Заболело в мире
43,979,777
Умерло в мире
1,167,124
Вылечилось в мире
29,800,111
Заболело в Украине
363,075
Умерло в Украине
6,755
Вылечилось в Украине
148,642
«Черное золото» массового поражения: кто и куда продает уголь из ОРДЛО

«Черное золото» массового поражения: кто и куда продает уголь из ОРДЛО

И как его легализуют

Этот материал также доступен на украинском
«Черное золото» массового поражения: кто и куда продает уголь из ОРДЛО
Фото: DR

Недавние забастовки шахтеров в оккупированном Донбассе – лишь начало серьезного недовольства горняков ситуацией, которая складывается вокруг угольной отрасли самопровозглашенных республик. В ГО «Восточная правозащитная группа» считают, что митинги возобновятся в ближайшее время, потому что средств на выплаты задолженности, которая уже составила порядка 8 млрд рублей, ни в оккупационных администрациях Луганска и Донецка, ни в Москве просто нет.

Почему сложилась такая ситуация в «ЛНР» и «ДНР», кто за этим стоит и зарабатывает миллиарды долларов, и как Украина может снизить градус агрессивности северного соседа, специально для Mind рассуждает военный эксперт Михаил Жирохов.

Как Россия заставила оккупированные территории работать на олигархов?

Содержание оккупированных территорий – очень дорогое удовольствие. Тем более, когда речь идет о таком густонаселенном регионе, как Донбасс. Поэтому после хаоса летних боев 2014-го и установления более-менее стабильной линии соприкосновения, российские кураторы начали создавать производственно-торговые цепочки, которые могли бы компенсировать хоть какие-то затраты и перевести захваченную территорию Донецкой и Луганской областей на некое подобие самоокупаемости.

Вариантов было немного – уголь и металл. И, если производство металла было в большей степени завязано на внешние факторы, то уголь можно было добывать даже при полной изоляции этих регионов. На подконтрольных россиянами кусках двух областей осталось 115 из 150 угольных шахт Донбасса, добывающих важный для Украины вид угля – антрацит. На сегодня работающих шахт осталось значительно меньше, но ввиду информационной закрытости ОРДЛО сказать, сколько именно – сложно.

Антрацит был крайне необходим для работы тепловых электростанций – ТЭС – по всей Украине, потому почти до 2017 года часть донбасского угля шла к нам. И тогда сложилась уникальная ситуация: часть угольных предприятий (прежде всего, принадлежавших олигарху Ринату Ахметову), физически находясь на подконтрольных России территориях, работала под полной юрисдикцией Украины. Потом большую часть  ТЭС перевели на уголь марки «Г» – газовый, который в достаточном количестве добывается на всей территории Украины, и оккупационные власти начали срочно «национализировать» предприятия. В итоге бизнес олигарха, который де-юре как бы «стоял над схваткой», получая свои выгоды, сошел на нет.

Справка: 90% газового угля добывается в восточной Украине, на тех же шахтах Ахметова – «Павлоградуголь» (более 20 млн тонн), «Добропольеуголь» (свыше 2 млн тонн). А на остальных шахтах, в том числе Львовско-Волынского бассейна, – в лучшем случае 3 млн тонн в год.

Зато появилась возможность запустить на полную мощность канал для экспорта всего донбасского угля в Россию и далее в обход санкций, по всему миру. Для организации столь масштабной схемы россиянам понадобились связи и возможности беглого украинского президента Виктора Януковича и его соратников, которые ранее отработали подобные схемы через свой «кошелек» – возникшего из ниоткуда «младоолигарха» Сергея Курченко.

Как непризнанные территории становятся «черными дырами» глобальной экономики?

Под Курченко срочно были созданы десятки подставных компаний с регистрацией  в Москве, Ростове-на-Дону, а также в непризнанных Абхазии и Южной Осетии. Через них и проходят колоссальные объемы угля, металла и денег. Особенно ценными для этой схемы являются фирмы из Южной Осетии, так как эта территория признана только Российской Федерацией и несколькими странами-сателлитами. Зато Южная Осетия признала «ЛНР» и «ДНР», что и позволяет России без проблем торговать с донбасскими «республиками» при посредничестве южноосетинских компаний, которые выступают обычными «прокладками».

Добытый на официальных шахтах, или даже копанках, уголь загружается в товарные поезда на оккупированных территориях, пересекает границу с Российской Федерацией, а на российских железнодорожных станциях сопроводительную документацию фальсифицируют. Там уголь становится добытым на «одной из российских шахт». И, что интересно, чаще всего это шахты, которые долгое время не работают или выдают на-гора минимум угля.

Но с этого момента уголь Донбасса получает абсолютно легальный статус, с которым может ехать в Восточную Европу через несколько границ без каких-либо проблем и лишних вопросов. Или в один из российских портов, откуда грузовые суда доставят его по всему миру.

По оценке аналитиков американской исследовательской организации C4ADS, объемы такой нелегальной торговли за 3,5 года (с 2016 по май 2019) превышают $286 млн. Но, даже если просто оценить масштабы добычи угля на оккупированных территориях (а они составляют, по оценкам специалистов, примерно 50% от довоенных показателей) и суммы, вырученные от продажи угля за пределы России фирмами из орбиты Курченко, то следует признать, что эта цифра занижена на порядок. Причина может быть в том, что американцы оперируют исключительно доступными им документами, находящимися в открытом доступе. И то – достаточно осторожно, учитывая возможные риски судебных разбирательств.

Основой угольного бизнеса Сергея Курченко является ООО «Газ Альянс», которая по состоянию на прошлый год заняла 9-е место среди крупнейших поставщиков антрацита  «в» и «из» России. Для компании, которая возникла буквально из ниоткуда и не имеет никаких производственных мощностей, результат феноменальный.

Как показывает анализ таможенных деклараций, который провели американские специалисты, донбасский антрацит составлял 97% импорта в Россию, причем пик поставок по этим же данным пришелся на 2017 год.

По официальным документам схема продажи угля выглядит достаточно просто. «Государственные» компании «Республиканский центр «Торговый дом «Уголь Донбасса» и «Государственное унитарное предприятие Луганской народной республики «Антрацит» продают уголь с «государственных» шахт компаниям «Газ Альянс» и аффилированным с ней структурам (как-то «Первая логистическая компания» и «Центр эффективных логистических решений»). Потом «Газ Альянс» с подконтрольными фирмами, после серии нехитрых комбинаций, описанных выше, продает его за рубеж как российский.

Продает с размахом, если судить по документам. Среди покупателей значатся Гонконг, Нидерланды, Великобритания, Польша, Турция. Есть даже российско-северокорейское совместное предприятие «РасонКонТран». И это не считая откровенно «мутных контор» из Абхазии. Причем суммы поражают – только с 2016 по май 2019 года это около $2,9 млрд.

За счет чего поддерживается сепаратизм на Донбассе?

Именно на эти деньги до сих пор функционирует оккупационная администрация ОРДЛО, именно так выплачиваются пенсии и другие социальные выплаты на оккупированных территориях. Российская сторона,  по сути, занята только одним – поставками оружия и боеприпасов, а также финансовым содержанием двух армейских корпусов. Тоже немалые средства, но не такие уж неподъемные для российского бюджета.

Американское правительство в лице Управления контроля за иностранными активами США (OFAC) наложило целый ряд санкций на компании, которые занимаются подобной деятельностью, однако это никак не повлияло на их экономическую активность, так как все происходит по годами отработанным схемам.

И доказать, что уголь имеет донбасское происхождение, зачастую достаточно проблематично. По своим качественным характеристикам уголь с оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей полностью идентичен российскому из той же Ростовской области, поскольку добывается фактически из одного природного бассейна.

Украинские спецслужбы тоже прилагают определенные усилия, чтобы отследить и остановить нелегальные поставки. Так, в 2017 году СБУ прикрыло один из многочисленных небольших каналов продажи угля в Польшу. Официально пунктом отправления грузов значилась российская железнодорожная станция «Несветай» (г. Новошахтинск), откуда через пограничную станцию «Соловей» (Белгородская область) вагоны попадали на территорию Украины (станция «Тополя» на Харьковщине). И, проехав всю территорию страны, уголь попадал в Польшу через пограничный переход «Изов-Хрубешов». Как утверждали наши спецслужбы, по этой схеме в Польшу поставили, по меньшей мере, 11 000 тонн антрацита.

Еще одно уголовное дело о незаконной продаже угля, добытого на оккупированных территориях Донецкой области, было открыто следственным управлением СБУ в мае 2019 года. В материалах расследования упоминаются две белорусские компании – ООО «ЭколайнСистемс» и ООО «Экойл Кемикл». Фигуранты дела использовали эти фирмы в качестве транзитеров для поставок угля в Европу. Также там фигурируют юрлица из Польши, Чехии, Великобритании, России и Украины.

Несмотря на усилия как официальных государственных структур, так и независимых СМИ, этот грязный угольный бизнес активно работает, являясь одним из серьезных факторов продолжения боевых действий на Донбассе. Ведь, как известно, именно деньги являются кровью любой войны.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате