Темная сторона нефтегазового бизнеса: как энергоресурсы влияют на геополитику

Темная сторона нефтегазового бизнеса: как энергоресурсы влияют на геополитику

Картели, санкции и «войны за демократию». Как еще проявляет себя глобальный нефтяной передел

Этот материал также доступен на украинском
Темная сторона нефтегазового бизнеса: как энергоресурсы влияют на геополитику
Фото: pixabay

Некоторые страны используют энергоресурсы для усиления своего влияния и укрепления властных позиций. Но для большинства других государств это становится проблемой национальной безопасности. Поэтому торговля нефтью и газом часто напоминает политический триллер. Mind решил выделить актуальные события и тенденции, которые определяют динамику в мировом раскладе нефтегазовой торговли.

Доминирующая сила

ОПЕК – «клуб» стран – экспортеров нефти, который является ключевым игроком на рынке. На его долю приходится около 30% мировой добычи, что позволяет влиять на глобальный баланс спроса и предложения.

Нефтяной картель формируют страны, большинство которых вряд ли можно считать комфортным местом для путешествий и отдыха. Внутри ОПЕК есть свои проблемы: Саудовская Аравия и Катар сейчас конфликтуют, Венесуэла все больше погружается в социально-экономический кризис, Иран снова находится под американскими санкциями, Ирак медленно восстанавливается после продолжительного вооруженного конфликта, а ситуация в Ливии до сих пор не стабилизировалась после падения режима Муаммара Каддафи.

Из-за особой важности ОПЕК для мирового обеспечения нефтью, большинство государств демонстрируют лояльное отношение к странам – членам этой организации, несмотря на их внутренние проблемы с гражданскими правами и свободами, которые противоречат принципам демократии и конкурентной рыночной экономики.

Например, в Саудовской Аравии нередки прецеденты, когда женщины пытаются сбежать из королевства, где их положение близко к рабству

В этом году скандал затронул западные технологические компании. Мобильное приложение «Абшер», которое помогает жителям королевства следить за женщинами и предотвращать побеги, доступно в Google Play и App Store. По имеющимся данным, его скачали почти 10 млн раз.

«Это ужасно, что ведущие технологические компании способствуют самым архаичным формам шовинизма, – говорит правозащитница Ясмин Мохаммед. – На Западе стараются использовать технологии, чтобы улучшить жизнь людей. В Саудовской Аравии их применяют для гендерного апартеида».

Принуждение к любви

Россия давно использует огромные запасы природного газа в качестве геополитического инструмента. «Газпром» неоднократно прекращал поставки газа в Европу, возражая таким образом против участия Украины в газовом транзите и диктуя условия эксплуатации украинской газотранспортной системы.

В последние годы ОПЕК вместе с Россией и рядом других стран ограничивают нефтедобычу, чтобы избежать избытка предложения на мировом рынке. В конце мая они встретятся, чтобы принять решение о продлении соглашения.

ОПЕК совместно с РФ и другими государствами, ставшими участниками сделки ОПЕК+, покрывает в общей сложности порядка 45% мирового производства нефти. Это усиливает экономическое и политическое влияние стран на глобальном рынке, повышая вероятность лояльного к ним отношения со стороны других государств в обмен на выгодные условия торговли. Россия в свою очередь получает возможность более эффективно оказывать давление на покупателей энергоресурсов, добиваясь их поддержки в таких вопросах, например, как вооруженный конфликт на Донбассе или аннексия Крыма.

Но политические амбиции Москвы не ограничиваются сотрудничеством с ОПЕК. Президент России Владимир Путин весь свой последний срок в качестве хозяина Кремля стремится к «геополитическому паритету» – официальному признанию статуса России как равной США глобальной державы с ядерным арсеналом и масштабными запасами энергоресурсов. Это послужило поводом для инициативы Путина о формировании российско-американского нефтегазового аналога ОПЕК для «стабилизации цен», которая, однако, не нашла отклика у Вашингтона.

Сланцевое потрясение

Сверхвысокие темпы освоения сланцевых месторождений за короткий промежуток времени превратили США из импортера, зависящего от мировых поставок нефти, в крупнейшего в мире ее производителя и экспортера. Значительный вклад в развитие такой ситуации внесло также распространение энергоэффективных технологий и изменение в поведении потребителей, которые сократили использование нефтепродуктов.

Все это ограничивает возможности других стран – производителей нефти оказывать давление на политическую систему США. А санкции, которые вводит Вашингтон в отношении своих оппонентов на международной арене, не сильно ограничивают американскую экономику, которая лучше других изолирована от мирового рынка нефти. Производство нефти в США растет последние годы благодаря применению новых технологий в разработке сланцевых месторождений и росту цен на нефть. В 2015 году власти сняли запрет на экспорт этого энергоресурса, который действовал 40 лет.

Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует, что к 2024 году на мировом нефтяном рынке произойдут «колоссальные изменения»: США могут стать вторым по величине экспортером нефти в мире, опередив Россию и лишь немного уступая лидеру – Саудовской Аравии.

Увеличение экспорта США поспособствует стабильности на глобальном рынке нефти, считают эксперты МЭА. Успех американских производителей они объясняют новой сланцевой революцией. «Наступает вторая волна американской сланцевой революции, – отмечает исполнительный директор МЭА Фатих Бирол. – Это потрясет международные потоки торговли нефтью и газом и будет иметь серьезные последствия для энергетической геополитики».

С Запада – на Восток

Статистика потребления энергоресурсов в мире демонстрирует стабильные показатели в государствах ОЭСР и США. Динамичный рост сместился в сторону Китая и других развивающихся азиатских стран. Поэтому фокус борьбы поставщиков перешел на восточное направление.

Однако правительство КНР сделало ставку не только на отказ от использования угля, но и сокращение потребления таких ископаемых видов топлива как нефть и газ, чтобы улучшить экологию. Сопутствующим эффектом от такого решения становится также уменьшение зависимости страны от валютной политики США (американский доллар – основная расчетная валюта в мировой торговле энергоресурсами).

Являясь крупнейшим нефтегазовым импортером и одновременно делая ставку на экологическую политику, Китай получает значительное преимущество в переговорах, которое позволяет заключать выгодные торговые соглашения с поставщиками энергоресурсов в обмен на доступ к рынкам.

Оружие для защиты бизнеса

Продолжительное время зависимость США от импорта нефти поддерживала военные расходы, которые Вашингтон брал на себя, чтобы контролировать важные торговые маршруты через Персидский залив, Суэцкий и Панамский каналы, проливы вокруг Сингапура и Южно-Китайского моря.

Масштабное военное присутствие США позволяло поддерживать суверенитет Израиля, реализовывать совместные оборонные программы с Японией, Филиппинами, Южной Кореей и Тайванем. Теперь Соединенные Штаты независимы от закупок нефти на внешних рынках. Поэтому американской военной промышленности нужны новые стимулы для развития и увеличения бюджетного финансирования. Такие, например, как сдерживание угрозы авторитарных режимов Китая и России.

Главные риски безопасности Вашингтон связывает с Китаем. По мнению вице-президента США Майка Пенса, КНР не только вмешивается в американский демократический процесс, но и пытается «устранить военное преимущество США на земле, море, в небе и космосе». В Пекине же считают, что США – это сверхдержава, переживающая стадию упадка, которой придется уступить первенство.

Много лет США и Китай сохраняют мировое лидерство в расходах на производство и разработку новых видов вооружений. По оценке Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), в 2018 году на 1-м месте, как и ранее за все время наблюдений со времен холодной войны, остаются США с расходами в размере $649 млрд, далее идут Китай ($250 млрд), Саудовская Аравия ($67,6 млрд), Индия ($66,5 млрд) и Франция ($63,8 млрд). Россия, которая по итогам 2017 года обгоняла Индию и Францию, занимая 4-е место, опустилась на 6-ю ступень с суммарными расходами $61,4 млрд (против $66,3 млрд годом ранее).

В целом же военные расходы в мире на протяжении 2018 года выросли до $1,82 трлн, что на 2,6% больше, чем годом ранее, говорится в докладе SIPRI. При этом военные расходы США увеличились впервые за семь лет (на 4,6%), в то время как китайские затраты на оборону увеличиваются уже 24 года и в 2018-м приросли еще на 5%.

Укрощение строптивых

Популярная точка зрения, что санкции – это эффективный способ повлиять на проводимую в стране политику, будь то производство ядерного оружия, ведение военных действий или нарушение прав граждан. Цель этого влияния – сделать так, чтобы группы, которые в этой политике не заинтересованы, но от которых зависит стабильность всего политического режима, стали давить на руководство страны. В демократиях это избиратели, а в авторитарных режимах – правящая коалиция, группа лиц, без поддержки которой диктатор больше не сможет оставаться у власти.

Разного рода торговые и финансовые ограничения закрывают доступ к зарубежным рынкам и банковским услугам. Например, американские санкции перекрыли легальные возможности Ирану для торговли нефтью, на добыче которой держится экономика страны. Такая ситуация благоволит другим нефтедобывающим государствам, которые могут выйти на внезапно освободившиеся рынки.

Если экспорт Ирана действительно будет обнулен, это создаст на мировом рынке дефицит в 1,7 млн баррелей нефти в сутки. В заявлении Госдепа говорится, что США и их союзники, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, обеспечат мировому рынку адекватную замену в поставках. Но до сих пор главным бенефициаром санкций была Россия: по составу российская нефть близка к иранской, и российские нефтекомпании стали главными альтернативными поставщиками для бывших клиентов Ирана в Европе и Азии.

Но у ситуации есть и оборотная сторона: необходимость увеличивать поставки взамен иранских ставит под угрозу соглашение о заморозке добычи ОПЕК+. Следующая встреча министров стран соглашения (его крупнейшие участники – Россия и Саудовская Аравия) пройдет 25 мая. Если сделка не будет продлена, это может ограничить рост мировых цен.

С 2014 года сообщения об усилении санкций остаются главными факторами, определяющими политическую и рыночную ситуацию в России. Рейтинговое агентство Moody’s в своем февральском докладе о перспективах российской экономики назвало среди рисков «неорганизованную смену режима». Аналитики отметили рост недовольства россиян политической системой и возможные проблемы с переходом власти из-за «доминирования Путина».

Но это риск отдаленный, а в ближайшем будущем России больше повредят стагнация из-за доминирования государства в экономике, отток капитала, сокращение численности трудоспособного населения и санкции США – новые и «неожиданно жесткие». В их числе могут быть ограничительные меры, направленные против конкретных олигархов, близких к Кремлю, их предприятий, структур, вовлеченных в строительство газопровода «Северный поток – 2», нового и существующего суверенного долга и долларовых расчетов российских госбанков.

Telegram-канал автора: ROTHSCHILD QUEST: ENERGY TRENDS

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате