Неблагонадежный гигант: почему Евросоюз признал ОАЭ офшором

Неблагонадежный гигант: почему Евросоюз признал ОАЭ офшором

И чем это грозит другим государствам

Этот материал также доступен на украинском
Неблагонадежный гигант: почему Евросоюз признал ОАЭ офшором
Улица в Дубаи
Фото: pixabay

Глобальная борьба с офшорами не утихает. Недавно стало известно о том, что Совет Европы обновил черный список офшорных юрисдикций, которые в недостаточной степени сотрудничают с ЕС в вопросах налогообложения. Из него исключили британскую и голландскую заморские территории – Бермуды, острова Аруба и Барбадос. Аруба изменила свое законодательство, а Бермуды и Барбадос обязались вскоре его поменять, так что перешли в серый список. 

Итак, список неблагонадежных юрисдикций уменьшился, но не на много, если учитывать то, что до этого в марте министры финансов Евросоюза расширили его втрое – до пятнадцати стран. Напомним, список создали в декабре 2017 года на основании 4-й директивы ЕС против отмывания денег (AMLD4). И примечательно, что в марте его впервые пересмотрели настолько тщательно – до этого в нем числилось всего пять юрисдикций.

Другой примечательный факт: раньше в списке были островные государства, считающиеся офшорными, но в марте в него попали и страны, которые относят к ведущим мировым экономикам, в том числе – Объединенные Арабские Эмираты. О чем это может свидетельствовать, специально для Mind поясняет адвокат Юлия Курило.

Как формируются списки «неблагонадежных» юрисдикций? В общей сложности за год ЕС изучил усилия 92 стран в противодействии отмыванию денег. Главной целью было понять, соответствуют ли они стандартам ЕС по таким критериям, как налоговая прозрачность, эффективное управление и реальная экономическая активность. Для этого выяснялось, есть ли в стране необоснованные налоговые льготы и преференции, в  том числе – нулевая ставка корпоративного налога, которая является ключевым показателем офшора. И насколько охотно юрисдикция обменивается налоговой информацией с Евросоюзом (сегодня в ЕС существует механизм по обмену финансовой информацией между фискальными службами разных стран в автоматическом режиме).

В результате некоторые юрисдикции перешли в черный список из серого, где числились те, кому ЕС давал шанс привести свое налоговое законодательство в соответствие с международными стандартами. Большинство меры приняло, хотя Евросюз еще продолжит мониторинг их деятельности.

За что «поплатились» ОАЭ? Именно в сером списке вместе с 46 другими юрисдикциями числились и Объединенные Арабские Эмираты. У правительства этого государства был шанс «реабилитироваться», осуществив до начала этого года соответствующие реформы, и оно даже обещало сделать это, но взятых на себя обязательств не выполнило.

Налоговые льготы в ОАЭ весьма разнообразны: тут есть десятки свободных экономических зон, в которых от налогообложения освобождаются и зарегистрированные компании, и их сотрудники, а список реальных бенефициаров компаний остается закрытым. Так что юрисдикция вполне подходит для того, чтобы оптимизировать налоги, что и привлекает немало клиентов из других стран.

Впрочем, власти ОАЭ ранее подчеркивали, что прилагают немало усилий, чтобы соответствовать всем требованиям ЕС. И именно этой весной должны были ратифицировать стандарты противодействия минимизации налогов на транснациональном уровне.

По всей видимости, в ближайшее время можно ожидать встречу руководства страны с представителями FATF (группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). Как и пересмотра принципов работы банков в ОАЭ: усиление контроля за сомнительными операциями, обмен информацией, идентификация клиентов.

О чем это говорит? Переместив ОАЭ в черный список, ЕС дал понять, что перечень могут пополнить и другие страны с большой экономикой. А это чревато сложностями в развитии торговых отношений с ними, ведь европейцы стараются не работать с компаниями из «фискально неблагонадежных» стран.

Компаниям из ОАЭ невозможно открыть счета в европейских банках. Любая сделка попадает под усиленный контроль, и банки могут приостановить транзакцию и удерживать средства до выяснения сути операции и тщательной проверки информации о контрагенте. Отдельные страны ЕС ввели налог на операции с офшорами. Не так давно о таком налоге заявляли и украинские парламентарии.  

Впрочем, пока никто не говорит о том, какие санкции будут применяться в отношении всех фигурантов. И об общих санкциях члены ЕС до сих пор не договорились. Согласно заявлениям министров финансов Евросоюза, более конкретно ограничения и наказания для юрисдикций из черного списка в ближайшее время только начнут рассматриваться.

Более того, хотя ЕС и подал «нужный сигнал» мировым финансовым центрам, но не факт, что при следующем пересмотре черный список снова разрастется. Дело в том, что с одной стороны, контролирующим органам нужно показывать решительную борьбу с офшорами, но с другой – Европа не готова проявить такую активность по отношению к наиболее крупным «игрокам».

Например, сложно представить в черном списке США, хотя в Европарламенте признали, что по формальным признакам эту страну можно отнести к налоговым гаваням – государство не внедрило единый стандарт налоговой отчетности, который предполагает раскрытие конечных бенефициаров, а в отдельных штатах их анонимность предусмотрена законодательством и т. д. Хотя на фоне усиливающегося напряжения в отношениях между странами – лидерами ЕС, с одной стороны, и США – с другой, такой разворот событий не исключен.

Чего ждать дальше? В обозримом будущем возможен переход компаний в другие юрисдикции – пусть и с менее привлекательными условиями.

Борьба с налоговыми гаванями не может быть быстрой. Тем не менее для собственников компаний все происходящее – очередной повод пересмотреть ведение своего бизнеса и минимизировать риски (штрафы, санкции), более тщательно оформлять сделки. Конечно, еще можно найти гавани, которые позволяют работать «по-серому», но их становится все меньше, и борьба с ними только ужесточится.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате