Заболело в мире
30,784,671
Умерло в мире
957,059
Вылечилось в мире
21,032,712
Заболело в Украине
175,678
Умерло в Украине
3,557
Вылечилось в Украине
77,512
Незаконное обогащение: как будет работать новая норма Уголовного кодекса

Незаконное обогащение: как будет работать новая норма Уголовного кодекса

Что именно утвердили народные депутаты и как на практике будут привлекать чиновников к ответственности

Этот материал также доступен на украинском
Незаконное обогащение: как будет работать новая норма Уголовного кодекса
Фото: pixabay

Верховная Рада в конце октября утвердила новую статью 368 Уголовного Кодекса о незаконных доходах, которая предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до 3 лет. Соответствующий законопроект №1031 народные депутаты поддержали 31 октября.

Согласно документу, преступлением будет считаться приобретение чиновником активов, которые на более чем 6500 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан превышают законные доходы.

Чем отличается данная статья от той, которую декриминализировал Конституционный Суд, и как будет работать новая редакция о незаконном обогащении, объяснил Mind управляющий партнер Адвокатского объединения «Овчаров и Партнеры» Денис Овчаров.

31 октября Верховная Рада приняла закон, которым в очередной раз Уголовный кодекс Украины был дополнен новой, уже всем знакомой, статьей о незаконном обогащении чиновников.

Почему Рада снова вернулась к этой теме

В свое время статья о незаконном обогащении в УК Украины была одним из требований ЕС, а также одним из обязательств перед МВФ, закрепленным меморандумом.

Однако в начале 2019 года Конституционный Суд Украины принял решение о декриминализации ст. 368-2 УК Украины о незаконном обогащении в связи с ее несоответствием Основному закону Украины.

Тогда КС Украины указал, что статья в исследуемой редакции противоречит презумпции невиновности, нарушает принцип свободы от саморазоблачения и возлагает бремя доказывания со стороны обвинения на сторону защиты, которая должна доказывать законность происхождения активов.

Так, ст. 368-2 УК Украины «Незаконное обогащение» предусматривала уголовную ответственность за приобретение лицом, уполномоченным на исполнение функций государства или местного самоуправления (проще говоря – чиновника), в собственность активов в значительном размере, законность оснований приобретения которых не подтверждена доказательствами, а так же передача ему таких активов любому другому лицу.

Фактически корень зла данной статьи был в формулировке «законность оснований приобретения которых не подтверждена доказательствами».

Тогда решение КС Украины раскритиковала общественность, а европейские партнеры требовали вернуть статью в Уголовный кодекс как логического продолжения антикоррупционных реформ.

Что предлагает новый подход к определению незаконного обогащения

Законопроект № 1031 меняет подход к формулировке диспозиции статьи. Согласно ст. 368-5 УК Украины, незаконным обогащением является приобретение чиновником активов, стоимость которых более чем на 6500 не облагаемых налогом минимумов доходов граждан превышает его законные доходы. При этом примечание к статье определяет, что именно следует считать «законными доходами», а также признается «активами».

Вот такое обычное изменение формулировки может полностью изменить подход к пониманию состава преступления и, как следствие, его расследованию. Достаточно интересным является вопрос, как заработает эта статья на практике.

Только представьте, в Украине нет ни одного приговора в связи с незаконным обогащением. Нескольким чиновникам было объявлено подозрение по ст. 368-2 УК Украины, и все. Фактически Уголовный кодекс имеет в своем арсенале мертвую статью.

Кто и как будет доказывать виновность чиновников

Сейчас механизм работы антикоррупционных органов прописан, с одной стороны, достаточно понятно, а с другой – вызывает много вопросов.Так, Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАПС) занимается первоначальной проверкой электронных деклараций чиновников. В случае обнаружения в декларациях сведений о получении последними права собственности на необоснованные активы НАПС должно обратиться в правоохранительные органы с соответствующим сообщением.

Здесь уже в работу включаются НАБ Украины и САП. Именно они должны собрать достаточно доказательств для того, чтобы подтвердить, что задекларированные активы не соответствуют доходам, полученным законным способом.

Есть и другой путь открытия уголовного производства. Это либо информация из общедоступных источников о наличии у чиновника активов, явно несоразмерных с его доходами, либо непосредственно заявление о совершении уголовного преступления.

Здесь уже детективы должны доказать связь имущества с чиновником как прямую, так и через любого другого человека, если будет доказано, что такое приобретение было осуществлено по поручению самого чиновника.

Открытым остается вопрос, как заработает Высший антикоррупционный суд, пока о его работе судить еще просто рано.

Чего не хватает документу

Несмотря на отмеченное, по моему мнению, сама идея статьи и ее реализация на практике вызывут слишком много вопросов. Правоохранители не могут просто констатировать факт существования незаконных средств, активов и не выяснить источник их происхождения. А такой источник, в свою очередь, тоже не может иметь легальный характер, создавая новый состав преступления.

Однако ни Уголовный, ни Уголовный процессуальный кодексы не требуют такого расследования, не требуют установления источника происхождения доходов.То есть ответственность за незаконное обогащение становится мощным инструментом судебного преследования должностных лиц. Она не требует доказательства коррупционной составляющей, позволяя суду делать выводы из того факта, что чиновник имеет доходы, которые не могли быть получены из законных источников.

В этом контексте мне больше нравится подход США к пониманию незаконного обогащения. Американский подход заключается в его использовании в качестве инструмента уголовного или гражданского преследования за непредставление финансовой отчетности вместе с обвинением в уклонении от уплаты налогов.

А значит, незаконное обогащение используется как инструмент расследования коррупции.

В завершение хочется добавить, что статья 20 Конвенции ООН против коррупции призывает государства-участники рассмотреть возможность принятия таких законодательных и других мер, которые могут потребоваться для признания умышленного незаконного обогащения, то есть значительного увеличения активов публичного должностного лица, превышающих его законные доходы и которые он не может разумным образом обосновать, преступлением. Однако государство, имплементируя данное положение, не должно слепо следовать рекомендациям, а разумно прописать механизм привлечения к ответственности, чтобы статья о незаконном обогащении не осталась мертвой нормой кодекса или потом была прямо разгромлена в ЕСПЧ.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате