорит лишь об антикоррупционной специализации действующих судей в местных и апелляционных судах. То есть фактически проект Алексеева – это идея создания антикоррупционных палат в нынешних украинских судах. Конкуренция между законопроектами достаточно жесткая, но проект еврооптимистов уже был признан Высшим советом правосудия неконституционным. Заключение, безусловно, консультационное, но тем не менее.

Будут ли антикоррупционные суды финансироваться из-за рубежа? Детальной информации по этому поводу нет, и об этом рано говорить на начальной стадии реформ. Тем не менее посол США в Украине Мари Йованович заявила, что именно благодаря помощи Америки в Украине удалось создать систему антикоррупционных органов, но для обеспечения результатов нужна соответствующая судебная система. Это говорит о готовности Штатов принимать участие в этом проекте. Напомним, НАБУ, САП и НАПК существуют в том числе благодаря американской финансовой помощи.

Рассматривается ли вариант привлечения судей-иностранцев? Идея во многом фантасмагорична, но авторами первоначальной концепции реформы рассматривалась вполне серьезно. В частности, о консультациях на эту тему в стенах Международного уголовного суда в Гааге говорила вице-спикер Верховной Рады Оксана Сыроед. Но впоследствии этот элемент был исключен из концепции. Сейчас рассматривается лишь участие представителей иностранных институций в работе конкурсной комиссии для назначения судей. В любом случае это тоже механизм внешнего воздействия, который последовательно критикует часть экспертной среды в Украине.

Почему критикуют антикоррупционные палаты? Из-за того, что судьи, которые будут рассматривать коррупционные дела останутся частью старой судебной системы. По мнению сторонников более радикальных изменений, это нивелирует суть реформы, и дела против коррупционеров будут разваливаться в судах также, как это происходит сегодня.

Что отвечают сторонники палат? Генеральный прокурор Юрий Луценко, один из главных защитников идеи создания антикоррупционных палат, отмечает, что такой подход к реформе позволит запустить ее гораздо быстрее. Создание полноценных антикоррупционных судов, по его мнению, растянется минимум на три года. Из-за отсутствия зданий, коммуникаций, кадровой и нормативно-правовой базы. Аргумент рабочий, хоть и спорный. В свое время это не мешало власти тасовать целые министерства для распределения сфер влияния.

Что думают на Западе? Если госсекретарь США Рекс Тиллерсон был достаточно категоричен относительно необходимости создания полноценных антикоррупционных судов, то председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер на саммите «Украина – ЕС» в Киеве допустил и создание палат. Позже в НАБУ заявили, что Юнкера ввели в заблуждение. При этом в понедельник стало известно, что свои требования к Украине решил смягчить и МВФ. Председатель фонда Кристин Лагард готова пойти на встречу Киеву не только в отказе от земельной реформы, но и в принять создание антикоррупционных палат вместо антикоррупционных судов.

Говорит ли это о том, что вопрос с антикоррупционным судом закрыт? Нет, МВФ далеко не единственный лоббист создания антикоррупционных судов в Украине. США в данном вопросе проявляют гораздо большую принципиальность, и позиция Тиллерсона это подтверждает. Вполне возможно, что осенью США могут привязать реформу правосудия к своей кредитной линии. Кроме того, актуальность темы может повыситься в случае обострения политического кризиса в Украине и провала резонансных уголовных дел, которые сейчас расследуются правоохранительными органами.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате