Власть или деньги: чем обернется ультиматум МВФ для Украины

Власть или деньги: чем обернется ультиматум МВФ для Украины

И почему руководство страны не заинтересовано в скорейшем создании Антикоррупционного суда

Цей матеріал також доступний українською
Власть или деньги: чем обернется ультиматум МВФ для Украины
Премьер-министр Украины Владимир Гройсман и глава Миссии МВФ по Украине Рон ван Роден во время встречи в Киеве, 11 апреля 2017
Фото УНИАН

В начале недели в Администрацию президента Украины пришло письмо от главы миссии МВФ Рона ван Родена. В нем подчеркивалось, что, нарушив обязательства по созданию Антикоррупционного суда, наша страна рискует полностью остаться без кредитной помощи, которая в предвыборные 2018–2019 годы пришлась бы очень кстати.

Тон письма Рона ван Родена только на первый взгляд кажется аккуратным и выдержанным. Но в переводе с дипломатического языка на «общечеловеческий» документ выглядит фактически как ультиматум.

Прения европейцев и власти относительно закона об Антикоррупционном суде длятся уже давно. Прошлой осенью они закончились тем, что в Администрации президента решили не дожидаться инициативы от кого-то другого и сами подали в парламент требуемый законопроект. Но только он не удовлетворил ни Венецианскую комиссию, ни МВФ, ни украинских еврпооптимистов, умело  нагнетающих ситуацию вокруг инициативы АП на международной арене.

У президента все-таки надеялись, что страсти поутихнут и европейцам придется согласиться хоть на какой-то вариант документа, а там – время покажет. Но письмо ван Родена ставит вопрос ребром: либо закон будет соответствовать европейским требованиям, либо это пустышка, которая никак не повлияет на восстановление кредитования. Учитывая то, что законопроект об Антикоррупционном суде в парламенте готовится к рассмотрению сразу же за законопроектом о реинтеграции Донбасса, власть попала в крайне неудобную ситуацию.

Почему МВФ так ухватился за Антикоррупционный суд? Потому что это рычаг для установления контроля над расходованием кредитных средств. Полностью разуверившись в украинском правосудии, МВФ хочет создать условия хотя бы для частичного контроля над использованием собственных денег. В стране с коррумпированными судами это сделать практически невозможно. Насколько подобное внешнее вмешательство соответствует суверенным интересам Украины – вопрос дискуссионный, но для топ-менеджмента крупнейших международных организаций создание Антикоррупционного суда стало бы минимальной гарантией и страховкой от коррупции.

Что не так с законопроектом президента? МВФ делает акцент на трех основных моментах. Первый – низкая роль общественного совета, который можно игнорировать при принятии решений (привет от лоббирующих эту норму украинских активистов). Второй – законодательные уловки по задержке работы суда даже после принятия закона (так получится отложить реальный запуск работы органа аж до завершения президентской кампании). Третий момент – конфликт юрисдикций и компетенции в работе Антикоррупционного суда. Европейцы хотят, чтобы новый орган фокусировался исключительно на делах, касающихся борьбы с коррупцией, и имел в них абсолютный приоритет без каких-либо исключений.

Почему власть маневрирует и оттягивает работу АКС? Потому что появление еще одного неподконтрольного органа создаст дополнительные неудобства для властной команды. Кроме того, НАБУ и САП наконец получат орган антикоррупционной юрисдикции и смогут довести до приговора массу уголовных дел. В условиях готовящейся предвыборной кампании – это взрывоопасные перспективы. 

Вопрос АКС – единственный, который волнует МВФ? Нет, но приоритетный. Фактически Украина выполнила лишь четыре из восьми требований МВФ по продолжению сотрудничества. За бортом осталась продажа земли (Рада продлила мораторий), создание специального финансового органа вместо Налоговой милиции, формирование централизованной базы получателей социальной помощи в Минфине и, собственно, закон об Антикоррупционном суде.

Нужны ли нам деньги МВФ? Учитывая то, что власть пока не нашла источников пополнения доходной части бюджета, сопоставимых с кредитным плечом МВФ, в нынешних условиях вопрос получения транша весьма критичен. Особенно на фоне обязательств по внешним долгам на 2018–2020 годы. За это время придется выплатить $25 млрд – по-настоящему пугающую сумму в современных реалиях. Да, во многом это кредитная яма, которая лишь увеличивается, но пока у власти других альтернатив нет и заниматься поиском нужно было гораздо раньше.

МВФ – это единственная проблема? Нет, просто это катализатор проблем с другими кредиторами. Не прошло и суток после письма МВФ в Администрацию президента, как аналогичные письма президенту, в Кабмин и в Раду пришли от Всемирного банка. Требования идентичные – принимайте законопроект об Антикоррупционном суде в редакции Венецианской комиссии. На кону кредит в $800 млн от ВБ.

Придется выбирать. Украинская власть сейчас стоит перед серьезным выбором. Либо удовлетворить требования Запада и потерять часть контроля над судебной системой, что может вылиться в непрогнозируемые последствия. Либо сохранить рычаги влияния перед президентскими выборами и найти альтернативные источники пополнения казны. И этот выбор придется делать, причем в самое ближайшее время. 

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате
Проект использует файлы cookie сервисов Mind. Это необходимо для его нормальной работы и анализа трафика.ПодробнееХорошо, понятно