Заболело в мире
99,734,558
Умерло в мире
2,140,446
Вылечилось в мире
55,083,149
Заболело в Украине
1,197,107
Умерло в Украине
22,057
Вылечилось в Украине
965,835
Спин-доктора на страже: как политики и бизнесмены манипулируют сознанием граждан

Спин-доктора на страже: как политики и бизнесмены манипулируют сознанием граждан

И каким образом это влияет на медиапространство в Украине

Этот материал также доступен на украинском
Спин-доктора на страже: как политики и бизнесмены манипулируют сознанием граждан
Колаж Mind

В информационном пространстве Украины уже просматриваются те же тренды, что и в медийной среде многих стран Запада. В частности, речь идет о манипулятивных технологиях, использование которых становится наиболее активным во время разного рода политических гонок.

Так, прошедшие местные выборы показали, как часто политики для повышения собственной популярности и привлечения новых сторонников прибегают к выгодной для них интерпретации новостей и событий. К такой же практике склоняются и одиозные предприниматели, желающие защитить свой круг бизнес-интересов. В западной традиции такая практика называется «спин-докторингом», «спином», а те, кто этим занимается, «спин-докторами».

Спин-миллионер от Гладковского

Вы помните, что Владимир Зеленский неправильно ел борщ, Тина Кароль пела гимн Украины сидя, а биолаборатории США угрожают жизни и здоровью украинцев? Все эти и сотни других манипулятивных тем ежедневно атакуют сознание наших сограждан через СМИ.

Особенность этой информации в том, что она не является чистой ложью, а подает факты и события таким образом, что они начинают выглядеть угрожающе, словно вражеские козни. Это спин-докторинг, по определению – форма пропаганды, заключающаяся в сознательной предвзятой трактовке события или агитации с целью воздействия на общественное мнение о какой-то организации или лица.

Хотя подобную практику используют также и традиционные пиар и реклама, спин использует преимущественно непристойные, обманчивые и манипулятивные тактике.

Основатель Института постинформационного общества Дмитрий Золотухин считает, что спин есть везде, где есть медиа, выборы и влияние медиа на выборы. «Конечно, этот инструментарий используется и в коммерческом секторе. Особенно там, где он пересекается с государственным, – судебные дела, разрешения, правоохранительная деятельность и т. д.», 0 отмечает Дмитрий Золотухин.

CEO & Commander траблшутингового агентства «Underdog« The UnLawyers» Алексей Куприенко среди заметных спиновых событий последнего времени называет прошлогодний скандал с «мальчиками» и «Укроборонпромом».

«Помните ответ главного фигуранта скандала Игоря «Джуниора» Гладковского, где он троллит руководителя студии расследований Дениса Бигуса в видеоролике, который, кстати, набрал более миллиона просмотров? – спрашивает Алексей Куприенко. – Это одна из самых известных попыток спина за последние годы».

Спін-доктори в Україні

К слову, в этом видеоролике Игорь Гладковський буквально описывает технологию работы спин-доктора: «К реальности примешивают фейк – и вот их уже не отличить от правды». Так он характеризует работу журналиста Дениса Бигуса. Однако в действительности его ролик сразу же начинается с типичной манипуляции. Демонстрируя зрителю вымышленную мультипликацию, где якобы все расследования заказывает Бигусу олигарх Игорь Коломойский, чего в действительности не было, а сам факт расследования Бигуса якобы связан с тем, что Коломойский хочет таким образом привести к власти конкурента Петра Порошенко Владимира Зеленского.

Особенность спина заключается в том, что разобраться, кто же на самом деле «примешивает фейк к реальности», а кто говорит правду – не просто, потому что для этого надо потратить немало времени и разобраться в проблеме. У большинства людей нет ни времени, ни квалификации для понимания того, что произошло, ни (и это – самое главное) желания, поэтому ими так легко манипулировать.

Как вилять собакой?

Алексей Куприенко напоминает о сатирической картине Барри Левинсона «Хвост виляет собакой», где одним из героев был именно спин-доктор. Название фильма – это сокращенная пословица «собака умнее своего хвоста, но, если бы хвост был умнее, тогда хвост бы вилял собакой».

«Спин-доктора пытаются найти тот хвост, который крутит общественным мнением. И таким «хвостом» является человеческое воображение, – говорит Алексей. – Мы привыкли переоценивать удельный вес сознательного выбора и осознанных симпатий, которые управляют нашим вниманием и восприятием. Мозги работают до 90% своего времени в пассивном режиме, помимо воли воспроизводя эмоционально окрашенные образы и сценарии. Именно они создают представление о внешнем мире и отношение к явлениям и событиям. Сознание мгновенно и автоматически сопоставляет полученную информацию с личным мировоззрением и производными от него ожиданиями. И, когда событие таким ожиданиям не отвечает, возникает скандал. А если согласуется, то отвратительный фейк воспринимается на веру и распространяется как лесной пожар».

Мы уже выяснили, что спин-доктора занимаются нечестными манипуляциями, но означает ли это, что дело это – аморальное и никто открыто не признает себя спин-доктором? Оказывается, что нет. В Украине есть информационное агентство, которое открыто предоставляет такие услуги.

Это УНН – Украинские Национальные Новости, которые у себя на сайте в разделе «Услуги – информационный консалтинг» написали, что предоставляют кризисный консалтинг (с использованием уникальной технологии «spin doctor» – «лечение ситуации» и технологии информационного противостояния).

Спін-доктори в Україні

И это не единственный пример, конечно. Вот сообщение от основательницы инициативы «Как не стать овощем» и бывшего «манипулятора-практика» Оксаны Мороз.

Спін-доктори в Україні

Можно ли это вообще считать журналистикой?

«Искажение фактов или поиск выгодных моделей их трактовка не могут иметь никакого отношения к работе журналиста и соблюдению этического кодекса журналистики, – считает Дмитрий Золотухин. – Сама по себе работа спин-доктора является не более позорной, чем работа сантехника. Однако вопрос в том, кто и с какой целью использует это оружие?»

Алексей Куприенко считает, что СМИ не должны предлагать такие услуги. «Спин работает с человеческим воображением, а не с твердыми фактам, как положено честной журналистике, – объясняет он. – Многим кажется, что общественное мнение превратится в противоположное, и если об этом много писать, то якобы это придаст информации достоверности. Но это совсем не так, и недавно весь мир в этом убедился. Глобальные технологические гиганты (Google, Facebook, Twitter и т. д.) объединились для преодоления ложных представлений о коронавирусе. Их совокупные возможности больше, чем у любого медиа, их аудитория – почти все население планеты. Удалось ли чего-то добиться увеличением информационной выдачи? Нет! Ни теории заговора, ни откровенно опасные средства лечения, ни откровенное отрицание существования вируса не исчезли с просторов интернета. Бестолковым спин-докторам трудно понять, что вопрос не в количестве, а в качестве».

Более того, даже самые традиционные медиа иногда становятся объектом спин-атаки, чаще всего со стороны недовольных героев своих публикаций. Громкий пример такого формата давления – кампания, развернутая против Mind компаниями, занимающимися легализацией доходов преступным путем на рынке электронных платежей.

Издание отказалось удалить с сайта материал, в котором освещались механизмы пополнения игровых счетов на рынке онлайн-казино в Украине.

Посредники, нанятые мужем бизнесвумен Алены Дегрик, заместителем начальника управления Национальной полиции Евгением Шевцовым, начали классическую спин-кампанию: стали распространять в профильных сообществах в социальных сетях и на страницах у лидеров мнений бизнес-сообщества обвинения в недобропорядочности издания: размер аудитории, бенефициарные владельцы и т. д., чтобы зафиксировать тезис, что информации Mind, в частности об Алене (Дегрик) Шевцовой, доверять нельзя.

Также были разосланы письма-сообщения основным партнерам и рекламодателям издания, в которых утверждается, что издание нечестно работает с рекламодателями, а также манипулируются факты, вроде «издание не прокомментировало эту ситуацию» или «обманывает клиентов».

Эта спин-атака ни была эффективной, поскольку симпатии сообщества и партнеров по определению не могли быть на стороне нечистых на руку бизнесменов, однако является примечательной, поскольку это прецедент направления спина против медиа.

Какие же партии и организации в Украине особенно склонны к использованию спина? Дмитрий Золотухин считает, что спином занимаются все, а его количество зависит только от размеров бюджета заказчика: «Если партия или политик хочет достичь политических успехов, то должен пользоваться технологиями спин-доктора. Это – аксиома. Кто больше или меньше – зависит от размера бюджета».

Сколько стоит спин?

И вот пришло время поговорить о размере бюджета. Это сложный вопрос, поскольку гонорары спин-докторов всегда были вопросом договоренности с клиентом. Но о размере этих гонораров, по сравнению с гонорарами честного журналиста, не занимающегося спином, узнать можно.

«У спин-докторов нет конкретного прайса, – говорит Оксана Мороз, – хотя в целом манипуляции стоят дороже, чем честная журналистика. На цену влияет уровень конфликтности темы. Цена на «серый» пиар с несколько приукрашенной картиной действительности не существенно отличается от цены на правдивую статью. Если же в материале говорится об остром политическом конфликте, который в данный момент очень волнует все общество, то цена будет расти».

Оксана Мороз, исходя из собственного опыта, предлагает такую схему ценообразования за спин:

  • нулевой уровень – честная журналистика;
  • первый уровень – джинса или заказная статья от политика;
  • второй уровень – корпоративные конфликты между различными бизнесами;
  • третий уровень – конфликты, которые связывают бизнес с политикой: рейдерство, лоббизм и так далее;
  • четвертый уровень – острые и длительные политические конфликты с разным уровнем грязи.

Как же найти опытного спин-доктора в Украине? «Не ищите спин-докторов в Google, потому что это слово в нашем языке используется редко, – советует Оксана Мороз. – У нас эти люди называют себя траблшутерамы, антикризисными менеджерами или политтехнологами. На рынке коммуникаций есть «белые» пиар-агентства, которые не работают с «серыми» темами. Все другие агентства работают на «серой» или «черной» территории, то есть создают информационные вирусы, манипуляции и распространяют фейки. «Белые» агентства помогут прорекламировать шампунь, а «серые» и «черные» – радостно примут участие в кампании против человека или бренда. Но «серые» и «черные» агентства не имеют рекламы в открытом доступе, а среди подобных специалистов публичными являются единицы».

Траблшутер Алексей Куприенко слишком романтизирует спин, считая его искусством. «Для меня это всегда поиск нелинейных решений, разрушение шаблонов и творческие находки, – объясняет он. – Ни одна из партийных организаций не может позволить себе рискованность оригинальности как фирменный почерк. Власть всегда шагает рядом со страхом ее потерять, а значит, идти на риск политикам не свойственно. К счастью есть политические силы, которые находятся еще только в начале своего становления, и я охотно наблюдаю за их нешаблонным подходом. Считаю, что избирательная кампания Дарта Вейдера от «Интернет партии Украины» и монстрации «Демократической Сокиры» вроде «Бессмертного Грута» должны войти в учебники по PR».

Порошенко против Зеленского: чей спин лучше?

Во время прошлогоднего противостояния на выборах и после них бывший и нынешний президенты Украины вместе со своими штабами и консультантами постоянно прибегали и прибегают к разнообразным манипуляциям, а сторонники каждого из них все время о них говорят.

Все помним их по ключевым словам: здесь и проверка на наличие наркотических веществ в крови, и «стадион», и «борщ».

Зачем же президенты прибегают к искажениям и спину? «Я бы сказал, если бы они не прибегали к нему – они бы не стали президентами, – отвечает на этот вопрос Дмитрий Золотухин. – Очевидно, что стратегия «Армия! Язык! Вера!», которая была ориентирована на национально-патриотическую часть населения, была провалом. Что же касается текущего момента и наиболее известного в Украине «спин-доктора» Михаила Подоляка, думаю, здесь все еще более очевидно».

Алексей Куприенко считает, что избирательная кампания Зеленского была спином по своей природе. «Власть, которая разочаровывает, вызывает угнетение и безразличие, вплоть до тех пор, пока над ней не предлагают хорошенько поглумиться, – говорит он. – Избрание главного комика страны президентом – это сногсшибательное хвастовстве, желание которого в значительной степени победило здравый смысл  профессиональной составляющей владычества».

Что касается Порошенко, то, по мнению эксперта, чем больше давления на него оказывалось, тем более изобретательно общественное мнение поворачивалось в его пользу.

Пленки Трубы, акция «Искусство за решеткой», провал «вагнеровской операции» и уже упоминавшиеся фото из армейской столовой с борщом очень метко заигрывали с устоявшимися представлениями о власти как таковой в целом и действующей в частности.

Как спинуют на Западе

В странах так называемого первого мира, а особенно в США, теория и практика спина изучены досконально. Там составлены целые словари специальных приемов спин-докторов, читая которые, можно найти их соответствия в украинской политике. Вот лишь некоторые из них.

Правдуизм – это убеждение в том, что определенные утверждения правдивы, основанное только на интуиции или восприятии какого-то человека или отдельных людей, без учета фактов, доказательств, логики или интеллектуального обоснования.

Правдуизм бывает двух типов: первый – по незнанию и доверию к правдоподобным слухам, которые выглядят как правда, а второй – из-за  желания специально исказить факты с целью пропаганды.

Сторонникам правдуизма не нужна правда, им нужно только то, что выглядит, как правда, которая их полностью удовлетворяет. Концепция правдуизма особенно подробно исследована в медиа США, где еще 15 лет вошла во все словари и стала предметом пародий в различных шоу.

Вишенка на торте – выборочное представление фактов и цитат, подтверждающих свою позицию. Например, фармацевтическая компания представляет только два успешных испытания, а о сотнях неудачных – молчит. Или консультанты политика подбирают короткие положительные высказывания о нем, а о массе негативных не вспоминают.

Возражения без отрицания – это утверждение, которое поначалу кажется прямым, четким и однозначным отрицанием какого-то обвинения, но после тщательного анализа оказывается, что это вообще не является отрицанием и, следовательно, не является явно неправдимым.

Например: «Вы говорите, что политик Х причастен к краже бюджетных средств? Это неправда! Он даже не касался руками этих денег и не потратил из них ни копейки, потому что они не лежат на его личном счету!». Лондонская газета The Sunday Times определила это как «протокольное заявление, которое обычно делает политик, отвергая историю журналиста, но таким образом, чтобы оставить открытой возможность того, что это действительно правда».

Извинения без прощения – это высказывание в форме извинения, которое не показывает раскаяния. Сказать «Мне жаль, что вы так чувствуете» тому, кого вы обидели, – это извинения, которое не является извинением по сути, потому что не признает, что произошло что-то плохое. Часто прибегают к форме извинения «перед каждым, кто мог быть оскорбленным», или говорят «Произошли некоторые ошибки», не указывая на того, кто за них ответственен.

Зашумление плохих новостей. Сообщение о непопулярных вещах в тот момент, когда журналисты будут сосредоточены на других сенсационных новостях. Иногда правительство публикует неприятные отчеты об экономике в длинные летние выходные, когда никто не читает новостей.

Частичное раскрытие. Если правду скрыть невозможно, то ее сообщают открыто, но замалчивают особо неприятные детали.

Награждение вниманием лояльных и послушных журналистов («в гости к президенту»). Во время кризиса в Родезии президент Гарольд Уилсон создал список журналистов, которые нравились ему лично, разговаривал только с ними, а они уже писали статьи так, чтобы нравиться ему и дальше.

Запрет доступа к политику для нелояльных журналистов («Мы не выдадим вам аккредитацию»). Если журналист ранее проявлял признаки критического отношения к политику, то он попадает в черный список и больше не получает доступа на пресс-конференции и комментарии по телефону.

Не говорить правду, но и не врать. Придерживаться темы, но не отвечать на вопросы журналиста. Если же журналист потребует прямого ответа, то просто повторить снова ранее сказанные слова или же сказать: «Я не имею возможности сообщить все, всю остальную информацию я имею право озвучить только в суде».

Спин, словно хитрый вирус, стал неотъемлемой частью нашей жизни и от него невозможно полностью избавиться ни в политике, ни в журналистике. Как же ему противостоять? Так же, как и наш организм противостоит вирусам – наработать мощный критический иммунитет, не доверять сразу всему, что вы слышите, проверять первоисточники, документы и избавиться от различных предубеждений и стереотипов, которые порабощают и ослабляют наш разум.

«Отличить правду от лжи может только профессиональный факт-чекер, – говорит Оксана Мороз. – Но, если вы не имеете таких компетенций, достаточно хотя бы проверить, а не распространяет ли информацию бот – то есть человек, который скрывается за чужим фото и именем?»

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате